15:12:2012 Автор: sergeyrock

Симонова дача

Мы едем на Симонову дачу. Гроза еще далеко – видимо, ее разворачивают. Я думаю, что заготовки грозы упакованы в фольгу и хранятся в прохладном месте. Их пересыпают сухим льдом для пущей прохлады. И мне представляются совсем старые полки – но грозы всё свежие, потому что не пропадают.

Дежурный неба приходит в холодильник-склад одетым. Очень холодно. Иней. Вот тут – полка с зимами. Ниже – очень большие отделы, тут хранится Север. Он один, большой, он многоразовый – его то достают, то назад кладут. Это все первые блюда.
Он берет одну из гроз, выносит в свое дежурное помещение. Тут у него телевизор, тут у него радио, пульт сигнализации, продукты. Приходят друзья с пивом. Кто они – мне не узнать. Он раскрывает фольгу, и на небе слышен гром.
Это только начало.
Дорога крута, и край – практически деление мира на хаос и порядок, и сорваться вниз, в море, проще, чем остаться в живых.

-Опасно, - говорит один из детей.
-Боишься смерти? – спрашивает водитель.
-Нет, командир, - отвечает мальчик отважно, - я никогда не боялся смерти.
-Кто-нибудь боится смерти?
-Не парь ботву, водила, - отвечают ему, - не кроши батон. Смерть – всего лишь освобождение.

Мотор упрямо урчит. Камни осыпаются, местами край подрублен – водителю приходится сдавать влево, наезжая на кочки с сухими горными травами. Микроавтобус в эти минуты – ядро, пущенное в неизвестность. А море внизу просвечивается, показывая ровные плиты, которые уложил там доисторический огонь. Когда-нибудь во времени, в любом месте на отмотке этой метафизической катушки, там не было воды, там шли динозавры, они остановились и окаменели их спины.
Впереди – пропасть. Объехать нельзя. Остановится нельзя. Нас заберёт этот мир. Я звоню топ-менеджеру:
-Здравствуй, Хаджи-Мурат.
-Здравствуй, Мамед, - отвечает он.-Вы еще живы? Ты звонишь с этого света?
-Да, - отвечаю я, - скажи, как нам проехать?
-Немного притормозите. Будет небольшой заезд влево. Нужно подниматься практически по покатому склону, затем правее – будет  небольшой каменный мост. Прямо за ним начинается Симонова дача.
-Спасибо, Хаджи-Мурат.
-Пожалуйста, Мамед.

Хаджи-Мурат заведует отделом продаж в фирме, где носки продают по системе сетевого маркетинга. Выглядит это так – сначала ты платишь тысячу долларов для вступления в бизнес. После этого покупаешь партию носков. Носки нужно продавать, утверждая, что это – волшебные носки. Но главным источником дохода является подписывание – ты должен подписать одного человека по правую руку и одного – по левую. После чего ты получаешь деньги за просто так.
Я читал книгу по носкам, предварительно написав книгу «Мир волшебства и мир носков». Меня теперь всегда приглашают. Берут интервью. Пускают шарики, меня завидев.

И вот он – почти что мост. Бездна не так велика. Но высота – не мать. Наш автобус – не птица. И слышится, как невдалеке скребется тьма, она шепчет:
-Я….. Идите ко мне…. Все придут ко мне, лишь начиная прозревать….
Водитель едет спокойно. Внизу мы видим множество уже проржавевших останков. Где-то среди них должны быть и кости недоехавших.
Симонова дача.
Разве зовет она? Не знаю.
-Вы готовы к смерти? – еще раз спрашивает водитель.
-Очень жду смерти, - отвечает один из мальчиков.
-Жду с нетерпением, - добавляет другой.
И так, мы проезжаем. На въезде находится стенд:

Симонова дача
Отдыхайте смело. Наслаждайтесь. Любите дерево, и оно полюбит вас.
Правила нахождения на даче:

- делайте все, что хотите
-о желании прыгнуть в море и разбиться сообщайте заранее
- бойтесь селей
-не приводите с собой демонов

В обыденной мысли мы не знаем кто – демон. Чаще всего демоны невзрачны,  а рога растут у них от неверности жен. На Симоновой даче демоны ведут себе нервно, мешая жить.

-У нас все в порядке, - говорю я сторожу.
-Неделю назад у нас смыло магазин, - сообщает тот, - ушел вниз вместе с продуктами и продавцом.
-Продавца не нашли?
-Нет. Я предлагал пойти поискать труп, но всем лень. Все заняты изучением дерева.
-А ты?
-Я сторожу.
-А водка?
-Возле водопада – ручей. Два источника. Из одного пьешь, другим запиваешь.

Симонова дача. Берег здесь другой – он наполнен непонятной лазурью, лазурью призрачной, цепляющих сосны за их тела и кору, заставляющих кровоточить жемчужными струями. Здесь изучают дерево.
Есть Дерево, и есть – дерево.
Дерева тут нет. Только дерево.
Я достаю свою бензопилу и начинаю. Все дети – пионеры жизни в оазисе страстей, но они готовы быть студентами прохладной жизни – а это – вообще не студенты, это – ордена, медали, звания высот простых, не иных, притянутых за уши.
Я завожу пилу.
На Симоновой даче много людей.  У многих в руках – бензопилы. Мы начинаем.

 



 

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля