28-10-2016 Автор: Шевкет

Браат (2)

 Он привычно помещался в уютной глубине кресла. Иногда, ему казалось, что именно здесь его посещали самые интересные и глубокие мысли. Мысли эти имели свои особые места для наблюдения проходящей мимо него жизни. Это были надежные наблюдатели. Они были, словно, подготовлены кем-то свыше для такого задания. Кто руководил ими – было загадкой даже для их обладателя. Он понимал, что за этим кроется какая-то неразгаданная тайна. И, он, на протяжении  долгого времени старался ее раскрыть. Мыслям его многое было под силу. Но именно здесь, они принимали ту позицию наблюдения, от которой он удивлялся больше всего. Он знал, что его мысли в любом месте ищут себе некую точку опора.  Это является всегда важным составляющим их позиции. Обстановкой являлось кафе, вдавленного в подворотню кривой улицей. Профессор, а это был именно он, любил часто проводить здесь время со своими мыслями. Иногда, ему компанию составляли и люди. Что сближало их? Было мало кому известно. Может быть, у них было общее настроение дня, а может, это было желание его мыслей, которым было интересно кого-нибудь наблюдать. Часто мы не понимаем, чьи желания застревают у нас в голове, наши собственные или чужие, которые, как мухи, запутываются в паутине нашего представления об окружающей реальности.

Сегодня реальность была следующей – профессор и его собеседник сторожили свое время за столиком и вели неторопливую беседу. Посмотрим на них внимательнее. Третьим участником их беседы была бутылка сухого вина из погреба местного винзавода. Профессор Браат, именно так его знали, был человеком зрелых и умеренных привычек. Его седина, как компас уже указывала на тот возраст, когда иллюзии не стучатся в дверь жизни. Лицо его было слегка угрюмым,  и улыбка редко пробегала по его лицу.  Профессор всегда любил облачаться в одежду серых тонов.  Он сам рассуждал так  - миром правят серые кардиналы. Серость – цвет их эмоций. Кто любит другие оттенки жизни, рано или поздно попадается им на глаза и тогда навлекает на них свое внимание. А потом может произойти всякое. Именно этого «всякого» профессор и боялся. Он не был отъявленным трусом, но, любил всегда перестраховаться. Быть в тени – самое оптимальное место. Именно оттуда, легче всего оценивать ситуацию. Когда ситуация просмотрена, как черно-белая пленка, ее легче избежать или изучить. Для чего ему нужно был нужен такой подход, ответ был один – он любил всякие мыслимые и не очень понятные эксперименты. В это была погружена основная часть его очень странной жизни.  Хотя, странной ее считали некоторые его знакомые. Сам он придерживался другой точки зрения.  И мысли его в этом оказывали посильную помощь.  Как любому человеку, иногда, ему нужно было общение. В этих беседах профессор проверял на других свои теории и разработки путем их внедрения, в их, не всегда способные на это мозги. Эти беседы доставляли ему некую радость – он видел реакцию, мысли ее наблюдали и выдавали заключение: акцепт или отторжение.

Каждый живет игрой своего мировосприятия: эпатаж и застенчивость, борьба или созерцание, все это лишь наша реакция на тот мир, в котором мы оказались по чьей-то воле или просто случайно. Заигрывая, мы познаем этот мир, на своей шкуре испытывая его простые правила. Мы часто все хотим так многое в этом изменить, но, часто не меняем даже самого доступного – самих себя. 

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля