Текущие конкурсы

Конкурс "Загадочная книга"

Принять участие в конкурсах
15-05-2015Автор: В.Нерусский

Зачехляя топор

   

1.

 

 

В детстве был простым.

Нет, не сложным.

Школа, школа,

Простых людей песок.

 

Почему песок?

Потому что куча.

Песчинки – есть ли среди них

Одна главная?

 

Я знаю, я вижу,

Каждая тварь главная,

Когда она стоит перед зеркалом,

Когда смотрит на себя.

 

Это любовь к себе.

Не знаю, добавляет ли счастье.

Вот допустим,

Был бы счастьеметр.

 

Или метросчаст.

Такой прибор, который бы

Измерял уровень –

Это был бы критерий.

 

С детства знал я,

С детства чувствовал,

С детства светился,

Говорила мне мать:

 

-В мире кругом дураки.

Дурак!

Кто умный – тот дурак!

Умный – тот кто хитрый.

 

Улыбайся людям,

Светись.

Себя не показывай,

Ищи чудеса.

 

И так я шел

По жизни, как по эскалатору.

Хотя многие мне говорили,

Что я – блуждающий биоробот.

 

Я искал чудеса.

Я искал их в мирах,

В книгах,

В записках, в биографиях успешных людей.

 

Потому что детство – это зачин.

Начало.

Когда росток поднялся,

Хотя и до того

 

И до того, важно

Чем поливали,

Что за семечко,

Что за яблоня.

 

Я часто заглядывал

В лица богатых.

Что за свет в них,

Что за странный смысл?

 

Почему этим

Не снабжены простые люди?

Почему – их тень

Менее зелена,


Менее золотиста

В непонятной тщете,

В странном осязании

Вешнего поиска.

 

Говорила мне мать:

Не водись с кем попало,

Если водишься,

Присмотрись,

 

Бери, что надо брать.

Мусор отдавай.

Пытайся быть мастером

Дешифрации.

 

Если однажды ты поймешь,

Почему на лицах

Богатых людей

Такая тень –

 

То ты сам станешь

Богатым и хитрым.

Пока учись,

Иди по жизни с прохладой.

 

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

 

Я слушал, внимая,

Я понимал,

Надо уважать тех, кто умеет

Правильно брать.

 

Но годы шли,

Успеха всё не было.

Годы шли,

Годы шли.

 

 

 

2.


Когда мне было 30,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Когда мне было 31,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Когда мне было 32,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Когда мне было 33,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Так можно продолжать.

Жизнь – катушка с лентой,

С кинолентой немой,

Простой, непослушной.

 

Когда было 37, я подумал:

В этом возрасте был убит

Александр Сергеевич.

Но время поэтов прошло.

 

Сейчас – поэты успеха.

Я уже близок.

Наблюдая, читая биографии,

Я скоро пойму,

 

Почему кто-то рождён

Для вечного дня?

Почему остальные рождены

Для вечной ночи?

 

И я понимал – надо вести,

Надо гладить разумом

Дорогу, плоскость мира,

Данного кому-то.

 

Отобранного у других.

И вывод был ясен,

Я был озарён:

Бери, не волнуясь.

 

Слабые – глупые.

Нет в хилости стати.

Мне было уж 38.

Я был всё один.

 

Суки! Их много.

И не было – её,

Её одной,

О той, что пела мне мать.

 

 

3.

 

В тот вечер

Всё вышло случайно.

Я неделю не спал,

Я неделю мечтал.

 

Словно реки,

От начала – к концу,

От истокам – к морям,

Шли мечты.

 

Видел я – что богат,

Светел, весел и чист,

И она подле ног,

И она, и она….

 

Я крепился – мечты

Всё сильнее лились.

Наконец, как итог

Пригласил я её

 

Словно – вещь для судьбы.

Её звали Эланой.

И шептала она,

Что же хочешь, о чем

 

Всё мечтает душа,

Валентин! Расскажи.

Я крепился, текло

Осязанье чудес.

 

Всё напрасно, вот быль.

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

 

Лишь Она – но Элана

Как и все – лишь белок.

И ласкалась она,

И играла она,

 

И смеялась, и свет,

Что как молнии бил

Из дурных её глаз

Был больнее всего.

 

Нет, я сам не хотел.

Нет, всё сделал топор.

Я устал, я устал,

Жизнь – немое кино.

 

Но проснувшись, и вняв

Происшедшим делам,

Я был холод, я

Закопал труп в лесу.

 

4.

 

По зиме – лишь снега

Наслажденье моё.

Они медленно жгут

Душу, словно дрова.

 

Я, как крот, в естесстве,

В своей каше варюсь.

И горит синий газ,

Что подключен к плите.

 

Я лежу, но мечты

Не дают мне поспать.

Вижу славу и блеск,

Вижу – я олигарх.

 

Я для счастья рождён,

И рождён для неё.

Говорила мне мать:

Бабы – бляди, сынок.

 

И поездка моя

По неровным часам,

По усталым годам,

Это – правда Её.

 

Я смотрю – слабый род,

Низкий род – всё одно.

Нет нормальных людей,

Только гады вокруг.

 

Вот решаюсь. Иду.

Расчехляю топор.

Предо мной – темный парк,

Вот и суки, они!

 

Надо выбрать момент,

Чтоб пришла чистота

В этот мир, старый мир,

Чтобы лучше он стал.

 

Технология вся

Занимает лишь час.

Осмотревшись – иду,

Я – король этих мест.

 

Впрочем, зная, что есть

И опасностей путь,

Я работаю над….

Зачехляя топор.

 

Ты, зима, просто тварь.

Просто кислая мзда.

Там, вдали, острова,

Там, вдали, высота.

 

На работе меня

Нелюдимым зовут.

Все считают, что я

Для карьеры слабак.

 

Эх, наступят деньки

Буду я управлять

Этим миром, и все

Будут слякоть и вонь.

 

Валентин, говорят.

Почему ты молчишь?

Ненавидишь людей?

Почему? Почему?

 

Суки, твари, козлы!

Много ль знают они.

Говорила мне мать:

Надо правильно жить!

 

Поклонись богачу,

Ненавидь, кто слабей.

И хитри, и смеясь

Говори просто так,

 

Будто – жизни актёр.

Так и делаю я.

Но козлы не поймут,

Почему я высок.

 

 

5.

 

Вот весна, и она

Навсегда сволота.

Мне уж 40, и вот

Не найду я Её.

 

Грязных баб – просто тьма.

Я беру свой топор.

Устарел старый парк,

Я иду на вокзал.

 

Электричка несёт

Меня в сладкую близь.

Остановки, лески

Это то – что сойдёт.

 

-Как зовут? – я смеюсь.

Я играю, я шут.

Оля, Валя, Мадлен.

Ира, Надя, я здесь.

 

Я живу как хочу.

Говорила мне мать,

Что кругом – дураки,

Что кругом – лишь ослы.

 

Я смотрю, не ропща.

Есть и умные здесь,

В этой жизнь, что я

Победить всё хочу.

 

Зачехляя топор,

Я иду, я иду.

Это – главный девиз,

Это – светлая синь.

 

Пусть весна, пусть зима.

Пусть проходят года.

Помню я: много сук,

Много мелких людей.

 

 

6.

 

Детство помню, оно

Вряд ли – свет, вряд ли – тьма.

Детство – странный фонарь,

Я всегда не любил

 

Очень много вещей.

Я всегда не любил

Также имя своё,

Я другое хотел.

 

Я считаю – отец

В жизни мало познал.

Как рабочий он шёл

Через лес естества.

 

Он не думал о том,

Что возможно всегда

В этой жизни принять

Путь особых людей.

 

Я смотрю, например,

Лик, и странный огонь,

И глаза – знанье сфер.

Например, Вексельберг.

 

Поклоняться могу

Я до одури, сон

Попадает тогда.

Я часами не сплю,

 

Я неделю не сплю.

Вижу – образы, свод

Новых, праведных лиц.

Вот, Полонский, ведь он

 

Ничего, что упал.

Что-то в этом лице…

Что-то в этом уме…

Как сумел он так жить?

 

Почему же не я?

Снова ночь, снова день.

Снова день, снова ночь.

Я живу и не сплю.

 

Наконец, снова – в путь.

Говорила мне мать –

Бабы – бляди, но ты

Отыщи ту одну

 

Что взлелеет тебя.

 

 

7.

Смена фаз, смена лиц.

Там, вдали, за рекой,
Там, вдали, за горой,
Снова – странный огонь.

Говорят: Валентин,

Посмотри на себя.

Почему ты таков?

Почему ты живёшь?

 

Я не спал и скрипел

В темноте, словно волк

Зубом едким своим,

Я пускал кислоту.

 

Утром, острым и злым,

Воспалённый мечтой

Вышел я. Вот и лес.

Буду жить, буду ждать.

 

Солнце – круглая дань

Всем прошедшим годам.

Всё внутри у меня,

Вся кипящая медь.

 

Там и сера и газ,

Что способен душить.

Я устал наблюдать:

Слишком много козлов.

 

Как и прежде – кусты
Сохраняли мой взгляд,

Как и прежде я ждал

Вниз сошествья чудес.

 

Так всегда. Круг земли.

Круг путей, круг людей.

Я давно начал жить,

Лишь осталось найти

 

Ту земную любовь.

И топор – он при мне.

И я вижу – идёт,

Сука, вот же и ты.

 

Всё ровнее шаги.

Всё быстрей мой рывок.

И роса как слеза,

Как напиток для грёз.

 

Но кусты не одни
Есть хранилище муз.

Там уж ждали меня,

В темных масках менты.

 

Я рванул напролом,

Я готов был порвать

Этот ясный огонь,

Что горит не для всех

 

Своим спринтом, но здесь

Как всегда – как и там,

Как и где-то еще

В высоте, в низоте….

 

Я б наверно, ушёл.

Я б наверно приплыл

Словно челн – к новым дням,

К берегам светлых вех.

 

Кто-то был среди них –

Непокорный стрелок.

Он, наверное, знал,
Что топор – словно крест,

 

Что топор – как пароль

К тем дверям, где любовь.

Он – неясный истец

И хранитель ключей.

 

Я не буду лежать.

Я не буду стареть.

Здесь – начало дорог,

Новых, ясных, небес.

 

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

Это – грозы прошли,

Это – новый виток

 

Лучшей, редкой, любви.

 

 

рейтинг: 0
ваша оценка:

Основое

Конкурсы

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
22-03-2019
Николай Желунов.Харуки Мураками «Обезьяна из Синагавы»

Это не сюрреализм и не магический реализм. Не фантастика. Это психологическая проза. Подсознание разговаривает с нами через образы и из них сложена эта история.

Обезьяна — это метафора ревности Мидзуки. Она так угнетала героиню, что была загнана в подсознание — «жила в канализации» (обезьяны не живут в канализации, на минутку). Доктор в результате нескольких сеансов позволил Мидзуки психологически раскрыться и нашел проблему в ее подсознании. Родители любили не Мидзуки, а ее старшую сестру, и девочка получила психологическую травму. Героиня утверждает, что ревность и зависть ей чужды (естественно, ведь о проблеме знает только подсознание), но очевидно ревнует и завидует.

Журнал "Наша мододежь"
16-03-2019
Выпускники

- А ты когда брал? – спросил Женя.
- Я старый. Десяточка, - ответил Миша Седой, - сейчас и другие цены, да и все не так. Мы уже, мы уже мамонты с тобой, друг. Скоро и мы вымрем.
- Работаешь?
- Да, - отвечал он,  вздыхая, тоном вроде бы жизненным, с другой стороны – каким-то извиняющимся – мол, никак иначе и нельзя было поступить, хотя, извинения эти относились к реальности в целом.
- А я – нет. Ну я так. Ну, понял, да? Как бы это.
- А какой брал?
- Так это когда было? Пять лет назад.
Женя и Миша Седой встретились у станции метро «Боровицкая», день был ветреный, а ветер какой-то острый, какой-то проникающий, кинжальный. Отмечали день покупки дипломов с рук, прямо здесь, у этой станции в свое время, а потому, каждому было интересно, кто чего добился. Кроме того, было интересно, какие вообще теперь дела? Говорят же еще «как по-ходу дела», и это метод облегчения и фразы, и субстанции текущего дня, чувства. И, потом, все же интересно было узнать, как теперь развивается индустрия подпольного изготовления корочек – все ли тут хорошо, или закрутили гайки, или вообще, закрутили их вообще до полного удушения, или же есть еще воздух.

16-03-2019
Елена Блонди. Сто прочитанных романов. Себастиан Жапризо, «Любимец женщин»

Забавная по сравнению с другими романами автора книга. На протяжении всего сюжета она заставляет пребывать в недоумении, читаешь и думаешь, нет, тут явно что-то не так. В итоге да, автор делает финт и все «не так» уютно располагается по своим местам. И вместо серьезного, захватывающего трагического сюжета получается, тут и пародия, и издевочка, и насмешка над собой и гендерными стереотипами.
Но пока этого не поймешь, автора хочется просто убить за описание эдакого сферического самца в вакууме, идеального с мужской точки зрения «милого друга» (с), который всеми встреченными женщинами так беззаветно востребован. Вместе с автором хочется расстрелять и главного героя, но собственно, роман начинается с его смерти, и продолжается развитием сюжета от настоящего в прошлое, в котором — еще пара попыток «милого друга» подстрелить.

21-02-2019
10 затонувших городов мира

Ученые отмечают, что уровень Мирового океана повышается и многие города, которые расположены на побережье, находятся в опасности.
Когда речь заходит о затонувших городах, на ум сразу приходит Атлантида, которая, согласно легендам, была богатым городом с множеством прекрасных храмов, богатой растительностью и великолепными статуями богов. Возможно, это просто миф. Тем не менее в истории были реальные города, которые затонули.

21-02-2019
Неизвестный Египет

«ГОРЫ ОКРЕСТ ЕГО» [Пс 124, 2].
       В Средние века город Каир именовался Вавилоном, а Нил - Евфратом. Это утверждалось  викарием Гергардом, что был послан к султану Саладину в 1175 г. Фридрихом Барбароссой: «Я плыл по морю 47 дней… Наконец, я вошел в Александрийскую гавань, пред которою возвышается громадная каменная башня, указывающая морякам вход в нее. Так как Египет — плоская страна, то на башне горит огонь всю ночь; он обозначает собою для мореплавателей место гавани, чтобы спасти их от опасности. Александрия — великолепный город, украшенный зданиями, садами, и с безчисленным населением. В нем живут сарацины, иудеи и христиане; сам же город находится во власти Вавилонского султана. В прежнее время этот город был очень велик, как то показывают следы развалин. Он протягивался на 4 мили в длину, и одну милю в ширину. С одной стороны его омывал рукав реки, проведенный из Евфрата; с другой же к нему примыкало великое море…» [Арнольд Любекский. Славянская хроника (из записок путешественника XII века Гергарда викария Страсбургского епископа) // История Средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. - СПб., 1887. - С. 445] .

21-02-2019
Козлоу. Боковые концепции. Ослоу

Я расскажу о шаблоне концепции. Это значит, что самой концепции еще нет, но она может скоро появиться.

Шаблон.

Человека самого надо тестировать, шаблон ли он –  в будущем появятся методы определения фейса.

21-02-2019
В-Глаз. Катерина Дмитриева. Мешок без дна (Рустам Хамдамов, 2017)

Пропустив премьеру фильма, спросила друга, на что он похож. «Ни на что не похож» — ответил мне друг, и это стало для меня своеобразным эпиграфом к фильму (люди, участвовавшие в его создании неоднократно подчеркивали в своих интервью, что успех проекта — всецело заслуга режиссера, фильм очень авторский, и такого видения больше ни у кого нет).

21-02-2019
Они едят. Набросок 2

А утром на него напал трактор. Нет, Виталя всегда быстро соображал, он какое-то время назад даже занимался сопоставлениями «кто умнее» и даже мерил IQ. Зашел в аккаунт Фейсбука, а там задание: ответьте на вопросы, узнайте, умный вы или дурак.

- Интересно, - сказал Виталя.

В скайпе что-то писал Павел Корнев.

- Ты устарел, пиши в телеграм, - отвечал Виталя.

В телеграмме писали Зиновьев, Марина Дашковская, девушка, которая сочиняла стихи с матами. Экспрессивность Дашковской, возможно, достигала высокой степени, и многие писали ей предложения – впрочем, не здесь.

Инстаграм.

Виталя икнул, вышел на двор, потянулся и подался идти по улице, чтобы, достигнув некоего сельмага, купить хотя бы какого-нибудь пива. И он подумал:

- Худшее пиво – это Халзан.

07-02-2019
В-Глаз от Елены Блонди. Два мультфильма — полнометражных и полных очарования

Хотела написать про один мультик, а получилось про два…

"Тайна Коко"

07-02-2019
Елена Блонди. Сто прочитанных романов. Джонатан Келлерман «Частное расследование»

Днвнк чтн. Джонатан Келлерман, роман «Частное расследование»

Картинки по запросу келлерман частное расследование

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация