Camera Kunsta

Портал концептуальной литературы

06-02-2019Автор: jimslade

Отшельник

Не так давно я утратил интерес к повседневным развлечениям. Меня перестали интересовать карьера, общественная жизнь, общение с приятелями, тусовки, женщины, новости. Даже искусство стало безразлично, словно бы отодвинувшись куда-то далеко-далеко от моего жизненного туннеля. Я больше не смотрю кино, потому что все фильмы кажутся одинаковыми, не читаю, потому не нахожу в книгах ничего нового, не слушаю музыку, потому что она вызывает неприятные ощущения в мозгу. Я перестал ходить на работу, не заплатил за Интернет, в результате чего его отключили, выбросил свой телефон в мусорный бак.

 Я в основном лежу на диване, глядя то на потолок, то на стену, то в окно. Когда я отдалился от мира, похоже, и мир тоже отдалился от меня. С улицы перестали доноситься пронзительные крики детей, родителей и педофилов, шум машин и трамваев, курлыканье голубей. По ночам я обычно вижу из окна открытый космос, а днем бескрайнюю степь или какую-то безжизненную скалистую местность. Временами там демонстрируются какие-то передачи, словно в телевизоре, который я, к слову, выбросил задолго до того, как стать отшельником.

Сейчас в оконном проеме как раз показывают шоу о путешествиях. Берут интервью у парня в потертой одежде с множеством карманов. Он стоит, опершись на огромный рюкзак, и рассказывает: «Я гостил у одного племени, помешанного на порядке. Все их общество было построено на педантичности, они всегда все клали на свое место. Даже трупы стариков они высушивали, размалывали и помещали в вагины старух, обеспечивая таким образом их перерождение в следующей жизни. Однажды я указал им на логическую неувязку. Ведь из женского лона рождаются не только мужчины, но и другие женщины. Так что же, получается, старухам необходимо саморазмолоться и влезть во влагалище к самим себе? Мой вопрос свел этот маленький народец с ума, и они всем племенем не сговариваясь бросились со скалы».

Мне надоедает лежать на диване, и я выхожу прогуляться. Нелепые люди спешат куда-то по своим никчемным делам.  Впрочем, если бы они занимались медитацией где-нибудь в горах, не исключено, что это было бы столь же глупо. Считается, что, избавившись от страстей,  человек может обрести истинную природу будды и вырваться из цепи перерождений. Вестей от тех, кому это удалось, мы не получаем. Возможно, потому что колесо сансары вращается слишком далеко от них. А возможно, все эти преуспевшие в медитации подвижники банально перевоплощаются в устриц. Если задуматься, устрица – совершенно дзенское животное. Все мирское проходит мимо нее, даже прием пищи и размножение происходят автоматически, не требуя сознательного участия. Она может уделять все время жизни растворению в вечном. Существует ли существенная разница между невозвращающимся архатом  и устрицей, ведь что наверху, то и внизу?  

Я вынужденно включаюсь в беспорядочное движение, лавируя между прохожими. Они смешно прыгают по кочкам, пытаясь не вступить в лужу, не промочить ноги, не запачкать обувь. В целом вся наша жизнь – нелепые ужимки в попытках не испачкаться. Мы пытаемся защитить от грязи свое белье, одежду, тело, душу. Грязь поджидает нас всюду: дома, на улице, в ресторане, на природе, в храме. Никогда не знаешь досконально, что у тебя под ногами, и откуда прилетит очередной ком.

Захожу в метро, сажусь на скамейку на станции, гляжу на поток людей. Почти никто не выделяется. Лишь несколько фриков, и все пожилого возраста. На самом деле, внешность – единственное, что в них осталось необычного. Просто привычка, уютный фантом из прошлого.  Современное общество дает людям слишком оптимизированное число возможностей. Достаточно, чтобы каждый ухватился за свой шанс достигнуть благополучия. Но слишком мало, чтобы на это не ушла большая часть его времени и энергии. Смотрю на экран телевизора – там внезапно вместо привычных зоофильских шоу и рекламы попсовых концертов показывают передачу о киберспорте. Какая-та черноволосая девочка говорит: «Игра – порождение несовершенства вселенной. Создавая игровой мир, мы тщимся компенсировать недостатки реального. В идеальном мире игра не имеет особого смысла».

Я осознаю, что телевизионная вселенная кажется куда естественней настоящей. Мы не чувствуем себя внутри компьютерной игры или реалити-шоу лишь потому, что в целом не особо сосредотачиваемся на происходящем вокруг, всецело погружаясь в себя и в свои смешные мысли. Единственные две вещи, что отличают, пожалуй, реальный мир от виртуального – боль и усталость. Но эти проблемы, в принципе, решаемы, нужно просто вовремя принимать нужные наркотики. У меня, впрочем, их при себе нет, более того, даже нечего выпить. Поход в магазин кажется слишком сложным квестом, поэтому я просто иду к себе домой. Прежде чем подняться в квартиру, по привычке проверяю почтовый ящик, и не зря. Кто-то внезапно прислал мне бутылку текилы. Это хорошо. Поднимаюсь, сажусь в кресло, откупориваю сосуд и делаю добрый глоток. Смотрю в окно. Там идет шоу, посвященное восточным религиям. Какой-то лысый тибетец рассказывает притчу:

 «Однажды к известному духовному наставнику пришел незнакомец и сказал:

 – Я хочу быть твоим учеником.

 – И что ты намерен делать? – спросил наставник.

 – Я буду делать то, что ты скажешь.

 – Тогда пойди и спрыгни со скалы.

Новоявленный ученик подчинился и пошел к обрыву. Когда он уже явно был намерен ступить за край, учитель спросил:

 – Ты думаешь, тебя это чему-нибудь научит?

 – Нет, – ответил ученик, – но, возможно, это чему-то научит тебя. – И он шагнул в пропасть».

 Лысый рассказывает еще много смешных историй, я расслабленно прихлебываю текилы и слушаю. Вдруг раздается какой-то непонятный звон – как будто бы звонит старый стационарный телефон. Такие еще можно найти в квартирах у чокнутых стариков или прущихся по винилу олдскульщиков, в государственных учреждениях. Я же в принципе отключил домашний телефон уже лет десять назад. Тем не менее, звон раздается, и сквозь уже ставшее привычным безразличие начинает пробиваться легкое раздражение. Я ищу источник шума, и вскоре нахожу его в нижнем ящике старого шкафа. Это действительно антикварный телефонный аппарат. Он не подключен к сети, но, тем не менее, продолжает звонить. Удивительно? Да не особенно, кто сказал, что его обязательно подключать? Всего лишь надуманные условности, один из тех якорей, что держат обывателя в привычном мире. Я беру трубку и говорю:

 – Алло.

 – Привет, – говорит мужской голос, – тебе пора. Слушай инструкции. Выходишь из дома, поворачиваешь направо и идешь вперед. Если упираешься в тупик – направо, потом налево, и опять прямо. И так пока не придешь.

 – А если я не подчинюсь инструкциям?

 –  Как хочешь, можешь и дальше смотреть в окно.

Я выхожу, поворачиваю направо, иду, затем направо и налево, иду, опять направо и налево, опять иду…  Почему-то все вокруг – люди, дома, машины, деревья – становится меньше. Или это я становлюсь больше? Да, похоже, во мне теперь около пяти метров роста, я с трудом протискиваюсь между зданиями и чудом умудряюсь не причинять вреда живым существам далеко под ногами. Более того, мое тело, кажется, поросло шерстью. Но окружающие не замечают, или, возможно, делают вид, что не замечают, что происходит что-то необычное. В конце концов я выхожу за городскую черту, иду через лес, и наконец выхожу на поляну, где, удобно устроившись на пеньке, меня ждет лысый тибетец из телевизора.

 – Привет, –  говорю я ему,  – надеюсь, ты объяснишь мне, что происходит? Напрямую и без загадок?

 – Да, – отвечает он,  – конечно, загадки предназначены для скучающих идиотов. А я расскажу тебе все как есть. Садись и слушай.

Я устраиваюсь на траве. Тибетец говорит мне:

 – Любой человек, живущий полноценной жизнью, осознает, что его жизнь – лишь капля в океане времени. Годы пролетают незаметно. Рождество за Рождеством, отпуск за отпуском. Сделать получается мало. Что время идет нормально есть впечатление лишь в детстве, потому что это пора, когда заняться особо нечем. Толком ничего не умеешь, толком ничего нельзя, толком ничего и не хочется, кроме мгновенных удовольствий. Дальше, если ты  хоть что-то осознал, хоть что-то интересное хочешь сделать – день подобен секунде. В соответствии с этим ощущением можно сказать, что жизнь составляет около десяти лет. Не календарного, а подлинного времени. Многое ли можно сделать за десять лет, даже за двадцать? Что, скажем, сделали коты? Они ведь не глупее людей, зачастую даже умнее, просто времени еще меньше, поэтому незачем и рыпаться. Некоторые из людей, вроде например, Гитлера, собирают команду и пытаются, вылезая из кожи вон, создать что-то глобальное. Но собери ты команду хоть из миллиарда – след будет не больше, чем от брошенного камешка на воде. Но я готов тебя поздравить, тебе удалось вырваться из стремительной суеты людских будней. Теперь ты снежный человек, и мир обычных людей тебе чужд. Они будут интересовать тебя не более, чем небольшой муравейник где-то в лесу соседней страны, которую ты не планируешь посещать.

Иллюзии человеческого сознания вдруг разом улетают куда-то далеко. Ведь теперь я снежный человек, и мне пора отправляться заниматься своими снежночеловеческими делами.

рейтинг: 0
ваша оценка:

Основое

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
21-12-2021
Спасение Кошки, Москва

           Сеня и Коля Горбачёв жили в Дятлово. Колю в детстве называли Михал Сергеевич. Теперь ему было 40 лет, у него до этого было 4 жены, все они теперь отделились, жили сами, ждали, впрочем, как и все русские женщины, чудес. Сене было 35, жена у него была, Тоня с погонялом Сявочка.

 В один день Сеня и Коля Горбачёв заработали тыщу рублей в ЖЖ, повесив объявление «Спасение Кошки. Москва». Люди перечислили денег на лечение кошки. Сфотографирован был при этом котёнок Иван Палыча, у него еще было штук пять таких – теперь же предстояло всех их спасти.

 Сявочка нажарила котлет, нарезала капусты. Коля Горбачёв сидел возле компьютера в кошачьем сообществе и изображал девушку, у которой болеет кошечка.

 -Слы чо, - крикнул он Сявочке.

-Ая! – отозвалась та.

В наших краях такое слово есть «Ая». Его еще переводили как «Аномальное явление», но раньше. Это что-то типа «ась», только заколхозенное смыслами местными. Вообще, ничего великого тут не было, в этой победе. Но факт говорил о многом – на Руси плохо живут только лохи. Умный человек, вот, хотя бы, возжелав забухать, тотчас находит себе способы.

Журнал "Наша мододежь"
Журнал "Бульвар Зеленый"
17-12-2021
Ольга Шатохина. Когда тростник прочнее стали…

По истории путешествий норвежского исследователя Тура Хейердала можно следить, как менялся мир во второй половине ХХ века. Плавание на плоту «Кон-Тики» через несколько лет после окончания Второй мировой войны – это история о странствии в неведомое. Океан пустынен и чист, главная опасность исходит от стихийных сил. Люди готовы помогать, часто даже безвозмездно. А во время последнего большого плавания экспедиция Хейердала столкнулась с самыми неприятными сторонами цивилизации – всеобщей коммерциализацией, военным противостоянием…

Итак, в ноябре 1977 года известный исследователь Тур Хейердал во главе международной экспедиции отправился в путь на тростниковой лодке «Тигрис», построенной как точная копия древних шумерских судов. Местом старта была деревня Эль-Курна, около которой сливаются великие реки Тигр и Евфрат. Тысячелетия назад здесь существовала одна из древнейших древних цивилизаций Земли, остававшаяся после себя множество загадок.

03-09-2021
Марзия Гудкова. Африканские страсти!

Рекомендую прочитать — настоящие африканские страсти, любовные интриги и разгадка клубка невероятных событий — все в одном флаконе!

02-07-2021
758

Попробуй, найди тему, когда темы одни и те же. Реальность человека проста, а личностная утонченность зачастую слишком персональна – каждый индивид сам себе кажется микро-богом, но, конечно, бывают и более крупные фигуры – опять же, внутри себя. Экспоненциальный стиль имеет множество ограничений, он напоминает записки парашютиста, который приземлился в очередной раз и увидел вокруг себя привычные контуры. Ничего нового, но старых котов нет. Сеть. Что еще кроме сети?

07-05-2021
Пастор

Джон почему-то вспоминал именно то, как его раскусили именно в Коннектикуте – и ведь хорошо, что все не закончилось тюремным сроком, и Донахью дал ему верное, точное, какое-то бомбометательное определение:

Липкий.

Это б теперь и повторить – Липкий. Джон Подтянул к себе клавиатуру и написал:

 

Версавия. Главный редактор издательства «Улития».

 

- Что ж, - сказал он себе, - гробница доблестных — вся земля.

Весь 99-й год он представлялся Пастором и собирал деньги, пока и не произошел акт вскрытия – словно бы взяли и отпаяли горлышко у бутылки с веществом под названием goo. Сила – это понимание того, что люди заняты своими делами, и чем больше дел, тем сильнее автоматизм. Но сильнее всего – дурак, как способ, как средство, как строительный материал для умелых специалистов. Джон, было, решил подвергнуть себя анализу – где же прокололся Пастор? Может быть, червь подточил мостки дороги где-то в процессе прохождения, но между анализом и самоанализом – пропасть. Кислота лишает отваги. Наоборот, движение вперед без оглядки одухотворяет, и здесь ты – первооткрыватель миров и субстанций.

24-02-2021
Последние вздохи зимы

Бабки, бабки. В бабках хорошо. В бабках, как в кустах счастья. Еще лучше,  когда есть таинство бабок, а тут все делится на два направления, где первое – это познание, а второе – естествознание. Например, ты проверил свои способы урвать что-то на практике, встречаешь товарища, а тот говорит:

- Слышь, как сам?

- Да так, - отвечаешь ты, - сойдет. А ты?

- Да так. Но так, соточку получаю, но это так.

- А….

- Ну это так, братан, оно не всегда.

- Ага…

- Бывает и больше.

14-02-2021
Мамонт

Ближе к новому году Миша С. задумался о дисках. Хотя времена дисков прошли, он пришел в магазин и сделал запрос. Менеджер, включив режим «я дергаюсь», шелестел. Оказалось, что дисков очень много, и почему-то очень много дорогих.

- Братан, не надо дорогие, - с раздражением сказал Миша.

В тот день мелкий снег обозначил толерантность зимы – приходить она не собиралась, но лишь вертела воображаемым хвостом, заставляя машины разгонять сырую грязь. Ёлок почему-то не продавали, говорили, что и не будут продавать – в этом виделся какой-то заговор. Дисков в магазине было полным-полно, покупали их теперь мало, так как, в-основном, пользовались флеш-накопителями. Диски спали в своей пластмассовой грусти.

14-02-2021
Движение

Снег облагораживает пространство, словно бы воздух осветлился, пройдя через фильтры невидимого духа. Леса родины хранят много необычайного. Металлы, во всем их многообразии, могут находиться в самом разном состоянии, и самое важное из них – это духовное. Стружка это, или мелкий песок, или плавление идей – но, когда идешь ты, радуясь тому, как хорошо метет по всей земле, и как по боку тебе привычные стандарты, ты понимаешь всю силу веществ.

Если ты находишь в лесах Ленинградской области брошенную радиолокационную станцию «Терек», СССР вдруг восстает ото сна, представая пред тобой отдельным вертикально стоящим существом. Он в халате. Это Доктор. Доктор СССР.

 

02-12-2020
Две книги. Что общего?

Я прочитала лишь одну из них, о второй нынче гудит охочий до скандальных сенсаций рунет. Еще бы, книга с таким названием… О том, что же у нас с головой, по мнению финской радиоведущей Анны-Лены Лаурен, много лет проработавшей в Москве и Петербурге, мы и узнаем из ее книги. И несмотря на прекрасное знание Анной-Леной русского языка, писала она все-таки не на нем, и перевела ее впечатления другая Лена — автор нашего портала Елена Николаева (Тепляшина). Чем мы и хвастаемся.

Вторая книга — совсем другая. Это детектив, написанный новым автором Ларсом Кеплером, хитро закрученный, очень динамичный и изрядно страшный.

Думаю, вы уже догадались, что историю о расследовании, которое проводит «горячий финский парень» сероглазый комиссар Йона, перевела для нас тоже Лена Николаева.

02-12-2020
Елена Черкиа. Так назад или вперед?

«Браузер не поддерживается. Вы используете браузер, который Facebook не поддерживает. Чтобы все работало, мы перенаправили вас в упрощенную версию.»
Вот так сейчас работает расширение, призванное вернуть старую версию ))). Гугл хром заботливо перенаправляет пользователя расширения — в УПРОЩЕННУЮ ВЕРСИЮ, с новым дизайном, конечно же.
Я уже писала, что привыкнуть можно ко всему, и чем кардинальнее перемены, тем громче «картофельные бунты», а мы сейчас имеем дело именно с такими бунтами. Это ведь не просто новый кривой дизайн, это дизайн, заточенный под новые устройства. Без букв, но с картинками, без текстов, но с эмодзи, без возможности рассмотреть фото-оригинал, но — с его «репродукцией» на экране в лучшем случае в десять раз меньше ранишнего, в худшем — во все двадцать.
Я думаю, монстры идут на такой шаг именно потому что он неизбежен. Большая часть юзеров пользуется социалками именно в мобильных устройствах. Намного меньшая — с больших. Я бы сказала, по их прогнозам — исчезающе меньшая))).
Что из этого вытекает для нас? Тех, кто слово ставит на первое место, а любую красивую картинку или кнопку — на второе?

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация