Ваш город:
04-02-2017 Автор: Глеб Леви

Была весна

  Была весна. Ленивая, с теплом и холодом, ветром и песком, летящим в глаза, с гаишными палочками на каждом углу, с ожиданиями, с указаниями из телевизора.

 -Это хорошо! – указывали с экрана.

 И все, кто смотрел телевизор, знали: это хорошо.

-Это плохо! – и куда-то вдаль простирался невидимый указательный палец.

 И это – плохо, - понимал все.

 А те, кто телевизор не смотрели, полагались на рецепторы и привычки.

 Тугрик приехал в гости к своему брату, Ержене. Ержене было лет тридцать, он думал, что – музыкант, а потому целый день играл на очень плохой, высушенной, словно вобла, гитаре. Ерженя то ли работал, то ли нет. Квартиру снимал. Был он высокий, худой, с длинными волосами, с важной, хитрой, улыбкой. Тугрик же, напротив, был маленький, быстрый, деловой. Ерженя уже лет пять жил в Бугуйске, областном центре. Он все время собирался организовать группу, играть рок и стать знаменитым, но ему все время что-то мешало. Тугрик же жил в родном Пацеве, недалеко, но и не близко от Бугуйска. Тугрик был года не четыре младше Ержени, и они были очень разные.

  -Ерженя, а чем в Бугуйске занимаются? – спросил Тугрик.

 -Не знаю, - ответил Ерженя сонно.

 Он недавно покрасил волосы в светло-русый. Это должно было помочь ему в деле развития рок-н-ролла.

 -А все же? – спросил Тугрик.

 -Будешь пиво? – спросил Ерженя.

-Нет, я не пью.

-Ты же пил.

-Фуфломицин это все, - ответил Тугрик спортивно, - это я тебе точно говорю.

-Ну и ладно.

 Он встал и согнувшись подошел к холодильник. Вынул чвакающую банку. Чвак – открыл. Пена зашелестела, будто слова какие-то произносила. Ерженя стал пить быстро, уверенно.

-Так все же, - спросил Тугрик.

 -Чего?

-Скажи мне, брат. Чем в городе люди занимаются?

-Не знаю. Кто – чем.

-А все же?

-Откуда ж я знаю, - Ерженя стал раздражаться, - люди ж не могут заниматься чем-то одним.

 -Не, ну да. В Пацеве, вон, люди тоже кто чем занимаются. Серьезные люди уже давно занялись. Многие занялись огурцами.

 -Я знаю. Весь Пацев занимается огурцами. Друг другу эти огурцы перепродают.

-Я знаю типов, которые занялись. Они поехали в Вишневку и срезали там плодородный слой почвы. После этого они продали этот слой в Германию. Теперь они всю жизнь будут отдыхать.

 -Дебилы, - сказал Ерженя, - раньше б за такое расстреляли.

 -Пойми, - стал учить Тугрик, - сейчас время такое. Еще можно что-то взять. Уже через года три ничего не возьмешь. Все разберут, заберут. А сейчас – еще можно. Нужно заняться.

 -Да занимайся, - махнул рукой Ерженя, - я, вот, тоже занят. Играю на гитаре.

 Он взял в руки гитару и принялся бренчать.

 -Видишь. Недавно я сочинил две песни. Я поехал к одним девкам на хату. Они живут так – им делать нечего, они пьют пиво, курят, рисуют разные картинки, и все это не для чего. Я предложил им скооперироваться, собрать творческий коллектив и что-то делать. Но им и так хорошо.

 -А что за девахи? – спросил Тугрик настороженно.

 -Да так. Девки, как девки.

-А чем занимаются, - лицо Тугрика изобразило крайнюю степень серьезности.

 -Да ничем. Я ж говорю.

-А все же?

-Да что ты прицепился. Никто тут ни чем не занимается. Просто живут. В городе – миллион человек.

-А много людей занимается огурцами?

-Не знаю. Мне кажется, никто не занимается. А, ну если на рынке – то торгуют. А так – где ж их выращивать? В квартире, что ли? А так – я знаю одних – торгуют.

-А что за люди? – Тугрик насторожился, будто речь шла о неопознанном. – Ты их знаешь?

-Да нафиг мне их знать, - Ерженя махнул рукой.

-А все же.

-Слушай, надо пойти пива купить. Посидеть. Что мы все о делах, да о делах. Давай пива купим. Поедем, может, в гости? Я сегодня обещал к девушкам заехать. Ну, прокатимся.

 -Да я отчалю к вечеру, - сказал Тугрик.

 -Ладно тебе. Что дома делать?

-Да надо. Дела там.

-Так что, поедем?

-Ладно.

 Ерженя допил свое пиво. Взял гитару. Запаковал в непонятный какой-то чехол. Накинул тертую, с бахромой, джинсовую куртку. Обул кеды. Сунул за ремень DVD-плеер. Он был готов к походам и свершениям. Тугрик накинул на плечо сумку. Он был одет в черный спортивный костюм, черную кожаную куртку, купленную пять лет назад по блату у одного бандита, черные кроссовки.

 -Недавно я звонил Виталику, - поделился новостями Тугрик.

-И чо? – спросил Ерженя без интереса.

-Я спрашивал совета.

-А….

-Я спросил у него, чем он посоветовал бы заняться.

-И что он ответил?

-Да так. Поговорили. Он говорил, что нужно или крутануться сначала, или пробить, если маза не наклюнется.  Он советовал поехать на Север, сколотить деньги, а потом выгодно себя продать. Еще он сказал, что нужна ксива.

 -Я уже слышал об этом, - сказал Ерженя, - лет десять назад он к нам приезжал, и сказал, что нужно сначала ехать на Север, а потом выгодно себя продать, а потом сделать ксиву.

  Виталик был двоюродный брат. Ему было уже сорок лет, он жил в Сочи, и там у него все было хорошо. Ерженя знал, что Тугрик молится на Сочи, считая это местом обетованным, ибо там жило много успешных и богатых родственников. О Сочи он говорил ежедневно. Ерженю ж это мало интересовало.

  Они сели в трамвай, окрашенный в три полоски, будто Адидас. Ерженя включил плеер и стал слушать музыку. Тугрик же купил газету бесплатных объявлений. Он читал с максимальным сосредоточением и сложностью.

 

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля