Ваш город:
21-02-2019 Элтон Иван

Они едят. Набросок 2

А утром на него напал трактор. Нет, Виталя всегда быстро соображал, он какое-то время назад даже занимался сопоставлениями «кто умнее» и даже мерил IQ. Зашел в аккаунт Фейсбука, а там задание: ответьте на вопросы, узнайте, умный вы или дурак.

- Интересно, - сказал Виталя.

В скайпе что-то писал Павел Корнев.

- Ты устарел, пиши в телеграм, - отвечал Виталя.

В телеграмме писали Зиновьев, Марина Дашковская, девушка, которая сочиняла стихи с матами. Экспрессивность Дашковской, возможно, достигала высокой степени, и многие писали ей предложения – впрочем, не здесь.

Инстаграм.

Виталя икнул, вышел на двор, потянулся и подался идти по улице, чтобы, достигнув некоего сельмага, купить хотя бы какого-нибудь пива. И он подумал:

- Худшее пиво – это Халзан.

Правда, недавно он был на сраче, где очень активно это обсуждалось – какое пиво лучше, и Виталя конечно понимал, что надо пить «Шпатен» (ну хотя бы). Потому что раньше люди склонялись к Faxe, но теперь он весь порошковый. Да и «Фикс-Прайсе» поначалу был нормальный Faxe, но потом все стали наливать из одной бочке, но Шпатен – это самый-самый минимал, все остальное выше, да и Гинесс – не самое лучшее пиво.

Так.

До магазина он не дошел – зажглись два желтых глаза, фары советские, олдскульные. Но почему же Виталя среагировал еще раньше? Конечно, он никак не реагировал, но в душе что-то подернулось – и вот, двигатель завелся, а потом вдруг завизжал, чуть не захлебнулся, но выдержал – звук переходил на высокие ноты. Двигатель воздушного охлаждение старого синего белорусского трактора словно бы кто-то насиловал. Полагалось дать ему прогреться, но тут – словно бы в кабину забрались дети или, может быть, алкаши. Следовало бы дать мотору прогреться – однако, ведь, он и не заглох.

Виталя сморщился, ему не нравились трактора.  В голове мысли шли по очереди, стэком. Например, он бы поругался на форуме относительно «малинки» - зачем ее все так любят, когда есть айфон, к чему все эти понты линуксоидных-мальчиков-ни-о-чем, но трактор рванулся.

Это была старая бледно-синяя (облезшая) сволочь, и Виталя отскочил в последний момент, отлетел к забору и сморщился – в чем дело. Трактор тут же дал заднюю скорость, и тут у Витали было еще меньше времени для маневра. Впрочем, отпрыгнул, хотел, было, влезть в кабину, чтобы узнать, в чем вопрос, кто там за рулем? Да. Но и так было видно, что за рулем – никого.

Сообразить Виталя не успел, потому что коробка передач переключилась на первую, двигло вновь завопило, словно бы из него вынимали душу. Беларус рванул с места, поджигая сцепление, Виталя вновь отскочил и побежал. Он бежал как заяц, и это вряд ли могло помочь, потому что преследователь взял правильный курс.

Ровная сельская улица. Не думая, Виталя прыгнул на забор из сетчатых блоков и уже был в чьем-то огороде, и в этом его был его шанс. Попытавшись сбить секцию забора, Белорус застопорился, остановился, взял разгон и выбил секцию – здесь на его пути к телу Витали уже никого не было, однако, Виталя уже выскочил на улицу, пробежал поперек, перепрыгнул другой забор и оказался в саду, и это было лучше. Два-три взрослых дерева не давали трактору хода – да, и умным оказался Белорус. Остановился у забора, выключил фары, включил, сбавил обороты и стоял, будто бы раздумывая, что же дальше делать.

Виталик также смотрел.

Они смотрели друг другу в лицо.

Хотя, какое лицо у трактора? Беларус дал заднюю, но тут же, дико завизжав дизелем, рванул вперед, сломал забор и, добравшись до ближайшего дерева, остановился. Виталя побежал. Думал ли он, что все так плохо? Нет, не думал. Беларус сделал разворот, обогнул деревья и дал газу – и, хотя Виталя бежал уже между хозяйственными строениями, надежда на эти преграды могла его подвести. Деревянные кроличьи клетки разлетелись, щепки повисли в воздухе облаком. Да, но следующий сарай оказался трактору не по зубам , и он завяз. Дал заднюю и это не помогало – возможно, он что-то себе сломал.

- Охренеть, - сказал Виталя.

Был он во дворе, одну сторону которого занимала кирпичная хата, а другую – времянка, по центру расположилась беседка с каким-то очень мелким виноградом. Виталя прикинул – трактор, развернувшись, мог ворваться во двор через ворота, и здесь бы он вполне мог и не зацепиться крышей за беседку, а стало быть…..

Но есть ли кто дома?

Подойдя к дверям, Виталя обнаружил на дверях навесной замок. Значит, дома никого, значит, в случае чего бежать надо на задний двор, где все заставлено – тут и большой штабель дров, и металлические бочки, да и деревья тут имели место. Все же, Беларус – не самая мощная машина и вряд ли рассчитана на серьезные прорывы.

- Черт, - сказал Виталя.

Он вышел на улицу, и, двигаясь по ней, слышал отчаянный шум дизеля – трактор не мог вырваться.

- Итак, - сказал он сам себе, - какая-та сволочь сделала радиоуправляемый трактор. Значит, где-то тут дрон.

Он задрал голову, посмотрел по сторонам. Нет, дрона видно не было.

- Нет, но он точно есть, - сказал Виталя.

Да, надо было взять себя в руки – нельзя сделать такую радиоуправляемую модель, которая была бы способна на всё. И правда, если бы это был танк, его бы уже не было.

Виталя поднял руку и показал фак небу, добрался до местного магазина, частью своей стоящим в одном из двором, остановился там, достал телефон и стал ждать продавщицу.

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля