Текущие конкурсы

Конкурс "Загадочная книга"

Принять участие в конкурсах
21-04-2010Автор: katrinka

Соседка

Что говорите? В мое время не было таких слов. «Всунуть, завалить». ... Что это такое? Отношение к женщине было другое. Уважительное что ли. И слова « дала или не дала» употребляли только урки, откатавшие на нарах не один год. Первая «баба»? Женщина! Девушка! Девочка! Она бывает у каждого мужчины. И именно ее хранят в памяти, в самом укромном ее уголке. Та, которая дала тебе возможность возгордиться собой, почувствовать себя мужчиной. Понять себя. 



В послевоенную Москву, только что начинавшую восстанавливаться, выкарабкиваться из- под обломков, слез и страданий, меня, шестнадцатилетнего отправили родители к родне матери. Тетка с мужем, потерявшие на войне единственного сына, но не зачерствевшие, не обугленные злостью, впрочем, как многие жившие в ту эпоху люди, сами знавшие и видевшие горе, приняли меня радостно. Со свойственной только коренным москвичам добротой и радушием, меня, подростка, поили чаем и угощали вкусностями не только родные, но и соседи по коммуналке. 


Коммуналка у моих родных была, если можно так выразиться, элитной. Всего три комнаты. А не семь, восемь или десять! Всего три! Какое это по тем временам было счастье! Ванна с горячей водой! Это сейчас - непременный атрибут в каждой квартире. А тогда, мне, приехавшему из нашего русского захолустья, жизнь в этой квартире казалась просто сказочной. Туалет, а не грязный деревянный сортир на улице. И кухня, большая светлая кухня. А не заполоненная русской печкой, да ведрами с водой, как наша, маленькая кухонька.

Соседи, проживавшие в друх других комнатах, были людьми воспитанными, не неудобными «сожителями», а настоящими, близкими людьми. В одной комнате проживала семейная пара. Тетя Лида и дядя Ваня. Дядька, веселой балагур, с неизменной тельняшкой, обтягивающей его круглый, как барабан живот, любил играть на гармони. Гармошка, которую он любил не меньше жены своей, практически всегда сопровождала его везде. Я иногда задавался вопросом, а не спит ли он с ней, так же в обнимку? Работал он на стройке, там же трудилась и тетя Лида. Это и их трудовыми руками тоже, поднималась и строилась новая Москва. Тетя Лида тоже обладала добрым веселым характером. Под стать мужу. Она пекла чудеснейшие пироги! На трапезу непременно приглашались все соседи. Часто к ним приходили их дети, женившиеся и жившие отдельно. Что это были за посиделки! Москва пятидесятых! Только ты знала столько песен. Только ты умела еще ценить счастье и покой. Потом, через много лет все ужасы войны забудутся, люди будут спокойнее, и праздники потеряют искренность тех лет.

В другой комнате проживала Нюра с сыном. Аня, Анюта, Нюрочка - вот так ласково называли ее. Это потом, взамен кто-то придумает приблатненное «Нора». А может это будет данью моды на пролезающую уже тогда иностранщину. До войны Нюра жила в этой комнате с родителями и братом. Она - последыш, поздний ребенок. Последняя радость. Успев закончить всего два курса медицинского, ушла на фронт. Родителей за время войны убило разорвавшейся бомбой в блокадном Ленинграде. Не успели добежать до бомбоубежища. Брат пропал без вести. Обычное дело, как говорили тогда. Обычное. Смерть вообще была тогда обычным явлением. В немногие семьи, счастливые семьи, не засунула она свой мерзкий, гадкий нос.

С войны Нюра вернулась будучи «в положении». Кто - отец ребенка осталось ее тайной. Никто не стремился из соседей лезть ей в душу? Зачем? Для чего? Люди, сами прошедшие горе, отличались деликатностью. Может быть, это не касалось тех бабулек и товарок, которые во все времена и годы, были и будут перемывать чужие косточки у подъездов. Коля, Колюнчик - живой подвижный мальчонка. Вечно лезущий во все щели. Притаскивающий каких-то щенят, котят, даже мышей. Мама - доктор, обязана была всех выхаживать. Ей, которой тогда не было еще и тридцати, тяжко, тяжело было тащить его одной по жизни. Не смотрела, не собиралась, не хотела она замуж! «Верность хранит» - говорила тетя. Кому - верность, зачем…что я тогда понимал? Может, был парень, которого она любила и который, так же как и ее брат пропал? Может быть, о нем думала она ночами? Его ждала? Через несколько лет, даже десятков, люди находились и возвращались. Никто не терял надежду! Всем хотелось верить! И ждали!

В первый день увидев Нюру, я отметил какую глубокую печаль хранят ее синие нежные глаза. Черные круги, которые нарисовала усталость. Ночами она шила. Руки у нее были золотые. Даже тетя моя делала заказы, платя, невзирая на возражения, больше положенного. « За эксклюзив!» - сказала бы она сейчас. «Ваши вещи, Анечка, я ношу как английская королева. Мне все завидуют!» -говорила тетя.

Тетя работала в библиотеке. Притаскивала Коле детские книжки с картинками. В нашей комнате он бывал частым гостем. Дядя мой, смешной близорукий старичок . Дядя преподавал историю в пединституте. За время моего проживания у них, я часто наблюдал, как к нему приходили студенты. Он с удовольствием им что-то рассказывал, временами, аккуратно поправляя сползающие на кончик носа ,неудобные,мешающие очки. Глаза его блестели, он был рад этому, свалившемуся на его голову общению. Летом они обычно, выезжали с тетушкой в дом отдыха. Были у него какие-то льготы. В том году, из-за моего приезда, отъезд был перенесен. 
Меня баловали. Я даже спал дольше обычного. Обычно, когда все разбредались на работу, меня будили бибикающие машины и треньканье московских трамваев, доносившиеся из раскрытого окна. На столе ждал завтрак, приготовленный моей заботливой тетушкой и прикрытый кружевной салфеткой. Неизменная записка с призывом ничего не стесняться и "обязательно кушать". Я бежал в туалет, затем в ванную умываться. А потом принимался завтракать и грызть "гранит науки". Я готовился к поступлению в военное училище.

В то, как мне казалось, обычное мое утро, я проснулся как обычно около десяти утра. Квартира уже была пуста. В трусах я побежал в туалет. Затем, поправляя на ходу трусы, я открыл двери ванной. Сделал я это видимо резко, неожиданно, сам того не ожидая, наткнулся на женские ноги, лишь чуть-чуть прикрытые цветастым халатиком. У меня и в мыслях не было, что в квартире мог быть еще кто-нибудь кроме меня. Согнувшись пополам, свесившись через бортик ванны, Аня щеткой мыла ее края. Наверно, была ее очередь дежурить. Не знаю, в общем-то, почему она это делала, в тот момент, зацепившись взглядом за ее ноги, я думал совсем о другом. У меня перехватило горло, жаркая волна нестерпимого желания пробежала вдоль позвоночника. Рукой автоматически я заслонил конфузивший меня «предмет».

-Тебе чего?

От неожиданности Нюра выпрямилась, уронив щетку.

-Умм-мыться.

Голос дрожал, выдавая, как мне казалось тогда все мои страхи и желания.

-Ну, проходи!

Она распрямилась, но с места не двинулась. Если бы она сказала мне зайти позже, или вышла бы сама! Нет, она стояла, прижавшись к ванне коленками. Пройти мимо нее в ванной, где расстояние от ванны до стены было меньше полметра, нужно было обладать, по - меньшей мере, способностью фокусника или гимнаста. Но и ретироваться, чтобы она заметила, что я пытался от нее скрыть?! Я двинулся вперед. Только сделав шаг, я понял, какую страшную ошибку я совершил.

Я, имевший об интимной жизни понимание по дворовым рассказам, передавшимся шепотом, переврытым, прековеркавшим всю истину от начала до конца… Оказавшись сзади нее, я осознал, что она все поняла! Она все почувствовала! Напряглась как струна, перестав дышать. А я в ужасе от случившегося, стоял, боявшись сделать любое движение! В ушах гудело. Руки вытянулись по швам. А во рту бушевала засуха. Я чувствовал, как медленно начинали трястись мои ноги. Стыдно. Страшно! Что она могла подумать?! Что и как я мог делать дальше? 

Она чуть наклонилась на меня. От неожиданности мне стало еще страшнее. В ужасе я стоял, боясь, что она грохнется в обморок, как мне показалось. Нюра вздохнула, громко, как будто хлопнуло что-то. А потом задышала часто-часто. Не дав мне опомниться, взяла мои руки, крепко стиснув в своих. Без слов, беззвучно все происходило дальше. Она привлекла меня к себе. Она все сделала сама. Я лишь, как послушная марионетка, двигался в такт ее движениям.

-Мам! - заорал за дверью Коля.

- Поди в комнату, я сейчас!- умоляюще, с надрывом прокричала она в ответ, накидывая крючок на двери ванной.

Когда все закончилось, я обнаружил себя сидящим на полу в ванной комнате. Соседки уже не было. Умывшись, я ушел к себе в комнату. Не хотелось учить. Я завалился на кровать, раскинув руки и ноги. Прохлада бежала по всему телу. Голова была ясной, мысли не путались, да и не было, собственно, никаких мыслей. 

Дверь скрипнула. Это зашла Нюра и села рядом кровать. Я не видел ее лица, она сидела спиной.

-Прости! Соблазнила ребенка.

Я возразил, что не ребенок.

-Да! Ты - мужчина!

Над кем, над, чем она издевалась? Лишь потом я понял, что над собой. Хлестала себя словами, словно плетью по спине.

- А я с немцем спала! Презираешь?- посмотрела на меня с вызовом, не найдя, видимо, враждебности в моем лице, опять отвернулась.- Спала! Мы до Берлина уже дошли. Бои на улицах еще были. А мы уже считали, что все! Раз мы в Берлине, то все! Победа! Мы с подругой вдвоем пошли. Зачем и не знаю. Не помню! Подруге повезло больше. Ее просто убили! Просто раз и нет! А меня затащил, сволочь, в подвал. Двинул прикладом по голове. Очнулась, когда он уже на мне елозил. Не убежать, не спрятаться! А я думаю, а какая разница, чей мужик-русский или немец? Какая разница?

Она плакала. Тихо, горько. Я по проглоченным слезам и трясущимся плечам, это чувствовал, хоть и не видел.

-Какая разница, я спрашиваю?! Женщина всегда остается женщиной! Даже на войне! Если у тебя никого! Никогда! То какая тебе разница?! А потом, когда ты все пытаешься забыть, когда пытаешь не помнить, тебя заставляют! Против твоей воли заставляют! Заставляют любить в себе самой то, что ты любить не хочешь и не можешь! А оно, это твое напоминание, не хочет тебя спрашивать! Оно, вот, есть и никогда не заставит забыть. И ему приходится врать, что его отец геройски погиб! И чтобы врать, ты сама должна в это верить! По-другому нельзя! А у тебя никогда, никого не было!!!

Это обнаженное горе, неожиданным образом вынырнувшее из глубин ее души, резануло меня словно ножом по коже. Как я ей мог помочь? Как пожалеть? Что сказать? В силу своего возраста, воспитания, не знаю чего еще, я не мог подойти обнять. Погладить…

-Ты не бойся! Я никому не скажу. 

Что я мог еще сказать? 

-Прости меня! Пожалуйста!

За что она извинялась? Ни в чем передо мной не виноватая?

-Спасибо, Нюра!

Ох, дурак! Как смог я это сказать! И почему только это пришло мне в голову?
Она засмеялась сквозь слезы и вышла. После происшедшего между нами, мы практически не сталкивались больше. Видимо, в тот день у Нюры был выходной. А вскоре, сдав успешно экзамены, я поступил в училище. Потом я уже жил в общежитии. Через несколько лет все жители коммуналки разъехались, получив отдельные квартиры.







Что ты мне все-дед? Какой я тебе дед? Я тебя во внуки не записывал, сынок! Я, генерал-майор Щербаков, дорогой ты мой! Чего вскочили? Сидите, уж! Там, куда тебя везут, у меня четверть века жизни прошла!
Про женщину, говоришь, мою первую тебе знать охота? Так на то, она, брат и первая, что моя! И никому, брат, не сказывают, это только мое, личное, сокровенное. И Вам болтать не советую. Пусть и в вашей жизни, она окажется только вашей, той, которая вас из сопляков в мужиков превратила. А достоинством, как и честью не делятся.

рейтинг: 10
ваша оценка:

Основое

Конкурсы

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
22-05-2019
Jonny_begood. Халед Хоссейни «Бегущий за ветром»

Халед Хоссейни – самый знаменитый из ныне пишущих афганцев. Известным он стал как раз благодаря своему роману «Бегущий за ветром», который вышел в 2003 году и стал мировым бестселлером. Действие разворачивается на фоне политической катастрофы в Афганистане. В романе можно усмотреть черты семейной саги, ведь «Бегущий за ветром» — эпос семейный, в основе — судьбы двух афганских мальчиков у которых был общий отец.

Журнал "Наша мододежь"
22-05-2019
KINOTE: книги про кино. Дэвид Бордвелл «Парень по кличке Джо»

Kinote

kinote (арт-кино в движении и в деталях)

——————————————————

Teaser-weerashetak

Дата выхода: 2009
Страна производитель: Австрия
Название: Apichatpong Weerasethakul
Количество страниц: 256 (245 цветных иллюстраций)
Язык: английский
Автор: под редакцией Джеймса Квандта

22-03-2019
Николай Желунов.Харуки Мураками «Обезьяна из Синагавы»

Это не сюрреализм и не магический реализм. Не фантастика. Это психологическая проза. Подсознание разговаривает с нами через образы и из них сложена эта история.

Обезьяна — это метафора ревности Мидзуки. Она так угнетала героиню, что была загнана в подсознание — «жила в канализации» (обезьяны не живут в канализации, на минутку). Доктор в результате нескольких сеансов позволил Мидзуки психологически раскрыться и нашел проблему в ее подсознании. Родители любили не Мидзуки, а ее старшую сестру, и девочка получила психологическую травму. Героиня утверждает, что ревность и зависть ей чужды (естественно, ведь о проблеме знает только подсознание), но очевидно ревнует и завидует.

16-03-2019
Выпускники

- А ты когда брал? – спросил Женя.
- Я старый. Десяточка, - ответил Миша Седой, - сейчас и другие цены, да и все не так. Мы уже, мы уже мамонты с тобой, друг. Скоро и мы вымрем.
- Работаешь?
- Да, - отвечал он,  вздыхая, тоном вроде бы жизненным, с другой стороны – каким-то извиняющимся – мол, никак иначе и нельзя было поступить, хотя, извинения эти относились к реальности в целом.
- А я – нет. Ну я так. Ну, понял, да? Как бы это.
- А какой брал?
- Так это когда было? Пять лет назад.
Женя и Миша Седой встретились у станции метро «Боровицкая», день был ветреный, а ветер какой-то острый, какой-то проникающий, кинжальный. Отмечали день покупки дипломов с рук, прямо здесь, у этой станции в свое время, а потому, каждому было интересно, кто чего добился. Кроме того, было интересно, какие вообще теперь дела? Говорят же еще «как по-ходу дела», и это метод облегчения и фразы, и субстанции текущего дня, чувства. И, потом, все же интересно было узнать, как теперь развивается индустрия подпольного изготовления корочек – все ли тут хорошо, или закрутили гайки, или вообще, закрутили их вообще до полного удушения, или же есть еще воздух.

16-03-2019
Елена Блонди. Сто прочитанных романов. Себастиан Жапризо, «Любимец женщин»

Забавная по сравнению с другими романами автора книга. На протяжении всего сюжета она заставляет пребывать в недоумении, читаешь и думаешь, нет, тут явно что-то не так. В итоге да, автор делает финт и все «не так» уютно располагается по своим местам. И вместо серьезного, захватывающего трагического сюжета получается, тут и пародия, и издевочка, и насмешка над собой и гендерными стереотипами.
Но пока этого не поймешь, автора хочется просто убить за описание эдакого сферического самца в вакууме, идеального с мужской точки зрения «милого друга» (с), который всеми встреченными женщинами так беззаветно востребован. Вместе с автором хочется расстрелять и главного героя, но собственно, роман начинается с его смерти, и продолжается развитием сюжета от настоящего в прошлое, в котором — еще пара попыток «милого друга» подстрелить.

21-02-2019
10 затонувших городов мира

Ученые отмечают, что уровень Мирового океана повышается и многие города, которые расположены на побережье, находятся в опасности.
Когда речь заходит о затонувших городах, на ум сразу приходит Атлантида, которая, согласно легендам, была богатым городом с множеством прекрасных храмов, богатой растительностью и великолепными статуями богов. Возможно, это просто миф. Тем не менее в истории были реальные города, которые затонули.

21-02-2019
Неизвестный Египет

«ГОРЫ ОКРЕСТ ЕГО» [Пс 124, 2].
       В Средние века город Каир именовался Вавилоном, а Нил - Евфратом. Это утверждалось  викарием Гергардом, что был послан к султану Саладину в 1175 г. Фридрихом Барбароссой: «Я плыл по морю 47 дней… Наконец, я вошел в Александрийскую гавань, пред которою возвышается громадная каменная башня, указывающая морякам вход в нее. Так как Египет — плоская страна, то на башне горит огонь всю ночь; он обозначает собою для мореплавателей место гавани, чтобы спасти их от опасности. Александрия — великолепный город, украшенный зданиями, садами, и с безчисленным населением. В нем живут сарацины, иудеи и христиане; сам же город находится во власти Вавилонского султана. В прежнее время этот город был очень велик, как то показывают следы развалин. Он протягивался на 4 мили в длину, и одну милю в ширину. С одной стороны его омывал рукав реки, проведенный из Евфрата; с другой же к нему примыкало великое море…» [Арнольд Любекский. Славянская хроника (из записок путешественника XII века Гергарда викария Страсбургского епископа) // История Средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. - СПб., 1887. - С. 445] .

21-02-2019
Козлоу. Боковые концепции. Ослоу

Я расскажу о шаблоне концепции. Это значит, что самой концепции еще нет, но она может скоро появиться.

Шаблон.

Человека самого надо тестировать, шаблон ли он –  в будущем появятся методы определения фейса.

21-02-2019
В-Глаз. Катерина Дмитриева. Мешок без дна (Рустам Хамдамов, 2017)

Пропустив премьеру фильма, спросила друга, на что он похож. «Ни на что не похож» — ответил мне друг, и это стало для меня своеобразным эпиграфом к фильму (люди, участвовавшие в его создании неоднократно подчеркивали в своих интервью, что успех проекта — всецело заслуга режиссера, фильм очень авторский, и такого видения больше ни у кого нет).

21-02-2019
Они едят. Набросок 2

А утром на него напал трактор. Нет, Виталя всегда быстро соображал, он какое-то время назад даже занимался сопоставлениями «кто умнее» и даже мерил IQ. Зашел в аккаунт Фейсбука, а там задание: ответьте на вопросы, узнайте, умный вы или дурак.

- Интересно, - сказал Виталя.

В скайпе что-то писал Павел Корнев.

- Ты устарел, пиши в телеграм, - отвечал Виталя.

В телеграмме писали Зиновьев, Марина Дашковская, девушка, которая сочиняла стихи с матами. Экспрессивность Дашковской, возможно, достигала высокой степени, и многие писали ей предложения – впрочем, не здесь.

Инстаграм.

Виталя икнул, вышел на двор, потянулся и подался идти по улице, чтобы, достигнув некоего сельмага, купить хотя бы какого-нибудь пива. И он подумал:

- Худшее пиво – это Халзан.

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация