Ваш город:
15-07-2015 Элтон Иван

Антология поэзии Безрыбья. Алексей Цветков

 Пришло время вернуться к принципу выставления оценок. Хотя меня бы поправили – оценки-оценками, а чем вообще сам принцип перформанса, данного текста как некой прогулки романтика?  Но это уже отдельная история. Явления взаимосвязаны, любой общественный предмет – от элементов культуры до экономики, в целом, снабжен одними и теми же свойствами. Здесь либо говорить все, либо молчать сразу же и быть немым, ходить с заклеенным китайским клеем ртом.

Разберемся наконец:

 

 

1)      Общая оценка.

Все просто. Общая – по впечатлению. Не по расчету остальных. Ну вот дают почитать материал, вы оцениваете его по шкале 10 баллов.

 

2) Длительность

Это на сколько вас хватит. Читаем первый стих. Второй. Третий. Пятый. Надоело. Бросаем. Предположим, авторы времен прежних, вернее, стихи их, характерны тем, что там наоборот – чем больше читаешь, тем сильнее вчитываешься. С современными сложнее. Дочитать до пяти – практически подвиг.

 

3) Муторность

Ну тут что говорить? Муторно вам или нет при прочтении. Сопротивляется ли сознание? Скорее всего – да.

 

4) Наличие зерна

Вроде бы смысл. По шкале 0 -10

 

5) Начальное впечатление

Момент тонкий. Иногда современная поэзия обманывает. Иногда – первое стихотворение в сборнике кажется чем-то новым, и вроде бы возгорается заря. Но….

 

 

Начнем читать нашего нового претендента на рака на безрыбье, поэта также известного, медального.

 

Стихи беру из ЖЗ

 

Новые стихи

 

разрыв

 

он долго жил но стержень в нем погас

и под конец когда сошла былая

молва не помнил за кого из нас

он прежде принимал себя пылая

забыл кого из нас считал собой

когда самих почти следы простыли

оставшись в темноте пускай рябой

от редких дыр с их звездами простыми

еще надеждой тешили врачи

но для слепых с кем свет искал сквитаться

он больше не был той свечой в ночи

на чей огонь имело смысл слетаться

 

есть только эти мы каких-нибудь

других нельзя и как из плена игорь

единственный искал на волю путь

ему из нас остался узкий выбор

из связки извлеченное звено

исконной славы копия сырая

он жил когда все сгинули давно

с оригиналом сходства не сверяя

но неспособный ни к какой иной

телесной форме к плавникам и перьям

и если был как уверяли мной

мне от него верней отречься первым

 

 

советы юношеству

 

завидев льва достань складной аршин

измерь добычу от ноздрей до зада

и если лев окажется большим

ступай домой оно тебе не надо

 

или допустим изловив слона

попробуй приподнять его от пола

ведь если слон тебя положит на

лопатки ты не дашь ему отпора

 

вот диплодок играет под седлом

в нем уйма мышц и бешеное сало

но с диплодоком связываться в лом

чихнет разок и седока не стало

 

лишь с небольшими искренне дружи

чтоб невзначай не схлопотать по роже

с изящной цаплей с сусликом во ржи

и с тараканом он хороший тоже

 

тут у меня как раз живет один

я расспросил его зовут наташа

за плюшками и чаем посидим

обнимемся и жизнь в ажуре наша

 

 

* * *

 

нектар таскали и пыльцу

сквозь сотни трудных миль

но время подошло к концу

пора валиться в пыль

ум посерьезнее чем мой

велит свернуть дела

зачем тогда я был пчелой

зачем была пчела

 

ум посерьезнее чем мой

идеей обуян

что жизнь была один сплошной

оптический обман

что уж мираж в густом хвоще

и аист и вода

и никакой пчелой вообще

я не был никогда

 

а я уже лежу в пыли

и возразить нельзя

но все-таки цветы цвели

их хватит за глаза

все лето в толчее речной

я трогать их любил

вот почему я был пчелой

вот почему я был

 

 

 

* * *

 

предзакатные птицы в полете

ниткой бус в огневой полосе

для кого так печально поете

и в саду насекомые все

 

для того мы вверху орнитолог

пешеходный топтатель земли

что полет над полями недолог

эту песню себе завели

 

страшен коршун и ветер нам жуток

насекомых сквозь слезы едим

кто за песню берется без шуток

не бессмертен но непобедим

 

шестиногие не отвечают

зареклись вероятно навек

да и вряд ли в упор отличают

кто здесь птица и кто человек

 

потому что малы габаритом

под корой ненадежна нора

как в гробу распростерты открытом

и с родными проститься пора

 

 

баллада канатчиковой дачи

 

внезапно он впал в непонятки

и был на лечение взят

в приют где крутые порядки

лет может быть сорок назад

 

сестра выдавала таблетки

для восстановления сил

хранил их в бумажной салфетке

и новых исправно просил

 

в палате лежали больные

от жутких видений крича

с уколами в жопах иные

и не было к двери ключа

 

психический с фиксой в оскале

сновал среди коек как рысь

а к будке во двор не пускали

друзьям позвонить и спастись

 

тогда он решил притвориться

нормальным как эти врачи

нащупав где вроде граница

рассудка светилась в ночи

 

и мир показался понятным

известным как меньшее зло

с жестоким режимом палатным

расстаться ему повезло

 

он вырвался заживо с дачи

где дух у иллюзий в плену

а может все было иначе

и только казалось ему

 

что прежняя жизнь продолжалась

что осени краски пестры

и лишь мимолетная жалость

мелькнула в глазах у сестры

 

когда в простыне выносили

впотьмах санитары труда

чтоб в бедную землю россии

зарыть и забыть навсегда

 

где так и лежит он ненужный

свою отстояв правоту

и лес полыхает наружный

как фикса у психа во рту

 

 

песня желтых повязок

 

после смерти лун-ди в столице засел дун чжо

и не тратил ума на прелести и прикрасы

в окровавленной памяти долго еще свежо

как они шао-ди волокли крюками с террасы

ни оплакать стихами труп ни на гроб доски

разодрали как тигры отечество на куски

 

полуотпрыск кастрата нами владел потом

перед кем навытяжку стаи вельмож в лояне

чудеса каллиграфии нам вытворял кнутом

и тела на помостах без счета стелил слоями

человечьей свининой обильно красил столы

только вскорости сгинул и сам у красной скалы

 

мы ославим его злодеем из страшных снов

конкубин повыгоним вон пощекочем жен вам

не забудем ни этих поступков ни этих слов

разрисуем навек ваше синее небо желтым

мы еще положим последние жизни чтоб

извести охочих до наших глоток и жоп

 

мы покамест гнием в могилах и жар в груди

остывает веками но пламенем полнится чаша

на престол насрать и дело не в шао-ди

мы столицу вернем и страну которая наша

и ни стона тогда из уст ни в глазу слезы

развернуть знамена

ей гряди лао-цзы

 

 

 

Лично мое мнение – хорошо, но. Но где же специальный поэтический мотор, который должен заставить резонировать читателя? Гм. С этим в принципе завсегда туго, в нашем мире. Дело тут, конечно, далеко не в Цветкове. Впрочем, вряд ли многие с моим мнение согласятся.

 

Кое что из отзывов возьму с «Литературной карты России»

ПРЕДЛОЖНЫЙ ПАДЕЖ

 

В новых стихотворениях Цветкова перед нами предстаёт мир не столько нонконформистского субъекта, сколько оживших природных стихий, разыгрывающих безумные мистерии. Впрочем, это началось ещё в стихах 1980-х годов — вода в разных видах и формах была в них одним из полноправных героев. Герой уходит на задний план. <...>

В прежних стихотворениях Цветкова история была полем битвы, которое преодолевает герой, проходя насквозь через тела борющихся. В новых история и даже собственная биография — нечто внешнее. Они вызывают у героя смесь ужаса, иронии и сочувствия ...

 

Илья Кукулин

 

 

Цветков вернулся в поэзию на энергии «второго рождения», но рождается он в мир хоть и менее (иначе) абсурдный в его глазах, но столь же непостижимый, и потому наработанный им за долгие годы инструментарий для выражения невыразимого поэт по мере надобности использует. Это не в последнюю очередь игровые приемы языка. <...> Только не надо цветковскую игру путать с беззаботными играми постмодернизма: то была суровая игра духа, стремившегося переиграть «human condition», по нелирическому западному слову, а по-русски — человеческую участь.

 

Лиля Панн. Возвращение Алексея Цветкова

 

 

Для меня лично важно одно – мучаешься ли ты, читая, или наоборот – скачешь от счастья – ибо поэт принес в твое сердце ритмы вселенной. Но здесь я бы лично не скакал. Стихи скорее что-то забирают у тебя, нежели что-то дают. И это очень важно. Стихи – это энергетическая батарея. Если батарея эта не дает энергии, не подкачивает вашу внутреннюю лампочку, то, должно быть – все напрасно.

Остается теперь выставить оценки по версии Вани Элтона:

 

1) Общая оценка 6.2

2) Длительность 3.1

3) Муторность  5.1

4) Наличие зерна 7.0

5) Начальное впечатление  6.5

 

 

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля