Ваш город:
05-10-2018 Элтон Иван

Они едят. Набросок

 

Все было нормально. Виталя ночевал в сарае, большая пустота полей несла прохладу, черная дыра в небе хранила звезды, потом был день – важнее всего тут был гугл-переводчик. Одна книга – одна тыща. Больше не давали. Переводить надо хотя бы книгу в месяц. Мало. Игра на Форексе – как говорят – gods crap.

Можно было задвинуть что-то другое. Эх. Утром шумели колхозные машины. Все это было словно не здесь – один мотор за кустами, другой – за деревьями, третий – в обрамлении собачьего лая у Никитиных. И сами Никитины. Один другого дурнее. Wooden boys. Sleasballs.

-Чо, слы, с Москвы?

-Ну да, - ответил тогда Виталя.

- А чо делаешь?

-Перевожу.

-Таксист, чо?

-Нет. Сам ты таксист.

-А чо ты так. Слы, на, засади.

Первый Никитин, который не отец, а из сыновей, был старый, усатый и походил на мутанта – скрестили например медведя, оленя и обезьяну. Он не говорил, а кричал. Жили они в несколько домов. Кругом стояли трактора. Воняло. Навоз убирала жена, дочери, сын-бухарик. Второй Никитин – тощий. При очень большой жене. Зад – аэропорт. Поставишь стакан – не упадет. Третий. Лет уже тридцать, жены нет, работник аэропорта. А аэропорт местный такой – на поле стоят два кукурузника, потом – зданьице, потом – машинка с бочкой, «Урал». Что там делал Коля, кто ж знает. Спал, наверное. Нет, там конечно и работали. И гнали водку – вокруг плотной стеной, в сезон, стояли кукурузные поля. Сахар воровали. Все остальное – дело техники.

Так вот, вынесли мутный самогон. Виталя выпил и чуть не умер.

-Гаси еще, - сказал старый, Гриша Никитин.

А был еще отец. Тот в свое время существовал в виде рупора – ибо никогда не закрывался рот, и так он криком извел три жены, а теперь была четвертая, и она его обуздала. И на лице у самого старого было написано, что он кого-то убил, и еще убьет. Но кто ж докажет. Догадки.

Выполз он и прошипел сипло, очень посаженным голосом.

-Студент?

-Давно уже не студент, - ответил Виталя.

-А дом этот Шумилова кому продала?

- Парню.

-Парню. А что за парень?

-Обычный.

-Ты не мути, слы! – закричал младший Никитин. - Это который Ковров?

-Да.

-Ковёр! – заорал он.

Орал он потому, что все орали. Иначе они и не разговаривали.

Ну так это и было начало. Ибо что надо было Витале? 4G, коннект, стол, стул, кровать, даже телевизор не нужен. Слушая местных соловьев, собственно, делать что обычно. Сесть и перевести Джимми Рота. А больше и не надо ничего. Кому известен Джимми Рот? Правильно, никому. И не надо напрягаться. Природа облагораживает кровь. Если бы тут были местные красавицы, это бы ему подошло – но в таких местах их не бывает. А значит, 7 дней. А потом приедет Ковров, и будет уже с кем сходить на рыбалку, и, может быть, он расскажет, что тут по чем. А так – деревня как деревня. Ничего преступного.

Он закурил, и надо было продолжать.

 

At the moment, my heart was pounding. Were they the real ones? Oh, maybe were right the top banana, they are exist.

They are eating.

Raising his arms, I welcomed the wind, cool, twitching with its furtive nonchalance. I closed my eyes. Free in mind practice, cleansing my past…..

 

Ночь усилилась. Ночь держала его за руки. В дом возвращаться не хотелось. Репеллент отгонял ничтожных носатых тварей, существующих только для того, чтобы питаться человеком. Быки и Медведи на бирже спать не собирались. Но он мог лишь расписаться в своей немощи. В зеленом окне ICQ не спала Павлова, по кличке Реактивная Мышь.

-Мышь, не спишь? – написал он.

-Не-е-е, - ответила она.

- Как поживает Кончита?

-Дура.

- Виталь, я же прямо так не хотела.

- Мышь, ладно. Говори.

- А ты меня не слушаешь?

- Но мы не говорим. Мы переписываемся.

- Виталя, ты знаешь об отношениях Северовой и Зыркина.

- Какой такой Зыркин?

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля