Camera Kunsta

Портал концептуальной литературы

24.03.2023Автор: Dobry_dziadzka

Трон Бафомета. Гноистость и хоботá. (серия 007)

“Behind the smile I feel nothing
I reach out to touch,
but I'm not really there…”

Arch Enemy
- Странная погода.
- Да, странная, - согласился с отцом Филипп.
Погода стояла странная. Словно поздней осенью. Здесь летом так не бывает, не бывает такой погоды. Но случается, что бывает так, как не бывает. Дождь и холод. Когда случается так, как не бывает, это как правило влечет последствия, либо позитивные, либо отрицательные. Однако, пока что с Филиппом и его отцом ничего не случалось. Господь молчал и море штормило. Они не включали в номере гостиницы свет. Ждали, что случится. Велика была также возможность, что ничего не случится, ни хорошего, ни плохого. Так ведь тоже случается, когда не случается ничего.
Избытки гноев вышли из отца. Всякий раз для него это было мучительно. После выхода гноев некоторое время он испытывал облегчение. Выход гноев происходил примерно раз в сутки.
Сегодняшнее облегчение они отметили бутылкой марочного вина. Время шло. Не было никаких внешних раздражителей и воздействий, практически не было никаких мыслей. Господь молчал и море штормило. Они вышли на улицу и вновь повстречали юную проститутку. Привели ее в номер. Занялись с ней сексом. По очереди и одновременно. Филипп был более активен и настойчив, нежели отец. Давали знать о себе годы да и сказывалась болезнь. Им было практически не интересно, а проститутке приятно и весело.
Филипп вышел на время в туалет, осавив отца с проституткой. А когда вернулся в комнату глазам его открылось феерическое зрелище. Тела проститутки практически не было, а вместо этого огромный клубок медленно извивающихся, лоснящихся, скользко блестящих толстых серых щупалец-хоботов обвивал отца. Хобота поднимались до потолка скользили по нему, оставляя следы тягучей слизи. Хобота ударялись в оконное стекло также оставляя на нем слизь. Иногда казалось, что хобота занимают практически весь объем помещения. Отец был безучастен.
Повидимому проститутка оказалась демоном. Отец не распознал ее предварительно, либо не проявлял интереса к этому. Возможно она сама не подозревала о том, что является демоном. Филипп же в принципе не был способен распознавать демонов.
Хобота вздымались и шевелились. Их хаотичное движение не преследовало никаких целей, очевидно являлось просто формой выражения. При полном отсутствии какой-либо агрессии, тем не менее это выглядело суровым и непримиримым антогонизмом с окружающей реальностью, с бытием и с божьим светом.
С точки зрения человеческой эстетики вид хоботов был отвратителен. Отец оставался безучастен. Возможно, в этом состояла его мудрая стратегия или принципиальное проявление стойкой жизненной позиции.
Хобота шевелились. Отец был безучастен. Господь молчал. Море штормило. Филиппа стошнило. Он оделся и пошел на берег.
На берегу он взошел на протяженный бетонный пирс, потрепанный ветрами и морскими волнами. Волны и теперь накатываясь на рукотворный утес разбивались, капли воды долетали до лица Филиппа. Он простоял на пирсе довольно долго, прислушиваясь к чувству своего легкого удивления по поводу почти полного отсутствия мыслей и желаний, ощущения бессмысленности всего.
За это время отец, высвободившийся из объятий демонических хоботов, которые наверняка утратили к нему интерес, съездил на такси на могилу Максима. На могиле Максима он рыдал, упав лицом на надгробие, просил прощения и искренне раскаивался в некоторых моментах своей долгой жизни. Ведь его жизнь к этому времени равнялась по продолжительности нескольким жизням Максима и в ней было достаточно таких моментов. Таксист, доставивший его к могиле, понимал, что пассажир сумасшедший. Это понимание успокаивало его и объясняло видимую им часть жизни в данный временной прмежуток. Кроме того отец Филиппа хорошо заплатил за поездку и это еще больше успокаивало таксиста и уже вовсе не требовало объяснений.
Отец Филиппа бывая в Ялте всегда приезжал плакать на могилу Максима. Лишь один раз, когда неожиданные дела не позволили ему сделать это, он вернулся в Минск крайне озлобленный, ударил тещу по лицу и едва не развелся с женой. В свое нормальное состояние он вернулся только спустя несколько недель.
Вернувшись с могилы Максима, он направился на берег на пирс, так как знал, что найдет сына там. Будь потеплее они бы наловили медуз. Подошел. Встал рядом. Тихо тронул его за рукав.
Затем отец и сын, стоя на пирсе, глядя в морскую даль, безмятежно мастурбировали около часа. Так было принято. Господь молчал. Море слегка штормило. Больше в этот день ничего существенно с ними не произошло. Лишь вернувшись в номер, они обнаружили, что проститутка, перед тем как уйти, насрала и помочилась на кровати. Возможно, в этом поступке ею руководило чувство мести – она была несколько обижена на то, что ни один, ни другой клиент так и не согласились поцеловать ее в губы.
Вернувшись из Ялты, Филипп спустя полгода женился на девушке своего круга, из приличной семьи. Отец недолго радовался семейному счастью сына. Гноистость, достигнув своей критической величины, в конце концов убила его.
Филипп же прожил еще долго и счастливо, у него выросли два сына, такие же ничтожества, как и его отец, как и он сам.


Postscriptum:
(продолжение следует)
23.10.2005
Belarus
© Dobry dziadźka
рейтинг: 0
ваша оценка:

Основое

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
20-02-2023
Не было моста

Не было моста.

Пащенко на какое-то время забыл даже, как его звали, но отметил, что он и раньше забывал имя. Сегментировались части сознания. Где-то вдали Иванова превращалась в сыр. Чтобы облегчить понимание сути, надо было дозвониться до Ивановой и вернуть ее к жизни, и он знал, что она ответит: О чем это ты?

Но моста теперь точно не было, река передвинулась куда-то вперед, к югу.

- Это все, - сказал он себе.

Одной из проблем является попытка найти себе в двумерном обществе. Не надо искать. Но что тогда делать? Может быть, убивать? А что, если вас насильно сделали обезьяной, но вернуться из обезьян вы не можете? Смириться? Что еще? Убежать? Предлагайте варианты.

Пащенко встал на спуске и смотрел вниз. Мост все же был – его отнесло куда-то вперед, вместе с рекой. На том же месте, где прежде была река, появился залитый водой поселок. Что за поселок? Он много лет видел во сне всю эту катастрофу, но не мог предположить, что все это может случиться наяву. Нужно было спросить у кого-нибудь: так ли все – но никого не было, и он пошел вниз пешком, а как дошел до поселка, оказалось, что тут наставлены какие-то мостки, чтобы не идти вброд. Встретился мужик на лодке. Но о чем его можно было спросить? Ведь ни поселка, ни мужика, еще вчера не было.

Журнал "Наша мододежь"
Журнал "Бульвар Зеленый"
21-12-2021
Спасение Кошки, Москва

           Сеня и Коля Горбачёв жили в Дятлово. Колю в детстве называли Михал Сергеевич. Теперь ему было 40 лет, у него до этого было 4 жены, все они теперь отделились, жили сами, ждали, впрочем, как и все русские женщины, чудес. Сене было 35, жена у него была, Тоня с погонялом Сявочка.

 В один день Сеня и Коля Горбачёв заработали тыщу рублей в ЖЖ, повесив объявление «Спасение Кошки. Москва». Люди перечислили денег на лечение кошки. Сфотографирован был при этом котёнок Иван Палыча, у него еще было штук пять таких – теперь же предстояло всех их спасти.

 Сявочка нажарила котлет, нарезала капусты. Коля Горбачёв сидел возле компьютера в кошачьем сообществе и изображал девушку, у которой болеет кошечка.

 -Слы чо, - крикнул он Сявочке.

-Ая! – отозвалась та.

В наших краях такое слово есть «Ая». Его еще переводили как «Аномальное явление», но раньше. Это что-то типа «ась», только заколхозенное смыслами местными. Вообще, ничего великого тут не было, в этой победе. Но факт говорил о многом – на Руси плохо живут только лохи. Умный человек, вот, хотя бы, возжелав забухать, тотчас находит себе способы.

17-12-2021
Ольга Шатохина. Когда тростник прочнее стали…

По истории путешествий норвежского исследователя Тура Хейердала можно следить, как менялся мир во второй половине ХХ века. Плавание на плоту «Кон-Тики» через несколько лет после окончания Второй мировой войны – это история о странствии в неведомое. Океан пустынен и чист, главная опасность исходит от стихийных сил. Люди готовы помогать, часто даже безвозмездно. А во время последнего большого плавания экспедиция Хейердала столкнулась с самыми неприятными сторонами цивилизации – всеобщей коммерциализацией, военным противостоянием…

Итак, в ноябре 1977 года известный исследователь Тур Хейердал во главе международной экспедиции отправился в путь на тростниковой лодке «Тигрис», построенной как точная копия древних шумерских судов. Местом старта была деревня Эль-Курна, около которой сливаются великие реки Тигр и Евфрат. Тысячелетия назад здесь существовала одна из древнейших древних цивилизаций Земли, остававшаяся после себя множество загадок.

03-09-2021
Марзия Гудкова. Африканские страсти!

Рекомендую прочитать — настоящие африканские страсти, любовные интриги и разгадка клубка невероятных событий — все в одном флаконе!

02-07-2021
758

Попробуй, найди тему, когда темы одни и те же. Реальность человека проста, а личностная утонченность зачастую слишком персональна – каждый индивид сам себе кажется микро-богом, но, конечно, бывают и более крупные фигуры – опять же, внутри себя. Экспоненциальный стиль имеет множество ограничений, он напоминает записки парашютиста, который приземлился в очередной раз и увидел вокруг себя привычные контуры. Ничего нового, но старых котов нет. Сеть. Что еще кроме сети?

07-05-2021
Пастор

Джон почему-то вспоминал именно то, как его раскусили именно в Коннектикуте – и ведь хорошо, что все не закончилось тюремным сроком, и Донахью дал ему верное, точное, какое-то бомбометательное определение:

Липкий.

Это б теперь и повторить – Липкий. Джон Подтянул к себе клавиатуру и написал:

 

Версавия. Главный редактор издательства «Улития».

 

- Что ж, - сказал он себе, - гробница доблестных — вся земля.

Весь 99-й год он представлялся Пастором и собирал деньги, пока и не произошел акт вскрытия – словно бы взяли и отпаяли горлышко у бутылки с веществом под названием goo. Сила – это понимание того, что люди заняты своими делами, и чем больше дел, тем сильнее автоматизм. Но сильнее всего – дурак, как способ, как средство, как строительный материал для умелых специалистов. Джон, было, решил подвергнуть себя анализу – где же прокололся Пастор? Может быть, червь подточил мостки дороги где-то в процессе прохождения, но между анализом и самоанализом – пропасть. Кислота лишает отваги. Наоборот, движение вперед без оглядки одухотворяет, и здесь ты – первооткрыватель миров и субстанций.

24-02-2021
Последние вздохи зимы

Бабки, бабки. В бабках хорошо. В бабках, как в кустах счастья. Еще лучше,  когда есть таинство бабок, а тут все делится на два направления, где первое – это познание, а второе – естествознание. Например, ты проверил свои способы урвать что-то на практике, встречаешь товарища, а тот говорит:

- Слышь, как сам?

- Да так, - отвечаешь ты, - сойдет. А ты?

- Да так. Но так, соточку получаю, но это так.

- А….

- Ну это так, братан, оно не всегда.

- Ага…

- Бывает и больше.

14-02-2021
Мамонт

Ближе к новому году Миша С. задумался о дисках. Хотя времена дисков прошли, он пришел в магазин и сделал запрос. Менеджер, включив режим «я дергаюсь», шелестел. Оказалось, что дисков очень много, и почему-то очень много дорогих.

- Братан, не надо дорогие, - с раздражением сказал Миша.

В тот день мелкий снег обозначил толерантность зимы – приходить она не собиралась, но лишь вертела воображаемым хвостом, заставляя машины разгонять сырую грязь. Ёлок почему-то не продавали, говорили, что и не будут продавать – в этом виделся какой-то заговор. Дисков в магазине было полным-полно, покупали их теперь мало, так как, в-основном, пользовались флеш-накопителями. Диски спали в своей пластмассовой грусти.

14-02-2021
Движение

Снег облагораживает пространство, словно бы воздух осветлился, пройдя через фильтры невидимого духа. Леса родины хранят много необычайного. Металлы, во всем их многообразии, могут находиться в самом разном состоянии, и самое важное из них – это духовное. Стружка это, или мелкий песок, или плавление идей – но, когда идешь ты, радуясь тому, как хорошо метет по всей земле, и как по боку тебе привычные стандарты, ты понимаешь всю силу веществ.

Если ты находишь в лесах Ленинградской области брошенную радиолокационную станцию «Терек», СССР вдруг восстает ото сна, представая пред тобой отдельным вертикально стоящим существом. Он в халате. Это Доктор. Доктор СССР.

 

02-12-2020
Две книги. Что общего?

Я прочитала лишь одну из них, о второй нынче гудит охочий до скандальных сенсаций рунет. Еще бы, книга с таким названием… О том, что же у нас с головой, по мнению финской радиоведущей Анны-Лены Лаурен, много лет проработавшей в Москве и Петербурге, мы и узнаем из ее книги. И несмотря на прекрасное знание Анной-Леной русского языка, писала она все-таки не на нем, и перевела ее впечатления другая Лена — автор нашего портала Елена Николаева (Тепляшина). Чем мы и хвастаемся.

Вторая книга — совсем другая. Это детектив, написанный новым автором Ларсом Кеплером, хитро закрученный, очень динамичный и изрядно страшный.

Думаю, вы уже догадались, что историю о расследовании, которое проводит «горячий финский парень» сероглазый комиссар Йона, перевела для нас тоже Лена Николаева.

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация