Ваш город:
28-03-2015 Valera the Gothic

Валера Готичный. Свежие стихи



*   *   *

 

Голодные теплом просторы,

Мосты, идущие на юг,

Вмещают ветра коридоры,

Идут послы от давних вьюг

 

Там в тертом севере, при шапках,

Сидели волки втихаря

И наливая водку лапкой

Вели базар о егерях.

 

Прошли послы, снега взлетели,

Неслись глухие облака.

Они простор познать всхотели

Они пришли издалека.

 

И потому леса стенают,

Немного взвинчен странных дух,

Когда их ветра ослабляют,

Вмещая северный недуг,

 

Но вдоль по улицам, по желтым,

Растут весенние цветы

И отрицают север подлый,

И говорят ему: эй, ты.

 

Здесь я иду за сигаретой,

Что словно солнце, в утро – нож.

Весна ветрами уж одета,

Природа – временный чертеж.

 

 

*   *   *

 

 

Никто не занял трон цветов.

Вздыхает первая оса

Во тьме садов.

Жужжит мотор, игла играет,

Прогрев ментальных берегов.

Проснувшись в пасмурность, поля

Исходят островами пара.

Квадратами стоят дворы,

Шумят друзья людей в железе:

Моторы, ржавчина, бензин.

Пробег котов, как марафон.

Как толчея и шум, смятенье,

Показ всех чисел на душе.

Где мясо – поступает тут вопрос,

Как будто – день, иль ночь,

Иль новый солнца свет.

Но ветер заливает вновь пространство,

И крыши весело поют

Поймав большой свежак.

Взлетая, желтые цветы,

Берут разгон, пытаясь научить людей

Мечтать, бежать, летать,

Или хотя бы – правильно курить

Веселость ветра, вышедшего в день.

 

 

 

 

 

 

Спутники

 

 

В космосе всегда ночь.

Ночь, левая ночь.

Там летят алюминиевые спутники

Летят и блестят, козлы,

Передавая привет землянам

С помощью моргания.

И я, и ты, и народы Африки

Ночью выходят, чтобы курить.

И, покурив, смотрят на спутники,

Банки пустые, небесные.

 

А день – это фонарь.

И я плевал в потолок.

А потом я шел по проспекту,

И ко мне подошла средняя герла,

И долго смотрела в лицо.

И потом спросила – есть чо?

Я понял – она давно заигралась в индейцев,

Костры не гаснут, ни днем, ни ночью.

 

И потому, мы решили

Ночью выйти, кидаясь словами,

А также – размахиваясь огрызками яблок

В сторону черной вселенской природы.

Если попасть по этой железке,

По этому алюминиевому рецидиву

Продолжит ли он гнать сигналы?

Будет ли в уши кричать телеведущий?

 

И вот, методичное землевращение

Породило погасалово солнца желтого.

Звезды словно сыпь выскочили,

Все сплошь деловые, хозяйственные.

И ночь та была сигаретная,

Мы стояли на краю созидания,

Представляя костры индейские,

И богов их – спутников серебращихся.

 

В космосе всегда ночь.

Левая ночь.

А кто это знает – тому никогда не холодно,

А если с тобой герла полевая,

С листовыми принципами мечтания,

То можно играть в мартышек радостных,

Друг друга трогая и играя хвостиком,

На фоне прогонов спутников вездесущих.

 

 

*   *   *

 

Идут физические годы,

Идут химическое годы.

И в темном море ветры злы.

Плывут киты, они козлы.

 

А пароход, он как Утесов,

О чем-то медленно поет.

Вокруг – российские отсосы,

Летит и курит вертолёт.

 

В сетях растут радиоволны,

В ушах играют косяки

И Медвепут, мечтаньем полный,

Взывает к людям: босяки,

 

Бояре снова поднялися,

Закон кухаркиных детей

Уж скоро, скоро зазмеится,

Иван – на сечку, поскорей.

 

Ведь я не жру, я – биоробот,

А я не жру – и все не жрут.

А зимы медленно поют,

И – с севером взымают пробы.

 

На поле химии природной

Все хорошо, когда ты – йог,

Ведь похую, когда голодный,

За шею ноги – вот итог.

 




X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля