15-05-2015Автор: В.Нерусский

Зачехляя топор

   

1.

 

 

В детстве был простым.

Нет, не сложным.

Школа, школа,

Простых людей песок.

 

Почему песок?

Потому что куча.

Песчинки – есть ли среди них

Одна главная?

 

Я знаю, я вижу,

Каждая тварь главная,

Когда она стоит перед зеркалом,

Когда смотрит на себя.

 

Это любовь к себе.

Не знаю, добавляет ли счастье.

Вот допустим,

Был бы счастьеметр.

 

Или метросчаст.

Такой прибор, который бы

Измерял уровень –

Это был бы критерий.

 

С детства знал я,

С детства чувствовал,

С детства светился,

Говорила мне мать:

 

-В мире кругом дураки.

Дурак!

Кто умный – тот дурак!

Умный – тот кто хитрый.

 

Улыбайся людям,

Светись.

Себя не показывай,

Ищи чудеса.

 

И так я шел

По жизни, как по эскалатору.

Хотя многие мне говорили,

Что я – блуждающий биоробот.

 

Я искал чудеса.

Я искал их в мирах,

В книгах,

В записках, в биографиях успешных людей.

 

Потому что детство – это зачин.

Начало.

Когда росток поднялся,

Хотя и до того

 

И до того, важно

Чем поливали,

Что за семечко,

Что за яблоня.

 

Я часто заглядывал

В лица богатых.

Что за свет в них,

Что за странный смысл?

 

Почему этим

Не снабжены простые люди?

Почему – их тень

Менее зелена,


Менее золотиста

В непонятной тщете,

В странном осязании

Вешнего поиска.

 

Говорила мне мать:

Не водись с кем попало,

Если водишься,

Присмотрись,

 

Бери, что надо брать.

Мусор отдавай.

Пытайся быть мастером

Дешифрации.

 

Если однажды ты поймешь,

Почему на лицах

Богатых людей

Такая тень –

 

То ты сам станешь

Богатым и хитрым.

Пока учись,

Иди по жизни с прохладой.

 

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

 

Я слушал, внимая,

Я понимал,

Надо уважать тех, кто умеет

Правильно брать.

 

Но годы шли,

Успеха всё не было.

Годы шли,

Годы шли.

 

 

 

2.


Когда мне было 30,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Когда мне было 31,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Когда мне было 32,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Когда мне было 33,

Я всё еще был холост.

Но я слушал заповеди  матери:

Все бабы – бляди, ищи ее одну.

 

Так можно продолжать.

Жизнь – катушка с лентой,

С кинолентой немой,

Простой, непослушной.

 

Когда было 37, я подумал:

В этом возрасте был убит

Александр Сергеевич.

Но время поэтов прошло.

 

Сейчас – поэты успеха.

Я уже близок.

Наблюдая, читая биографии,

Я скоро пойму,

 

Почему кто-то рождён

Для вечного дня?

Почему остальные рождены

Для вечной ночи?

 

И я понимал – надо вести,

Надо гладить разумом

Дорогу, плоскость мира,

Данного кому-то.

 

Отобранного у других.

И вывод был ясен,

Я был озарён:

Бери, не волнуясь.

 

Слабые – глупые.

Нет в хилости стати.

Мне было уж 38.

Я был всё один.

 

Суки! Их много.

И не было – её,

Её одной,

О той, что пела мне мать.

 

 

3.

 

В тот вечер

Всё вышло случайно.

Я неделю не спал,

Я неделю мечтал.

 

Словно реки,

От начала – к концу,

От истокам – к морям,

Шли мечты.

 

Видел я – что богат,

Светел, весел и чист,

И она подле ног,

И она, и она….

 

Я крепился – мечты

Всё сильнее лились.

Наконец, как итог

Пригласил я её

 

Словно – вещь для судьбы.

Её звали Эланой.

И шептала она,

Что же хочешь, о чем

 

Всё мечтает душа,

Валентин! Расскажи.

Я крепился, текло

Осязанье чудес.

 

Всё напрасно, вот быль.

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

 

Лишь Она – но Элана

Как и все – лишь белок.

И ласкалась она,

И играла она,

 

И смеялась, и свет,

Что как молнии бил

Из дурных её глаз

Был больнее всего.

 

Нет, я сам не хотел.

Нет, всё сделал топор.

Я устал, я устал,

Жизнь – немое кино.

 

Но проснувшись, и вняв

Происшедшим делам,

Я был холод, я

Закопал труп в лесу.

 

4.

 

По зиме – лишь снега

Наслажденье моё.

Они медленно жгут

Душу, словно дрова.

 

Я, как крот, в естесстве,

В своей каше варюсь.

И горит синий газ,

Что подключен к плите.

 

Я лежу, но мечты

Не дают мне поспать.

Вижу славу и блеск,

Вижу – я олигарх.

 

Я для счастья рождён,

И рождён для неё.

Говорила мне мать:

Бабы – бляди, сынок.

 

И поездка моя

По неровным часам,

По усталым годам,

Это – правда Её.

 

Я смотрю – слабый род,

Низкий род – всё одно.

Нет нормальных людей,

Только гады вокруг.

 

Вот решаюсь. Иду.

Расчехляю топор.

Предо мной – темный парк,

Вот и суки, они!

 

Надо выбрать момент,

Чтоб пришла чистота

В этот мир, старый мир,

Чтобы лучше он стал.

 

Технология вся

Занимает лишь час.

Осмотревшись – иду,

Я – король этих мест.

 

Впрочем, зная, что есть

И опасностей путь,

Я работаю над….

Зачехляя топор.

 

Ты, зима, просто тварь.

Просто кислая мзда.

Там, вдали, острова,

Там, вдали, высота.

 

На работе меня

Нелюдимым зовут.

Все считают, что я

Для карьеры слабак.

 

Эх, наступят деньки

Буду я управлять

Этим миром, и все

Будут слякоть и вонь.

 

Валентин, говорят.

Почему ты молчишь?

Ненавидишь людей?

Почему? Почему?

 

Суки, твари, козлы!

Много ль знают они.

Говорила мне мать:

Надо правильно жить!

 

Поклонись богачу,

Ненавидь, кто слабей.

И хитри, и смеясь

Говори просто так,

 

Будто – жизни актёр.

Так и делаю я.

Но козлы не поймут,

Почему я высок.

 

 

5.

 

Вот весна, и она

Навсегда сволота.

Мне уж 40, и вот

Не найду я Её.

 

Грязных баб – просто тьма.

Я беру свой топор.

Устарел старый парк,

Я иду на вокзал.

 

Электричка несёт

Меня в сладкую близь.

Остановки, лески

Это то – что сойдёт.

 

-Как зовут? – я смеюсь.

Я играю, я шут.

Оля, Валя, Мадлен.

Ира, Надя, я здесь.

 

Я живу как хочу.

Говорила мне мать,

Что кругом – дураки,

Что кругом – лишь ослы.

 

Я смотрю, не ропща.

Есть и умные здесь,

В этой жизнь, что я

Победить всё хочу.

 

Зачехляя топор,

Я иду, я иду.

Это – главный девиз,

Это – светлая синь.

 

Пусть весна, пусть зима.

Пусть проходят года.

Помню я: много сук,

Много мелких людей.

 

 

6.

 

Детство помню, оно

Вряд ли – свет, вряд ли – тьма.

Детство – странный фонарь,

Я всегда не любил

 

Очень много вещей.

Я всегда не любил

Также имя своё,

Я другое хотел.

 

Я считаю – отец

В жизни мало познал.

Как рабочий он шёл

Через лес естества.

 

Он не думал о том,

Что возможно всегда

В этой жизни принять

Путь особых людей.

 

Я смотрю, например,

Лик, и странный огонь,

И глаза – знанье сфер.

Например, Вексельберг.

 

Поклоняться могу

Я до одури, сон

Попадает тогда.

Я часами не сплю,

 

Я неделю не сплю.

Вижу – образы, свод

Новых, праведных лиц.

Вот, Полонский, ведь он

 

Ничего, что упал.

Что-то в этом лице…

Что-то в этом уме…

Как сумел он так жить?

 

Почему же не я?

Снова ночь, снова день.

Снова день, снова ночь.

Я живу и не сплю.

 

Наконец, снова – в путь.

Говорила мне мать –

Бабы – бляди, но ты

Отыщи ту одну

 

Что взлелеет тебя.

 

 

7.

Смена фаз, смена лиц.

Там, вдали, за рекой,
Там, вдали, за горой,
Снова – странный огонь.

Говорят: Валентин,

Посмотри на себя.

Почему ты таков?

Почему ты живёшь?

 

Я не спал и скрипел

В темноте, словно волк

Зубом едким своим,

Я пускал кислоту.

 

Утром, острым и злым,

Воспалённый мечтой

Вышел я. Вот и лес.

Буду жить, буду ждать.

 

Солнце – круглая дань

Всем прошедшим годам.

Всё внутри у меня,

Вся кипящая медь.

 

Там и сера и газ,

Что способен душить.

Я устал наблюдать:

Слишком много козлов.

 

Как и прежде – кусты
Сохраняли мой взгляд,

Как и прежде я ждал

Вниз сошествья чудес.

 

Так всегда. Круг земли.

Круг путей, круг людей.

Я давно начал жить,

Лишь осталось найти

 

Ту земную любовь.

И топор – он при мне.

И я вижу – идёт,

Сука, вот же и ты.

 

Всё ровнее шаги.

Всё быстрей мой рывок.

И роса как слеза,

Как напиток для грёз.

 

Но кусты не одни
Есть хранилище муз.

Там уж ждали меня,

В темных масках менты.

 

Я рванул напролом,

Я готов был порвать

Этот ясный огонь,

Что горит не для всех

 

Своим спринтом, но здесь

Как всегда – как и там,

Как и где-то еще

В высоте, в низоте….

 

Я б наверно, ушёл.

Я б наверно приплыл

Словно челн – к новым дням,

К берегам светлых вех.

 

Кто-то был среди них –

Непокорный стрелок.

Он, наверное, знал,
Что топор – словно крест,

 

Что топор – как пароль

К тем дверям, где любовь.

Он – неясный истец

И хранитель ключей.

 

Я не буду лежать.

Я не буду стареть.

Здесь – начало дорог,

Новых, ясных, небес.

 

Говорила мне мать.

Говорила мне мать.

Это – грозы прошли,

Это – новый виток

 

Лучшей, редкой, любви.

 

 

рейтинг: 0
ваша оценка:

Основое

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
03-06-2020
Полет на Венеру

Случаев контактов много. Какие из них правдивы, сказать доподлинно нельзя. Некоторые уфологи утверждают, что никаких НЛО не существует, и что все аппараты построены в Пентагоне. Эта версия не подлежит никакой критики, так как земляне не способны создавать подобные аппараты, и не будут способны в течение еще долгого времени.

Журнал "Наша мододежь"
Журнал "Бульвар Зеленый"
11-05-2020
Луна - полая, внутри - водка

Юрий Водка (в прошлом – DJ Yuri Vodka) является проводником теории полой Луны. По его версии, внутри полой луны не живут лунатики, гуманоиды, роботы, селениты – вся полость заполнена водкой. Человек, который придумает средство, чтобы освоить эти невероятные запасы, станет самым богатым человеком на земле.

11-05-2020
Гуманоиды-филателисты

В наше время очень много уфологов. Так как наука эта слабо-определенная (slightly defined), то каждый человек волен тут придумывать все, что ему придет в голову. Тут надо подумать: что значат в этом плане мэтры жанра? Я должен сказать так: ровным счетом – все и ничего. С тем же успехом мы может развивать теорию плоской земли. Да, ну а кто нам помешает?

Идею гуманоидов-филателистов отстаивает уфолог Дмитрий Хий (Dmytry Hiy).

02-05-2020
Уфология. Встреча с цивилизацией разумных грибов

Юрий В. из п.Пятихатки рассказывает:

 

В феврале-месяце в Ростовской области тепло уже, а в этот раз вообще холодов не было. Сели в пятницу. Сели еще днем, но я сразу понял, что мало, и я говорю – эта, пацаны. Надо сразу брать. А были Толян и Миша Сурок. А Сурку ему все равно, он вообще не думает.

Только стало темнеть, водки уже не было, а ведь я предупреждал – берите заранее больше. Говорю:

- Ты вообще Сурок не думаешь.

А ему как с гуся вода. Он даже ничего против не имеет.

02-05-2020
Магнитофон Сунну

В 90-е годы появился подкласс магнитофонов под кодовым названием «Мигающие». Тут были и такие марки, как «Повасоник», «Повасаунд», Осака» и другие.  Человек, который хотел услышать какой-то достойный звук, никогда такие аппараты не покупал. Однако, в народе присутствовала какая-та истерия – при чем, было очень важно, чтобы вокруг динамика что-то мигало. Иной раз я даже пытался объяснить – мол, ребята, даже в советских моновских магнитофонах стоят неплохие, по сравнению с китайщиной, динамики. Вопросов нет, были и те, кто уважал «Маяк».

02-05-2020
Как изготовить боярку

Напиток «боярышник» давно уже стал мемом, при чем, упоминание его носить зачастую отрицательный оттенок. Давайте разбираться, так ли все плохо.

Сам я хотя и люблю выпить, но употребляю крайне умеренно – в будние дни это вообще исключено, на выходных можно немного где-нибудь посидеть, хотя бывают и веселые вечера с ребятами, хотя и нельзя сказать, чтобы тут все уж было чрезмерно. Боярышник в медицинской таре по 25 мл. всегда воспринимался мной как обычная аптечная настойка – я даже несколько раз покупал его для хорошего сна – то есть, капаешь столько-то капель в воду, пьешь, лучше спишь.

 

02-05-2020
Магнитофон Осака

Кто помнит эпоху мигающих магнитофонов? Приходишь на рынок, а там все ими завалено, все мигает, все блестит. Шум, гам, средние частоты – ни верхов, ни низов, зато красиво. А вот и точка – торгует Миша Головкин. Стоишь и слушаешь, как он втирает потенциальной покупательнице, что голимая китайщина выдает 60 ватт. Ряды аппаратов. Выходная мощность, что заявлена на наклейках, ошеломляет.

02-05-2020
Пиво в СССР

Сейчас модно делать обзоры советского пива, где можно увидеть целые рулоны различных этикеток. Однако, любой человек, кто жил в СССР, знает, что пиво делилось на два сорта – пиво есть, пива нету. Безусловно, где-то, быть может, и были места, где можно было встретить все это сортовое разнообразие, но это где-то там, не про нас.

При СССР я учился в школе, употреблять мы понемногу начинали в выпускном классе, но с пивом была засада, а потому, основным напитком было домашнее вино. Водка стоила дорого, самогон был по силам далеко не всем.

14-02-2020
Туалетный утенок

История из жизни следователя Валео 

 

   Комната была заполнена людьми. Всеми ими владела нездоровая суета. Казалось, напряжение умножалось. Стена и мебель плыли в нервозном мареве. Лишь один следователь Валео был спокоен. Он курили сигарету за сигаретой. Сигареты всегда были его главными друзьями. Добрую часть своего бытия он общался с сигаретами.

   Это могло происходить где угодно.

   Мышление следователя Валео было крайне рациональным. Он никогда не тратил лишнюю энергию на пустые сомнения, на генерацию лишних эмоций. Валео мыслил прохладно.

   Каждая мысль сопровождалась сигаретой.

31-12-2019
Новый год

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация