Ваш город:
20:04:2010 Автор: gritangen

Портрет Дориана Грея Супраментальный психоанализ


Грех с большой буквы – это чудо Тьмы, так же как святость – чудо Света. Настоящий грех так глубок, что мы не понимаем его существования. Нечто вроде низкой ноты, недоступной для нашего слуха Может так случится, что распознав истинного грешника, вы придёте в ужас. Но это не значит, что он вам не понравится. Наоборот, вы можете найти такую встречу интересной и даже приятной. (Артур Мачин)
И не только приятной но даже очень приятной
-Лорд Генри смотрел на Дориана, любуясь его ясными голубыми глазами, золотистыми кудрями, изящным рисунком алого рта. Этот юноша, в самом деле, был удивительно красив, и что-то в его лице сразу внушало расположение.
Но очарование его было не только в правильных чертах лица, ведь красивых людей не так уж мало. Воздействие его личности, её магнетизм были необыкновенны. Кому-то он казался воплощением чистоты, кому-то серьёзности и доброты, а кого-то как художника Безила, который боготворил его, он одним своим присутствием вдохновлял на написание шедевров. Это-то роковое воздействие ощутил Бэзил при первой встрече.
-Я оглянулся и тут-то в первый раз увидел Дориана Грея. Глаза наши встретились, и я почувствовал, что бледнею. Меня охватил какой-то инстинктивный страх, и я понял: передо мной человек настолько обаятельный, что, если я поддамся его обаянию, он поглотит меня всего, мою душу и даже мое искусство.-

То есть герой романа ещё не появился, а мы уже понимаем, что это не обычный двадцатилетний великосветский бездельник, с ангельским лицом, а что этот человек обладает даром большим, чем его внешняя совершенная оболочка, даром подчинения людей своему необычайному обаянию, который они приписывают магическому влиянию его красоты. И ещё одно качество нас может насторожить, о котором говорит Бэзил.
–Но иногда он бывает ужасно нечуток, и ему как будто очень нравится мучить меня. Тогда я чувствую, Гарри, что отдал всю душу человеку, для которого она – то же, что цветок в петлице, украшение, которым он будет тешить свое тщеславие только один летний день.
И всё же душа его ещё спит, она ещё не проснулась …для Зла Нужен некто, кто это пробуждение, точнее осознание своей миссии совершит. Нет, это будет не Мефистофель, а человек, исполняющий функцию некоего анти - Предтечи. Пусть не удивляет эта терминология, ведь перед нами вывернутый наизнанку мир, где царствует ПАРАДОКС, а правит Принц-парадокс, лорд Генри В ЭТОМ мире всё поставлено с ног на голову, порок и добродетель поменялись местами. Это мир эстетствующего эгоизма, где «подлинная тайна жизни заключена в зримом, а не в сокровенном.».. Единственной ценностью здесь является земной человек, его зримое воплощение, но никто не провозгласит здесь человека Богом ( как Ф.Нитше). Никто не восхитится дерзновением его творческой воли, нет, здесь иное -- любое, абсолютно любое, даже самое низменное, потаённое и постыдное поползновение человеческого сознание имеет право на осуществление, а этические и религиозные табу – просто предрассудки, некая пошлость жизни, которою цивилизованный человек должен попросту пренебречь
-- Совесть и трусость, в сущности, одно и то же. "Совесть" --официальное название трусости, вот и все.
Эти слова принадлежат лорду Генри, тому самому человеку, которому суждено сыграть в жизни Дориана Грея роль, первооткрывателя истинной сути его души.
В прекрасный солнечный летний день судьба ( а точнее сказать рок) сведёт в мастерской художника Бэзила Холлуорда,где тот пишет портрет Дориана. Парадоксальные рассуждения сэра Генри произведут очень сильное впечатление на его юного собеседника, и внутренне он согласится с ними.
- В наш век люди стали бояться самих себя. Боязнь общественного мнения, эта основа морали, и страх перед богом, страх, на котором держится религия, -- вот что властвует над нами.
. Самоотречение, этот трагический пережиток тех диких времен, когда люди себя калечили, омрачает нам жизнь. И мы расплачиваемся за это самоограничение. Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление -- это путь к очищению. После этого остаются лишь воспоминания о наслаждении или сладострастие раскаяния
-Простые слова --но как они страшны! ( Думает Дориан) От них никуда не уйдешь. Как они ясны, неотразимо сильны и жестоки! И вместе с тем -- какое в них таится коварное очарование!
Можно сказать, что до этого момента Дориан Грей не осознавал . как теперь бы сказали, смысл жизни. Но вот явился тот, который открыл ему самого себя ( точнее приоткрыл), сформулировав пока ещё смутное стремление его сознания к одной цели – потребить этот мир, сделать его средством достижения полноты чувственных ощущений, наслаждаться жизнью, без ограничений и обязательств.
Итак, семена брошены, но лорд Генри не останавливается на достигнутом. ОН настойчиво фокусирует внимании Дориана на одной простой мысли - чтобы наслаждаться, надо оставаться молодым, невозможно вкушать радости жизни будучи стариком.
-Вы удивительно хороши собой, мистер Грей. Не хмурьтесь, это правда. А Красота -- один из видов Гения, она еще выше Гения, ибо не требует понимания. Она - одно из великих явлений окружающего нас мира, как солнечный свет, или весна, или отражение в темных водах серебряного щита луны. Красота неоспорима. Она имеет высшее право на власть и делает царями
тех, кто ею обладает.
Одним словом вперёд, а там пусть будет, что будет. Но как же надо было сфокусироваться на себе самом, чтобы не просто пожелать всех радостей мира, но и пожелать их навечно. Это не просто желание, и даже не мольба. Это молитвенный экстаз ( но молитва эта не Богу). Только избранная для Зла душа, способна пожелать с такой силой и глубиной падения, чтобы получить желаемое. Пройдёт несколько десятилетий, и Артур Мачин, формулируя понятие абсолютного греха, скажет – «Грех, это когда Небо берётся штурмом.»
-Если бы старел этот портрет, а я навсегда остался молодым! За это... за это я отдал бы все на свете. Да, ничего не пожалел бы! Душу бы отдал за это!
Итак, желание Дориана выполнено, отныне стареть за него будет портрет, и можно как мистеру Хайду предаться пороку в неограниченной мере. И парадоксальный мир являет ему как бы образец для подражания, своего рода руководство к действию, путеводитель в мир Тьмы. И опять мы видим перевёрнутую мораль – книга Порока, (своего рода анти-Библия) написана языком мистических откровений.
- Взгляд Дориана случайно остановился на желтой книжке, присланной лордом Генри. Странная то была книга, никогда еще он не читал такой! То был роман без сюжета, вернее -- психологический этюд. Единственный герой его, молодой парижанин, всю жизнь был занят только тем, что в XIX веке пытался воскресить страсти и умонастроения всех прошедших веков, чтобы самому пережить все то, через что прошла мировая душа.
. Чувственная жизнь человека описывалась в терминах мистической философии. Порой трудно было решить, что читаешь --описание религиозных экстазов какого-нибудь средневекового святого или бесстыдные признания современного грешника. Это была отравляющая книга. Казалось, тяжелый запах курений поднимался от ее страниц и дурманил мозг.
В течение многих лет Дориан Грей не мог освободиться от влияния этой
книги. Вернее говоря, он вовсе не старался от него освободиться.
Герой книги .., казался Дориану прототипом его самого, а вся книга -- историей его жизни, написанной раньше, чем он ее пережил.
Однако Дориан не отличался безрассудной смелостью и легкомыслием – во всяком случае, он не пренебрегал мнением общества и соблюдал приличия. Более того он становится образцом для подражания, приобретает авторитет и вес в обществе.
Таким образом, в течении 18 лет Дориан Грей, подобно доктору Джекилу, ведёт практически двойную жизнь. с той лишь разницей. что ему нет надобности превращаться. Его превращение ( а точнее разделение,_ произошло раз и навсегда, его гибнущая душа, заперта в совершенную и неизменную оболочку его тела
Проходит 18 лет, жизни как искусства наслаждения, и Дориан Грей понимает, что устал. Впервые в его сознание закрадываются сомнения, нет это не раскаяние, ибо эгоизм его настолько чудовищен, что раскаяться он просто не может. Но сомнения и страхи просачиваются в его сознание, и настолько сильные, что однажды . также в состоянии аффекта, он показывает Бэзилу свой портрет
-Значит, вы полагаете, Бэзил, что один только бог видит душу
человека? Снимите это покрывало, и вы увидите мою душу.
Дориан сорвал покрывало с и бросил его на пол. Крик ужаса вырвался у художника, когда он в полумраке увидел жуткое лицо, насмешливо ухмылявшееся ему с полотна. В выражении этого лица было что-то возмущавшее душу, наполнявшее ее омерзением. Силы небесные, да ведь это лицо Дориана!
-- Это -- лицо моей души.
-- Боже, чему я поклонялся! У него глаза дьявола!..
Надо ли напоминать, что этой правды Дориан Грей стерпеть не в состоянии. И он совершает своё последнее преступление – убивает художника, лицемерно обвиняя его в причине своего падения.
Стоит обратить внимание, на то обстоятельство, что впечатление, которое производит портрет Дориана Грея, сродни впечатлению. производимому на очевидцев лицом мистера Хайда – оно было невыразимо омерзительным. И объяснить этот эффект только старостью, морщинами и злобным выражением лица вряд ли возможно. Это было нечто неизъяснимо большее, то чему нет названия., это было лицо Зла.
Но гибнущая душа уже диктует свои условия телесной оболочке – и Дориан Грей, не в силах выносить эту раздвоенность, ищет забвения, памятуя наставления сэра Генри "Лечите душу ощущениями, а ощущения пусть лечит душа".
–Да, в этом весь секрет! Он, Дориан, часто старался это делать, будет стараться и впредь. Есть притоны для курильщиков опиума, где можно купить забвение. Есть ужасные вертепы, где память о старых грехах можно утопить в безумии новых. Если верить психологам, бывают моменты, когда жажда греха (или того,что люди называют грехом) так овладевает человеком, что каждым фибром- его тела, каждой клеточкой его мозга движут опасные инстинкты. В такие моменты люди теряют свободу воли. Как автоматы, идут они навстречу своей гибели. У них уже нет иного выхода, сознание их--либо молчит, либо своим вмешательством только делает бунт заманчивее.-
И всё же поднимая нож на портрет, Дориан не собирается совершить самоубийство, он стремиться только отсечь ту часть себя, которая ужасает его своим безобразием. Но даже дар Тьмы не безграничен, за всё надо платить….И поразив портрет, он убивает себя самого.
Так кончается роман-притча о человеке, для которого «в иные минуты Зло было лишь одним из средств осуществления того, что он считал красотой жизни».

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля