Ваш город:
26:04:2011 Автор: broadcast

Холодный Уик Энд

Холодный уик энд

- Уважаемые пассажиры, с вами говорит командир самолета. Прошу всем занять свои места и пристегнуть ремни. Мы начинаем взлет, - быстро проговорил голос в динамиках, и послышались щелчки замков.
Симпатичная стюардесса прошлась по коридору и осмотрела все 6 мест.
- Молодой человек..., - обратилась она к пассажиру в наушниках и дотронулась до его плеча, - выключите, пожалуйста, мы взлетаем.
Упитанный мужчина в костюме и галстуком-бабочкой бросил недовольный взгляд на неё, - а шевелиться мне можно или эта хрень рухнет от единственного колебания?
- И пристегните ремень, - ответила девушка с натянутой улыбкой и вернулась на своё место.
"Хуесос, тебе бы сбросить пару сотен кило, а то мы вообще не взлетим", - подумала стюардесса, усаживаясь в своё кресло. Её улыбкасменилась на искреннюю.


Включились основные двигатели.


Лукас взял леденец со столика, он всегда плохо переносил перелеты, после приземления у него болела голова. Начиналось это в середине полета, заканчивалось после крепкого сна или коктейля. После деловой встречи он обязательно закажет что-нибудь себе в номер. А если всё пройдет гладко, то напиток будет дорогим.


Легкая вибрация пошла по самолету, увеличивалась скорость.


Лу всегда рассматривал пассажиров. Привычка с детства, точнее с первого рейса. Ему нравилось смотреть за их реакцией на полет. Иногда это весело. Особенно с Русскими туристами, которые если не дерутся, то надираются до того состояния, в котором всё, что так хорошо входило, выходит в сопровождении оркестра звуков. Раньше, пользуясь, эконом или бизнес классом вокруг сидело больше людей. Сейчас Лукас летает на частном самолёте, который представляет его компания. Он уже столько раз летал, что может сам показывать технику безопасности перед полётами, - И ещё два выхода сзади, а это надувной спасательный жилет.


Самолет покачивался, как на волнах. Шум от двигателей усиливался.


Из ста человек, десять будут бормотать, что самолет сейчас упадет, пятьдесят,что немного позже, и лишь сорок будут делать вид, что читают газету или спят. Все боятся одинаково.

Мужчина рядом с Лукасом рассматривал карту Москвы, достопримечательности, картинки галерей и список интересных экскурсий.

- Я бы сходил в Мавзолей, говорят, там как в холодильнике, только нигде нет холодного пива, - сказал Лу, пытаясь завязать разговор с соседом.

Мужчина не стал отрываться от буклетов и удостоил его коротким «угу».


Корпус тряхнуло, двигатели включились на полную мощность. Громкий шум закладывал уши. Самолёт набирал скорость.


Придется довольствоваться толстяком, может что-нибудь отмочит, - подумал Лукас, взглянув в окно.


Кто-то повернул картинку на 45 градусов.

Взлет.

- Уважаемые пассажиры, с вами говорит командир самолёта. Через некоторое время вам будет предложен ужин и напитки. Ожидаемое время полёта десять часов.

- Десять часов и я в Москве детка! - крикнул толстяк с задних рядов, - чего смотришь, принеси мне выпить.

Кто-то из пассажиров направился в уборную. Экипаж не спешил с едой. Лукас решил отдохнуть и уселся поудобнее.

Ночью, он проснулся по нужде. Встал, и направился в хвост самолёта, где находилась уборная, все сидели на своих местах, толстяк мирно похрапывал, журнал лежал на полу у его ног, на развороте красовался Джонни Деп с рекламой нового фильма с его участием. Свет уже выключили, за окнами королева темнота пребывала в своей самой лучшей форме.


Подойдя к двери, Лу обнаружил, что туалет занят и решил подождать рядом у информационной стойки. Дважды прочитав руководство по использованию аварийных выходов, дверь,наконец, открылась, и оттуда вышел мужчина, направив на Лукаса пистолет, - Пойдем к капитану.

Лу решил выполнять все приказы и направился между рядами. Он надеялся, что кто-нибудь увидит их и предпримет действия к его спасению. Но их не последовало.
Открыв шторы, их встретила стюардесса, которая приносила еду пассажирам.

От удивления она раскрыла рот и, не успев ничего сказать,подняла руки вверх.

- Что вам нужно? - спросила она.

- Ты когда-нибудь слышала о террористах, дорогая? А?

Мужчина обхватил горло Лукаса левой рукой и крепко сдавил его. - Открывай дверь к капитану, сука.

- Она открыта.

- Вот и хорошо, сядь и если я увижу, что ты не на своём месте я пристрелю тебя, поняла? - не дожидаясь ответа, мужчина ослабил хватку и толкнул Лукаса в направлении двери в кабину капитана. Лу откашлялся и направился внутрь.

- Открывай, - приказал террорист.

Лукас всегда мечтал оказаться в кабине самолёта, но не в сопровождении мужика с пистолетом. Вокруг мигали сотни лампочек, и выглядело это всё, как новогодняя ёлка.

- Доброй ночи, господа!

Пилоты привстали, и мужчина пистолетом пригласил их занять прежние положения. Оба послушались.

- Вырубаем автопилот и берём курс на Кубу.

В самолетё послышались оживленные разговоры.

- Вот сучка, я же просил её. Разве не просил? - мужчина положил руку на плечо Лукасу, - вот скажи, что ты делаешь со своей женой, когда она тебя не слушается?

- Я не женат. Разведён.

- Вот видишь. Все женщины создают проблемы, - мужчина повернулся к экипажу, - на Кубу, чего ждём?

- А потом куда? - спросил пилот, что сидел слева.

- Ты тут самый умный, что задаёшь столько вопросов? Ставьте ёбаный курс и пойдём говорить с пассажирами.

- Дамы и господа, - террорист улыбнулся и поднял оружие как на продаже очередного лота, - это пистолет неизвестного мне калибра, который заставит вас молчать и выполнять мои приказы. Если кому интересно – предохранитель снят.

Сейчас мы летим в тёплые края, греться на солнышке и жрать наркоту. С этого момента вы мои заложники, а я ваш хозяин. Прошу вас сохранять ваши места и вы не получите лишних дыр в теле, - террорист взял со столика стакан шампанского, - а теперь о дисциплине, - мужчина отпил из фужера, - ммм, дорогая подойди ко мне.

Стюардесса стояла у аварийного выхода в хвосте самолёта, вместе с остальным экипажем, за исключением двух пилотов, которые стояли между рядов. Пассажиры сидели на своих местах, в том числе и Лукас.

- Я? – спросила стюардесса.

- Да, иди ко мне, - террорист довольно улыбался, было видно, что это доставляет ему огромное удовольствие.

Стюардесса неуверенно прошла между рядов, её грациозная походка пропала, и теперь была больше похожа на перемещение испуганной мыши.

Когда она подошла поближе, мужчина схватил её за руку, и подтащил к себе, - разве я не говорил тебе оставаться на своём месте? –он приблизился к ней вплотную, свободной рукой залезая ей под юбку.Женщина стала вырываться, и он силой прижал её к борту самолёта.

- Не надо! - крикнул один из пилотов.

Террорист обернулся на него, - что? Повтори-ка ещё раз, что ты сказал, уёбок!

Пилот молчал. Его губы были плотно сжаты, левая ладонь сжималась в кулаке.

Мужчина направил на него пистолет, пилот пискнул, закрыл голову руками и свалился на пол.

- Встань, - приказал террорист, - вставай или пристрелю как крысу!

Пилот медленно поднимался, теперь и он походил на испуганного мышонка.

- Тебе не нравится смотреть,как развлекаются мужчина и женщина? – спросил террорист, - Может ты педик? Любишь, когда в жопу долбятся?

Террорист посмотрел на другого пилота.

- Он вставляет тебе?

Второй хранил молчание.

- Подойди к нему, - приказал он, - пожалей.

Пилот оставался на своём месте.

- Блядь, подойди к нему! – террорист начал выходить из себя и тот решил, что будет лучше подойти, - теперь поласкай его.

- Засунь свои приказы себе в жопу, - чётка выговаривая каждое слово, ответил второй пилот.

Террорист поднял пистолет и выстрелил, попав пилоту в шею. Пассажиры крикнули и пригнулись, то же самое сделали стюардессы в хвосте самолёта.

- Что вы делаете? Это же пилот! - крикнул мужчина, вставая со своего местана втором ряду.

- У нас есть второй, дружище!Хоть и обоссанными штанами, - террорист громко засмеялся, не отпуская девушку.

Со своего места Лукасу трудно было разглядеть, действительно ли он намочил в штаны, но подумал, что это так, вместо этого он посмотрел на раненого.

Хрипя и дёргаясь, он хватался за все, что попадало под руку, в том числе и за ногу Лу.

- Поможешь ему – будешь лежать рядом, - сказал террорист Лукасу, и после этих слов мужчина прекратил бороться со смертью.

- Ну вот, - с изображаемой горечью сказал Террорист, - а сейчас мне нужно поговорить с последним капитаном. А вы детки – сидите смирно.

Террорист увёл пилота и стюардессу в кабину самолёта и закрыл за собой дверь.

- Надо оттащить беднягу куда-нибудь, - сказал мужчина, сидевший позади Лукаса.

- Он мертвее мёртвого! Перетаскивания тел сейчас неуместны! Сейчас главное понять, что нам делать! Сидеть на своих местах дожидаясь, когда сдохнем от руки какого-то террориста!? - кричал Толстяк слегка вытянув шею.

- Почему это террориста? - спросил мужчина с бородой, сидевший на втором ряду, - по твоему кругом террористы и каждый хочет взорвать себя в людном месте?

- Мы же не оставим его лежать на полу? - сказала девушка дрожащим голосом.

Это была одна из стюардесс.

Оба вопроса остались без ответа, бородач отстегнул ремень и вышел в центр, между рядов.

- Что вы хотите сделать? - спросила женщина, сидевшая позади.

- Парень обожрался наркоты, - произнес бородач, поворачиваясь лицом ко всем, - надо дать ему по башке.

Мужчина рядом с Лукасом слегка привстал, всё ещё держа в руке журнал:

- Вам не стоит никуда ходить, сядьте на...

- Я сам решу, куда мне ходить, пацан. Если бы я не предпринимал решения, я давно был бы уже мертв.

Теперь и толстяк вышел к центру:

- Он один, а нас десять, без трёх женщин.

Тут Лукас решил внести аргумент, что заставило бы их подумать дважды. Он не хотел геройствовать, так как знал, что герои выживают до титров, только в фильмах. Ипонимал, что без боя парень не сдастся.

Он поднялся и посмотрел на бородача, на его лице читалось нетерпение. Глаза горели, и тот явно требовал действий.

- У него пистолет, а у нас? Леденцы? - поинтересовался Лу.

Бородач посмотрел на Лукаса, - Он говорит правильные вещи. Давайте посмотрим на факты.У террориста автоматический пистолетсмит-вессон, модель четыреста шестьдесят девять. Емкость магазина – двенадцать патронов. Это последняя модель этой марки. Более ранней моделью, а были ещё револьверы, убили премьер министра Швеции Улофа Пальме в восемьдесят шестом. Он не успеет потратить все пули. В лучшем случае четыре выстрела.

- Эти четыре выстрела могут попасть в цели, а некоторые и в две! – злобно сказала девушка с четвертого ряда.

- Ты смотришь слишком много боевиков детка, - вмешался в разговор Толстяк, - хороших стрелков мало и я готов спорить, что он не один из них. Мы доберёмся до него быстрее, чем он успеет понять, в чём дело.

Откуда-то с задних рядов послышался громкий басовый голос, - я предлагаю устроить голосование. Предпринимать действия или нет.

И в этот момент, как нежелательный звонок во время театрального представления открылись двери кабины пилота.

Мужчина с пистолетом, улыбался и тащил перед собой пилота. Заглянув через плечо, улыбка слетела с его лица. Террористбегло посмотрел на Бородачаи Толстяка стоящих между рядов.Левой рукой он резко обхватил горло пилота и прижался к нему, поднимая пистолет.

- Сейчас!! - крикнул Бородач и побежал через ряды. Лукас понимал, что тот не успеет добежать вовремя и рывком бросился вперёд. Успев сделать несколько шагов, Лу увидел, что террорист переводит пистолет в его сторону, «- ну вот и всё дружище», подумал Лу, зажмурив глаза, и прыгнул вперёд. Раздался выстрел. В салоне закричали пассажиры.

Ударившись головой о ногу пилота, он почувствовал, что тот упал ему на спину. Лу пытался встать, ноподняв голову, снова увидел,направленное на него дуло пистолета. Наконец на сцене появился бородач и столкнул с ног террориста. Раздался выстрел. Что-то разбилось. Снова выстрел. Теперь уже кричал кто-то из потасовки. Звуки борьбы перемешались с криками.

- Вали суку на пол!!

Лукас стащил с себя мужчину, что упал на него. Это был пилот. Его лицо залило кровью, левый глаз превратился в чёрную жижу.Посмотрев на ряды, он увидел, что первые четыре места пустые, а толстяк выглядывает из-за спинки своего сидения. Драка перешла в кабину.

Три выстрела подряд, громкий хрип и снова выстрелы послышались из кабины и самолет накренился. Загорелись красные огни, предупреждающие о том, чтобы пристегнуть ремни. Лукаса потащило по полу в сторону. Крен увеличился, рукой Лу попытался ухватиться за что-нибудь. Вылетели кислородные маски и пассажиры, остававшиеся сидеть на местах, одевали их.

- Плохой из меня герой, - простонал он, понимая, что не сможет добраться до кресла без помощи.

- Куда нажимать?Везде горят красные лампочки! - Кричал кто-то из кабины.

Лукас искал глазами пилота и нашел его закатившегося под кресла, весь пол был залит кровью.

- Пилот мертв! – крикнул Лукас и в этот момент самолет завибрировал.

Всё затряслось, сумки из багажных ящиков вылетели на головы пассажирам и вещи покатились к кабине. Крен уменьшился. Но шум закладывал уши.

- Помогите! Помогите! - Лу узнал голос. Это был Бородач, - МЫ ПАДАЕМ БЛЯЯЯЯДЬ!

В следующую секунду раздался грохот. Это не было похоже на мух, это было похоже на БАМ. Всё затряслось, мир сходил с ума. Увидев, как отрывается правая часть самолета, вместе с креслами Лукас понял, что всё. Это конец.Его бросило в другую сторону и с силой ударило о левый борт. Теперь не было криков. Закрывая руками лицо,он чувствовал, как его швыряет из стороны в сторону. Сгруппировавшись, он терпел боль, удары, чувствовал, что его внутренние органы вот-вот оторвутся и переживал самые страшные секунды своей жизни. Затем брюхо самолета распороло надвое и снова, сильнейший удар по корпусу. Лукаса вышвырнуло из самолёта, и он почувствовал жар, пролетая рядом с горящим двигателем. Не успев сообразить и сгруппироваться, он упал на что-то твердое и покатился, снег забивался под одежду, и попадал в лицо, это безумие прекратилось после долгих 5 секунд, когда он влетел в сугроб. Тот был достаточно мягкий, но удар прошел через всё тело. Лу попытался вздохнуть и набрал в горло снега. Откашливаясь, он, наконец, выбрался на поверхность, затем немного прополз и его стошнило. Адреналин зашкаливал. Всё тело горело.Лукас с трудом открыл глаза, снег забился под веки и глаза сильно жгло. Он попытался отыскать самолет, но кроме размытого пятна ничего не видел.Ярко-красное пламя взмывало в небо. Пять? Десять этажей? Отсюда не разобрать. Да и не понятно. Будто смотришь через заляпанное окно. Он посмотрел на свою одежду в свете пламени. Пощупал себя. От костюма остались лохмотья, свисающие нитки и рубашка, порванная на груди. Ладони были разодраны до крови, на груди осталась сильная царапина. Лукас снова посмотрел на пламя и, спотыкаясь, пошел в его сторону. Он попытался кричать, но не услышал собственного голоса.

"Я оглох на оба уха", - подумал Лу и побрел по линии разбросанных вещей.

Самолет разорвало на две части, когда он, прокатившись по льду на брюхе, врезался в дерево. Подойдя ближе, Лукас обнаружил кусок кресла. Слишком близко ему не давал подобраться огонь, и он просто уселся на него и опустил голову вниз.

- Я потерял обувь.

«Как же я …», - подумал Лу, дотронулся руками до ступней и не почувствовал ничего.

«Я отморожу себе ноги»

В ноздри ударил запах горящей резины, в ушах раздавался слабый звук гудения.

Будто бы его способности слышать и чувствовать восстанавливались после травмы.

Только сейчас Лукас начал осознавать, как ему повезло. 15 человек сейчас горят заживо, а он сидит на куске кресла и понимает какой он счастливчик.

"А может это они счастливые, что умерли внезапно? Это мне не повезло, оказавшись живым в..."

- … ебаной зиме без обуви, но со всеми шансами сдохнуть от мороза! - кричал Лу и едва услышал собственный голос. Он обхватил голову руками. Затем стал думать, как потушить пожар. Представил себя бегающим вокруг самолета и кидающим снежки в него.

Затем он направил мысли в нужное русло. Попытался собраться и решить, что ему делать. Лукас осмотрелся, огонь от самолета усилился, и он воспользовался этим для осмотра территории. Много этого не дало, но он делает хоть что-то.

"Сейчас. Нет. Через час огонь потухнет, и я окажусь в темноте. Можно подождать и заночевать внутри. Но как же трупы. Или их выкинуло. Или кто-то ещё выжил, и сейчас сидят на другой стороне "костра" и так же любуется пейзажем. Надо покричать"

Он встал на ноги, балансируя на кривом кресле, и кричал, что есть сил. Затем попытался прислушаться и понял, что сейчас, он как старый глухой дед, который не услышит, как пердит.

"Надо подождать пока огонь потухнет и подойти ближе, а ещё надо найти обувь"

Лукас протер глаза. Боль в глазах слегка утихла. Но мир по-прежнему был «не в фокусе». Он огляделся в поисках вещей и увидел черный чемодан замотанный лентой. Лукас прошел к нему по снегу, пытаясь почувствовать ступнями холод. Взяв чемодан за ручку, он подтащил его к сиденью и разорвал ленту. Все рубашки и брюки, что были там, он намотал на ноги. Галстуком и ремнем обвязал голени. Убедился, что стянул не слишком сильно и снова посмотрел на огонь.

Стоя на обломке кресла, с кучей одежды на ногах, он забыл про верх. Холода он и не чувствовал, зато прекрасно понимал, что ему необходим огонь для выживания.

- Значит нужно всё-таки идти.

Взяв чемодан, он направился к самолету. Подойдя ближе, стало ясно, что бреши, через которую вылетел, больше нет. В этом месте был грубый разрез, отделивший две части друг от друга. Левый двигатель догорал вдали, у носа, второго Лукас не заметил. Видимо его разнесло в щепки. Вокруг темными пятнами лежали то ли багаж, то ли тела.

Сейчас это неважно.

Закидав снегом, догорающие огоньки, он направился внутрь.

Хвостовой отсек слегка наклонился к центру, у подножия лежали обгоревшие трупы. Ни одного кресла внутри. Разрез пришелся слишком далеко от мест пассажиров. Лукас обернулся к огню. Лицо приятно грело.

«К вони привыкаешь. Остается только представить как это. Копоть, горящая плоть и дерьмо.Спать в толчке самолета ещё не приходилось, но ведь всегда что-то бывает в первый раз. Хотя для одной ночи слишком много первых разов.

Нет. Трупов-то я видел. Вживую. Однажды,какой-тонарик откинулся у подъезда. Люди, выходившие на работу утром, были удивлены такому провожатому. Увидеть бабку с пустыми ведрами плохая примета? А как же холодный, бледный, голый труп у твоих ног? Я не верю в приметы, но задеть дверью подъезда покойника, выходя из дома точно не торт.

Дальше. Катастрофа. Крушение малого самолета трудно так назвать. Но остальные события покажутся уже пустяками по сравнению с этим.

В меня первый раз стреляли.

Ощущения не такие как я ожидал. Может виной всему адреналин, но думаю, большую часть страха я уже пережил.

А ещё я впервые зимой в лесу один. И это главная проблема на Сейчас. Я, конечно же, смотрел «Выжить любой ценой» с БеаромГрилзом. Но я-то знаю, что по другую сторону камеры. А там футбольная команда организаторов шоу. Медики, педики, юристы и дантисты.

Всё что нужно, чтобы выжить любой ценой даже в зиму. Ну, за исключением педиков.

Пишу в блокноте, позаимствованном из той же сумки, из которой вытащил одежду. Напялил на себя кучу одежды. Почти не холодно. Нужно сделать что-то вроде костра и поддерживать его. Вроде светает.

Ем холодную курицу и пюре. Большая часть еды уцелела, но раскидана по периметру. Носовая часть самолета вся черная, а середины нет. Кругом мусор. Осколки и лед. Оказалось, мы упали на озеро и, прокатившись на брюхе "налетели на мель, капитан!" Смастерил что-то вроде костра. Снял с покойников оставшиеся вещи и жгу их.

Нашел три Нокии. Нет сигнала. У одного разбит…»

- Какого хрена я делаю? - сказал Лукас блокноту, - кому я пишу про этот ебучий дисплей?

Он отложил всё сторону и сосредоточился.

«Так. Еды хватит на пару дней. Если очень экономить то... Может на неделю. Не знаю. Слышал, что некоторые выживают без еды и месяц. В самолете всё равно охренеть как холодно. Дует из всех щелей. Но это единственное укрытие, а значит и лучшее»

- Хвоя хорошо горит, - заметил Лу, осматривая большую ель, - да и спасатели,возможно, заметят дым. Отлично!

Погрузив несколько маленьких веток на те, что побольше, он потянул за собой сани, сделанные из двери самолета и ремней безопасности. Лукас направился к следующему дереву. Нужно найти ещё больших, свежих веток, чтобы закрыть щели самолета. Эти сквозняки - мерзкие пакостники, от которых лучше избавиться побыстрей.

Продвигаясь дальше в лес, Лу заметил линию мелких следов.

- Вроде мелкий зверек, - он провел рукой по снегу, - и это радует.

Выискивая подходящее дерево, он размышлял о ночлеге. В планах было смастерить хвойную кровать. Она хоть и будет колючей, зато в тепле спать гораздо удобней.

- Но сначала, надо избавиться от трупов. Ведь спать с покойниками не очень-то приятно, - сказал Лу большому высохшему дереву.

Вернувшись к самолету, он разложил ветки на сани, плотно прижал их и поджёг.

Сейчас главное, это огонь. Если костёр потухнет, то у него нет шансов. Поэтому он решил просто таскать его с собой.

Лу нашёл подходящий кусок металла, достаточно острый и слегка зазубренный.

- Сгодится, - сказал Лу и выдвинулся в лес.

Вытащив из фольги, разогретую на костре курицу, Лукас ел и прикидывал с какой стороны начать пилить. Обратив внимание, что небо затягивается сумерками, он откусил сочный кусок и отложил свой поздний обед на потом, намотал на руку рубашку, взял пилу, и полез на дерево.

Закончил уже затемно. К тому времени он проклял своё изобретение и отрывал сухую древесину голыми руками. Мороз заметно усилился, пора заканчивать и возвращаться обратно.

- Ну, вот и всё, Робинзон, - укрепив ветки на санях, сказал Лукас и

[бум]

услышал глухой стук со стороны леса. Будто кто-то ударил по дереву.

Всматриваясь в темноту, он выискивал среди сотен теней подвижную. Медленно поднимая пилу со снега, он прислушивался к каждому шороху. Завывание ветра, кряхтенье покачивающихся деревьев, собственное дыхание.

- Ну давай уже, вылазь, - прошептал он, выпустив клубок пара.

Простояв в ожидании, несколько минут, к нему так никто и не вылез. Лу решил посмотреть на следы. Держа своё оружие-инструмент-кусок самолета наготове, он пробирался через сугробы, посматривая на освященные лунным светом участки. Следов не было. Ни больших, ни маленьких. Никаких.

Подняв голову, он заметил что-то темное в огромном сугробе.

Внимательно всматриваясь, Лукас боролся с желанием свалить отсюда к ебаной матери, но любопытство всё же победило. Медвежья берлога?

Лу решил обойти сугроб стороной, но пройдя несколько метров, в темной дырке появился огонёк.

- Так это же…, - Лукас посмотрел на сани и не поверил собственным глазам. В дыре отражался костёр на санях, - это же.

Он подбежал ближе и наконец, убедился. В стеклянном окне, отражение костра.

Это был дом.

- Дом! Дом! Хахаха! – откапывая входную дверь от снега, Лукас дурачился, - вы заблудились в лесу? Выжили в авиакатастрофе? Наш милый охотничий домик поможет вам скоротать время перед спасением, приезжайте по адресу лес, лес, лес.

Откопав вход, он с трудом открыл дверь. Она оказалась не заперта и, войдя внутрь, он оказался в затхлом помещении с паутиной в каждом углу. Внутри никого не было уже несколько лет.

Из мебели была только кровать и стол с маленьким стулом. В каждом из углов находились различные инструменты. Удочка, резиновая лодка, лопата, пила, топор, снасти для ловли рыбы, сети. На столе стояла керосиновая лампа (как позже оказалось, совсем без горючки). Старые вещи в чулане и шляпы давней-давней старины.

Лу подошёл к столу и открыл верхний ящик. Облако пыли взмыло в воздух, освещаемое лунным светом.Ручки, тетради и журналы на охотничью и рыболовецкую тематику. Последний выпуск – 2004 год. Все хитрости хищников.

Во втором ящике свечи и открытка. Дедушке, на открытие охоты, и подпись, написанная детским подчерком. «Ты обещал мне зайчика!» Фото женщины и маленького мальчика на велосипеде.

В третьем Лу нашёл то, что искал.

- Настоящее сокровище, - сказал Лукас, вертя в руках коробок спичек. Открыв его, он чиркнул одну. Горит.

В доме оказалась печь, и немного дров за ней, Лу заметил её после того, как просмотрел все картины, прислонённые к стене. Старые изображения пейзажа. Незаконченные. Видимо владелец любил рисовать. Однако мольберта в доме не оказалось.

Дымоход был завален снегом, утром можно разобраться с этим. Проверив ещё четыре спички на пригодность, он потушил костёр на санях. Прикрыл дверь и лёг на постель.

Онаоказалась безумно холодной и, дрожа под одеялом, Лу утешал себя мыслью, что ещё через пару минут своим телом он всё-таки нагреет новое лежбище.

Во сне он плавал в большом бассейне, где были и другие люди. Все веселились, разговаривали, плескались.

- Марко.

- Поло, - отозвались остальные дети, держась от ведущего на расстоянии.

Лукас подплыл к бортику и, ухватившись за него, понял, что это бардюр. А вместо дороги - вода.

Чьи-то ладони сомкнулись у него на лице и как обычно:

- Сдавайся, Диллинджер, тебе некуда бежать!

Лу быстро развернулся и подхватил Эмми за талию. Черт, да она совершенно голая! Лукас бегло оглядел людей вокруг, боясь, что они их увидели. Все занимались своими делами.

- Ты чего разделась?

Эмми улыбалась своей фирменной улыбкой, от которой появлялись ямочки.

- Сдаешься? - спросила она, обнимая его ногами.

- Я как раз думал о том, чтобы взять тебя в плен.

- Значит я твоя пленница? Прикажешь мне сесть спереди?

Он открыл глаза. Потолок, темнота.Почему сны всегда обрываются на интересных местах?

Спать теперь уже не хотелось. Лу поднялся с кровати и подошёл к картинам. Положил их на пол, в том месте, кудападал лунный свет и стал разглядывать. Автор не обладал талантом рисования, но всё же картины были достаточно правдоподобными. Свет и тень падали равномерно и правильно. На одной из них был нарисован именно этот дом, окруженный деревьями и седой человек у входа, который держал что-то в руке.

Лукас присмотрелся к деталям и вдруг картина исчезла. Он немного попятился. Затем понял, что загородил свет, проникающий из окна, и подвинулся в сторону, эффекта не последовало, да и как такое могло произойти, если он не двигался?

Вдруг его осенило, он обернулся и увидел в окне кого-то. Точнее силуэт кого-то. Лу вскрикнул и попытался встать. Сердце бешено заколотилось, во рту появился железный привкус. Он по-настоящему испугался. Его ноги стали ватными, уцепившись рукой за край стола, он старался подтянуться, и в этот момент открылась дверь…

Лукас проснулся. Перед собой он увидел потолок. Голова раскалывалась. Потрогав рукой лоб, он нащупал ткань… Подняв голову, он увидел девушку, сидящую за столом. Темные волосы свисали до надписи Levis на её футболке. Лу попытался встать и кровать заскрипела.

Девушка испуганно обернулась и неловко улыбнулась.

- О, доброе утро, как самочувствие?

- Ты кто?

- Я Эмми, мы наткнулись на этот дом ночью. А днём видели дым. Ты жёг хвою, верно?

- Верно.

- Мы тоже были в самолёте. Ты не один уцелел, - Эмми встала со стула и показала разбитую керосиновую лампу, - она упала тебе на голову, и ты, естественно потерял сознание, - поставив её на место, она снова улыбнулась:

- Я забинтовала голову своей второй рубашкой. Так как самочувствие?

Ещё уцелевшие? Лукас не мог в это поверить.

- Прохладно, да ладно.

Она посмеялась, - Чувство юмора - это хорошо... А как тебя зовут?

- Лукас.

Она покачала головой и продолжила своё занятие.

- Извини что напугали. Мы шли по следам от самолета. Следовало постучаться или крикнуть, но Дейв, опасался диких зверей.

Вдруг дверь открылась и в комнату, со снегом ввалился мужчина. Сняв капюшон, Лукас узнал его.

Бородач улыбнулся широкой, доброй улыбкой.

- Привет дружище. Оклемался? Эмми, можешь попробовать, - он закрыл за собой дверь и стал снимать куртку.

- Окей капитан.

На столе лежали опилки свернутые в газету. Эмми взяла их и положила в печку. Добавила сверху сухой стружки и зажгла спичку. Немножко подула, затем аккуратно подвинула дальшеи присела рядом.

- Ну вот, - сказала Эмми, -Теперь будет не так холодно.

Девид, по его собственному желанию прочистил дымоход, скинул с крыши большую часть снега. Днем солнце нагрело воздух, и все ходили в майках.

Когда Лу оклемался, он снял повязку, промыл рану тёплой водой (они поставили железную банку со снегом у печки) и принялся разбирать старые вещи. Дом был приспособлен для одного старика, но хлама в нём оказалось на целую армию. Эмили понравился чулан и большую часть времени, она проводила там и… женская интуиция её не подвела.

Лу вышел из дому и направился на задний двор, - Эй Девид! Завязывай с дровами, есть дела поважней!

- Это какие?

- Нам с Эмми нужно открыть одну штуку, нужна твоя помощь.

Дейв отложил топор и повернулся, - нашли какой-то ящик?

- Можно и так сказать, только в этом ящике, около, сорока градусов, - сказал Лу, вытаскивая из-за спины бутылку самогона.

Дейв оказался эдаким добрым великаном. Он воевал в Ираке и попросил не расспрашивать его об этом. Эмили, стройная и веселая, ещё молодая, 22 года.

Лукас нарубил дров, а Эмми накрыла на стол. Если можно назвать стол накрытым, когда на нем старая скатерть, три стакана и бутылка какого-то самогона.

Все выпили. Развеселились. До вечера они рассказывали истории из жизни. Ели еду, которую стюардессы не успели подать в самолете.

- ...ну, я позвонил им и говорю, - продолжал уже изрядно выпивший Дейв, - ну знаете, как это обычно бывает? Мужчина решил купить девушке лифт в подарок, а не знает какой размер.
К тому же он сидит дома и никуда не выходит.
Вот ему нужно, чтобы приехал продавец консультант и подобрал размер на наглядном примере.

Эмми и Лукас сидели напротив размахивающего руками Девида и слушали его.

- ...приехала девушка, вся из себя прям, - он отпил ещё немного из стакана, - прям королева красоты и начала раздеваться.

Лукас встретился взглядом с Эмми, все прекрасно всё понимали.

- ... из ванной, а она уже облюбовала мою кровать и говорит, мол, давай сначала мы посмотрим на ТВОЙ размер.

Дейв расхохотался и случайно задел рукой бутылку, Лу подхватил её и поставил поближе к Эмми.

- Оу, мне кажется, уже хватит. Я уже посуду начинаю колоть, - он приподнялся и направился в сторону кровати, - я в серединке, не возражаете?

Даже если сам президент Страны возразил, крейсер всё равно бы припарковался.

- Постарайся не промахнуться! - предупредила его Эмми, и великан плюхнулся на кровать.

- Не волнуйся, детка. Старый Ди никогда не промахивается.

Через минуту Старый Ди уже вовсю храпел, а Лу и Эмили налили ещё по стаканчику.

-Мой бойфренд, удрал с одной шлюхой из колледжа, на машине и прислал мне открытку. Не горюй детка, кругом ещё куча бесхозных парней.

Самая весёлая часть в том, что на эту машину мы копили вместе. Мне пришлось торчать на двух работах, чтобы как-то жить.

Эмми погрузилась в воспоминания,и Лукас решил разбавить её думы.

- Я был женат. Её тоже звали Эмили.

- Ух ты. Не думала, что это столь популярное имя, - сказала Эмми с улыбкой на лице.

- Я тоже. Так вот. Однажды я искал подарок ей на день рождения, зашёл в сувенирную лавку. Стоит сказать, что у нас и так были с ней не лады, последнее время, она была жутко ревнивая, - Лукас отпил из стакана, Эмми внимательно его слушала, - я купил ей новый телефон, какой ей нравился, цветы и свечи, такие толстые с блёстками по бокам. Надеялся на приличный вечер в приятной обстановке. По дороге домой дали по башке, отняли пакет с подарками и барсетку. Я потерял все документы, ключи от дома. В общем, было не до праздника, и я пришёл домой с пустыми руками. Стал рассказывать всё... ну она и увидела блёстки на моих руках и не стала даже слушать, откуда они.В итоге мы развелись. Из-за каких-то дурацких блёсток.

Эмми немного помолчала, затем сказала:

- Иногда хочется что-то исправить, но мы не в силах.

Эмми пристально смотрела ему в глаза. Её карие зрачки, ночью казались черными. В них отражался огонь и … лёгкое опьянение.

- Иногда просто лучше оставить всё как есть. Но и жить нужно как в последний раз. Не упускать не единого момента. Ведь это и есть счастье. Правда, если ты хочешь свиснуть новый плазменный телевизор из Медиа Маркта, то лучше подумать о последствиях такого счастья.

Эмми хихикнула и положила руку ему на ладонь.

- А если я хочу что-то сделать, я всегда это делаю.

«Она хочет меня поцеловать?»

- Ты ещё молодая. Скоро поймёшь, что всегда нужно делать выбор.

«Надеюсь, что да»

Лежа у печки на старых вещах, найденных в доме, Лу надеялся, что Эмми придет к нему ночью.

«Черт, да я напился»

Спать втроем на одной кровати было невозможно. Дейв и Эмми отлично гармонировали в этом плане. Его пивной живот компенсировал её худобу, всем хватало места. Может он даже трется им о её спину, в приступах храпа. Ублюдок. Нужно было ей предложить лечь на полу. Тогда что? Утром Дейв бы всё увидел. Ну и пусть. Пусть знает.

Лукас остановил бурный поток мыслей и вспомнил как в молодости, после пары пива написывал всем девкам на мобильный. Иногда даже звонил, но результат был всегда один.

Хочешь - пиши, хочешь - звони, утром одинаково стыдно.

С этими мыслями Лукас провалился в сон.

На утро, в троице поселился ещё один выживший. Самый живучий. Звали его похмелье. Этот засранец всегда будет преследовать тебя, где бы ты ни был, но не убьёт.

Он любит медленную пытку. Даже после апокалипсиса или на необитаемом острове ты будешь не одинок, если с тобой бутылка крепкого.

- Я бы сейчас всё отдал за чашку кофе, - признался Дейв, обхватив руками голову, - может в самолете есть?

- Наверняка всё замерзло на таком холоде, или сгорело при пожаре, - Лукас встал, подошел к окну и приоткрыл его.

Повернувшись к столу, он встретился с взглядом Эмили.

Она как бы спрашивала его, ну что дружище, помнишь, как мы вчера перебрали?

Это чувство ему понравилось. Последний раз это было в школе, в старших классах. Точно так же на него смотрела КейтлинОлсет, после хеллоуина. Тогда они с ней накидались джину, и развлекались на заднем сидении папиного Форда.

Сфотографируй кто-нибудь Графа Дракулу и Девочку Зомби в непристойной позе в машине, эта фотка развеселит короля пессимистов.

Хаха! Посмотрите, куда Граф Шбяхула засунул свою руку!

Дейв опустил руки на стол и посмотрел на Лукаса: - Почему я не слышу звук спасательного вертолета?

В его лице отражалась вся серьезность, которой он располагал.

Лу помотал головой, - Я не знаю. Ночью они и не подумали бы искать. Спасательные операции проходят только днем. Дымоход привлечет внимание, если они будут пролетать мимо.

Дейв снова обхватил голову, - надеюсь.

- Будем просто ждать, - сказал Лукас.

Днем стало полегче, голова переставала болеть и Лу немного взбодрился. Эмми спала, а Дейв, ничего не сказав ушел.

Лукас взял топор, подтащил с саней хвойных веток и разрубил их на маленькие кусочки.

Зайдя в дом, он посчитал запасы дров.

- Привет, - сонный голос Эмили, раздался со стороны кровати.

Она потягивалась на ней, прогоняя остатки сна.

- Как дела в сонном царстве?

Она пересказала сон, в котором покупала кактусы.

- У меня дома полно их. Мама говорит, что это самые мудрые растения. Они умеют слушать, - сказала Эм.

- И сильно колоть, когда на них сядешь.

Эмми рассмеялась, а потом быстро затихла.

- Лукас.

- Да.

- Я вчера нормально себя вела?

Лу испытал смешанные чувства.С одной стороны ему хотелось верить, что она спросила это для приличия, что все вчерашние улыбки и поглаживания по руке были не от дядюшки Алкоголя, с другой…

- За руль не садилась, посуду не била.

- Хехе. Это хорошо. Я вчера нашла в чулане карты, может, сыграем?

- Лучше бы ты нашла там Алкозельцер.

- Король, - сказал Лу, отбиваясь от атаки двух дам, - и туз.

- Figliodiputana!

Эмми проиграла, Лукас повесил двух шестерок ей на погоны и пожалел, что рядом нет фотоаппарата. В карты она играла не очень, зато хорошо знает итальянский. Оказалось, она работала преподавателем в ВУЗе.

- Это неправильно, - сказала она, - ни одного вертолета за два дня.

Лукас уже задумывался о причинах такой долгой спасательной операции и не смог найти ответа.

- Дейва всё нет, - заметил Лу, - надо идти его искать.

- Сыграем ещё три игры, - предложила Эм, - пройдет примерно полчаса. Если не появится - выйдем.D'accordo?

- si.

Лукас и Эмми шли к самолету, периодически выкрикивая имя того, кто никогда не промахивается. Наступал вечер, холод усиливался и, подойдя к самолету, они ничего не обнаружили. Лукас залез в обгоревший самолет, пробрался через разбросанные вещи, осколки и нашел отсек с едой.

- Ни одной банки кофе.

- Что, вообще?

Эмми нахмурилась. В самолет лезть она отказалась и ждала снаружи.

- Он мог их взять и уйти. Но куда? - спросил Лу.

Эмми всё так же смотрела на Лукаса, потом повернулась в сторону леса и прокричала:

- Дееееейв!

Её крик эхом отразился от леса и вернулся назад вместе с...

Лукас кажется что-то услышал.

- ДЕЕЕ...

- Чшшш, - прошипел Лу и прислушался снова.

На этот раз ничего не слышно.

Лукас забрался на крыло самолета и крикнул изо всех сил.

- ДЕЙВ КРИЧИ ГРОМЧЕ! ГДЕ ТЫ!

На этот раз и Эмили услышала далекое "Ааааа".

- Это в той стороне, - Лукас спрыгнул на снег, и они побежали в сторону, откуда раздавался крик.

"Ааааа"

- Мы идем идем!, - Эмми крикнула так, что Лукас чуть не оглох на одно ухо.

Подбежав к линии, где начинались деревья, они остановились и нашли следы. Эмили вскрикнула и схватила Лукаса за руку, увидев параллельный след крови. Чуть дальше они наткнулись на следы борьбы и снова кровь. На этот раз намного больше.

"Аааа" - сдавленный крик, затем кашель раздался совсем близко, и они пошли дальше, перешагивая через темно-красные пятна.

Нашли они Дейва прислонившимся спиной к дереву, снег вокруг него был пропитан кровью. Майку он снял и намотал на кровавую культю. В правой руке Дейв, который никогда не промахивается, держал свою кисть с будто-бы пожеванными пальцами. Он был белее снега и смотрел стеклянными глазами на Лукаса.

- Я пизданул его, - сказал он, широко улыбаясь, тем самым показывая черные зубы, - я всё-таки завалил этого пидора.

Лукас осторожно присел рядом с ним. Рядом валялись смятые банки Nescafe, кофе рассыпалось по снегу.

- Кого? - осторожно спросил Лу.

Девид засмеялся, положил кисть на ноги и потянулся к банке с кофе. Достал рукой щепотку и высыпал себе в рот. Пережевывая, он кивнул головой в сторону.

Эмили вскрикнула.

В пятнадцати метрах от них лежал мертвый кабан. В районе головы – черное месиво.

Лукас снова посмотрел на Дейва. Тот всё улыбался и ел своё кофе.

Надо что-то делать?

- Эмми, ты останешься с ним, - Лукас подошел и взял её за плечи, отрывая её внимание от трупа животного, - останешься с ним, разговаривай, соглашайся, делай всё, чтобы он не вырубился, ясно? Я сейчас вернусь.

Её глаза расширились, - ты куда?

- Привезу сани, надо оттащить его в дом.

Эмми посмотрела на Дейва, у которого на коленях лежала его кисть, и открыла рот, чтобы что-то сказать, но Лукас перебил её:

- Сделаем всё что сможем! Возможно это последнее кофе в его жизни, - сказал Лу и пошел обратно, наступая на свои следы и размышляя, как будет классифицироваться его скользящее изобретение через двадцать минут.

Карета скорой помощи или труповозка?

Лукас собрал все припасы, что смог найти в самолете. Омлеты, хлеб, курицу, сыр, пирожные.

Еды набралось мало, но достаточно, чтобы продержаться (по скорым подсчетам) на несколько дней. Но в команде больной, а это значит, что всё может кончиться и за сутки. Выйдя из самолета, Лу заметил, что Девид снова потерял сознание. Его культя свисала с саней. Кисть он всё так же держал в правой руке, на груди.

Дотащив Дейва, пока ещё, на карете скорой помощи, до дома, они перетащили его на кровать, и он тут же открыл глаза. Дейв в страхе оглядывал помещение и остановил взгляд на Эмми.

- Райеуху, - проговорил он со скоростью пулемета.

Эмили застыла на месте. На её лице расплывалась слезная гримаса.

- Оайнеруху!!

Дейв молниеносно вскочил с кровати, Лукас попытался его уложить, за что получил ногой в грудь и отлетел в деревянный стол.

Девид схватил Эмми за куртку и стал трясти её, - Отдай мне РУКУ СУКА!

- Дейв, не надо! - Эмми зажмурилась, будто приготовившись к удару, - не б...

И он последовал.

Он ударил с левой, отчего, на её лице моментально выступила кровь. Эмми отскочила назад, вдруг Дейв отпустил её и заорал, хватаясь за левую культю, с которой ручьем текла кровь. Терять сознание от болевого шока он и не собирался, зато в этом ему помог Лукас, зарядив ему в затылок керосиновой лампой.

Великан пошатнулся и с грохотом рухнул на пол.

Чем больше шкаф, тем громче падает. Точно.

- Чего он хотел от меня? - сквозь слезы и всхлипы кричала Эмили.

У Лукаса в голове крутилось множество словосочетаний:

бредовое состояние, предсмертная агония, лихорадка, бешенство.Но когда посмотрел на сани, стоящие у входа в дом, он всё понял.

Дейв забыл взять свою кисть.

Весь вечер Эмми просидела около Девида. Выходила на улицу, собирала снег в тряпку и возвращалась. Лукас сидел за столом, который пришлось немного подлатать после драки. Да и дракой-то это не назовешь. Бешеный бык вышел из под контроля и раскидал тореадоров. Вот как это называется. Лу однажды смотрел такое видео. Тамошнему парню в клоунском костюме досталось рогом в задний проход. А его товарищ перемахнул через двух метровый забор так, будто там его никогда не было.

- Сокол не выходит на связь. Убери это, - пробормотал Дейв,скидывая мокрую тряпку со лба. Эмми просто ждала, когда он прекратит, и прикладывала её снова.

Периодически Дейв рапортовал полковнику Расселу о том, что Сокол не отвечает и вероятно потерпел крушение в лесу. Он просил, нет, умолял его о штурме деревни и выручке товарищей.

Сокол не отвечал.

Рядом с кроватью стояло ведро со снегом. Внутри, впрочем догадайтесь сами, что было внутри, ок?

- Надо поспать, Эмми, ты всю ночь просидела с ним.

- Хорошо, - она поправила тряпку и отошла в сторону.

Лукас подошел к Девиду, посмотрел на его ноги, проверил ремни и начал привязывать последнюю рабочую конечность. Обматывая руку ремнем, Лукас заметил, что Дейв открыл глаза.

- Ты? - спросил Дейв. Взгляд фокусировался где-то позади Лукаса. По его лбу, с тряпки потекла струйка воды и попала в глаз. Он даже не моргнул.

- Всё хорошо Девид. Спи.

Дейв наконец нашел взглядом Лу и спросил:

- Как Сокол? Вышел на связь?

- Да, они ответили. У них всё хорошо. Спи.

- Это хорошо. Хорошо, - он закрыл глаза, - молодцы они.

Лу затянул ремень, проверил, не слишком ли туго и направился к двери.

Эмми уже спала у печки, на полу, съежившись в комок. Лу вышел из дома, вздохнул поглубже свежего воздуха и посмотрел на небо. Солнце уже высоко. Около двенадцати часов, наверное. Хотя кто знает. Он прислушался. Никаких звуков. Только ветер. Ни криков, ни вертолета, ни собак. Только... Ветер...

Сутки спустя…

Лукас вышел на прогулку. Прошел по слегка запорошенным снегом следам, которые они оставили, когда тащили Дейва. От дома до озера, было около километра.

А куда спешить? На работу? В гараж за машиной, чтобы успеть проехать без пробок? А душ? Сколько времени человек может прожить без душа? Когда он чувствует, что из подмышек воняет как на сырном заводе плесенью. Не говоря уже о запахе гноя, что постоянно стоит в доме.

Культя у Девида стала гноиться, когда Эмми меняла повязку, а делала она это пять, шесть раз в день, Лу просто выходил на прогулку. До самолета и обратно, этого хватало. А вот и он.

Черная птица, расколотая надвое, только из этого брюха вылезли не кишки, а трупы. Их прикрыло снегом, Лукас смотрел на них издалека. Теперь это памятник.

Эмми не отходила, от Девида, который больше не звал Сокола, но смирилась с происходящим. Дейв боролся изо всех сил, каждый вздох мог стать последним, не было видно как ему плохо но...

Говорят, люди, которые лежат в коме или в реанимациях всё чувствуют и слышат. Только их воспоминания забываются, когда они выздоравливают. Как сон, который не можешь пересказать уже через час, как проснулся.

А ещё есть понятие десяти дней у врачей. Они называют это отпуском. Если человек не приходит в сознание на десятый день, то они отключают его от станции жизнеобеспечения.

Уехал в отпуск, оставляйте сообщения.

Прошли ещё одни сутки. Ничего не менялось, никто не пришёл на помощь. Периодически они присматривали за Девидом, но Лу давно понял, что это за пациент.

Взглянув в зеркало, он удивился густой щетине, щеки впали, живот заметно втянулся. Еще неделя и у него будет борода. Конечно не такая, как у Сарвана Сингха (1.8 метра), обладателя самой длинной, но будет чем гордиться уж точно. Лукас пообещал себе, что если выберется, то отпустит в честь этого бороду. В детстве он всегда говорил маме, что у него будет борода как у деда.

Мать Лукаса часто водила его в больницу. Иногда, после школы, он заезжал к ней на работу на велосипеде, школьнике. Куча людей, ожидающих в очереди, кричащих что-то на разных языках. Все это оставалось позади, когда Лу проходил через приемный покой. Он знал всех дежурных сестер и этаж, где работала мама.

Но мальчишечий ум требовал большего. Он требовал тайн.

Рядом с грузовым лифтом на первом этаже, располагалась дверь в реанимацию. По соседству, дверь уборщицы. Или уборной, судя по запаху, они не отличались.

Прячась за дверью и подглядывая в замочную скважину, когда выйдет Мужчина с бородой, в белом халате, Лу закрывал нос рукой. Дышал редко и через рукав.

Когда белый халат пролетал рядом с дверью, Лу медленно выходил, проверял, нет ли кого, и проходил в реанимационное отделение.

В большом темном помещении, стояли десятки кроватей, рядом с каждой, целая сеть трубок и приборов. Под каждым больным, утка. В этом помещении, запах был в три раза жестче, чем в комнате уборщицы. И Лукас понял, что они как-то связаны.

Он подходил к каждому больному и пытался заметить движения на их лицах. Трогал их за руку, - эй, дядя, слышишь меня?

Частенько в школе он рассказывал всем, что дядя отвечал и они подолгу с ним беседовали. Но однажды, так и случилось.

Только это был дед. Старый и тощий дед, который лежал будто вдавленный в койку.

Сначала зашевелилась трубка, затем открылись глаза.

- Мымыыы.

Дед пытался что-то сказать ему. Вот оно! Наконец-то! Только Лукас представлял это немного по-другому.

Дед выплюнул трубку и посмотрел серыми глазами на мальчика.

- Отключай! Отключай меня пацан!

Лукас попятился назад, и холодная костлявая рука вцепилась ему в ногу.

- Отключи меня! Я давно уже умер! - старик кричал на все отделение и так вцепился в Лукаса, что длинными ногтями стал резать ему ногу.

Маленький Лу закричал, пытаясь высвободиться, а старик не прекращал орать, - Отключай меня отключай! Отпусти! - из его рта выплескивались капли крови вместе со слюной.

Левой рукой он держал Лукаса, а правой отрывал все трубки. Стойка с капельницей упала, разбились ампулы.

- Я видел ад, нет никакого рая, только боль и адское пламя в голове!! Я не могу больше это терпеееееть!!

В отделение набежали санитары, оттащили Лукаса от койки, мужчина в белом халате надавил старику куда-то в локоть и хватка сразу ослабла.

Старик ещё долго кричал про нестерпимую боль, пока Лукаса отводили на третий этаж к матери.

Его долгие прогулкине были всегда в одну сторону, дважды он прошел порядка пяти километров в глубь леса, всегда в разные стороны. Кричал и залазил на деревья, осматривал местность. Но эти попытки не принесли результатов, и Лу принял решение, от которого отказывался всё это время.

- А как же Кабан, которого он убил, - Эмили сидела рядом с Дейвом, держа в руках мокрую тряпку.

- Его нужно было есть раньше. Возьмём всё, что осталось, оставим Дейву его часть.

- Блин, да я бы сейчас съела, что угодно. Ты уверен на счет тех ягод?

- Я бы не стал рисковать. Эмми, нужно взглянуть правде в глаза.

Этот разговор назревал давно, но все попытки были неудачны. Теперь она молчала, что означало многое.

- Если люди не ищут нас, мы сами должны найти их. Да, мы не знаем куда идти и, ориентиров нет, но если тут стоит дом, значит, где-то есть дорога, верно? Найдем помощь и вернемся с ними за Девидом… Эмми, останемся тут, умрём голодной смертью.

Эмили помолчала, затем опустила голову:

- Видимо, другого выхода и вправду нет. Сколько можно ждать. Они не придут, теперь это понятно.

Как говорят итальянцы, Chihatempononaspettitempo… Кто имеет время, тот не ждёт.

Наконец она вышла, вытерла слезы и присела на пень, об который они рубили дрова. Теперь очередь Лукаса.

- Ну что, дружище. Не попал ещё в рай? - он присел рядом с кроватью, на стул. Еще теплый, от Эмили.

- Мы уходим. Я даже не знаю куда. Делаю вид, будто контролирую ситуацию и корчу из себя крутого мужика, но с движением у нас хоть какая-то надежда. Сидеть в доме и ждать пока придёт время? - он посмотрел в окно, Эмми сидела на месте, - это не для меня. Если у нас есть хоть пол шанса, я воспользуюсь им. И я благодарен тебе, за то, что ты сделал в самолете. Ведь для меня всё могло закончиться хуже не столкнув ты того парня с места. С пулей в башке, рядом с теми трупами в снегу, рядом с самолётом? Нее, я сейчас живой и борюсь за жизнь, хоть и знаю, что шансов нет.

А ты герой, ты подарил нам с Эмми ещё время. Герой. А герои заслуживают долгожданный отпуск. Да. Отпуск.

Лукас сжал Дейву правую руку. Затем встал, закинул все оставшиеся дрова в печку и плотно закрыл вытяжку.

«Первый день шли с Эмми молча. Лишь оглядываясь иногда, чтобы проверить, не потерялись ли. Пришлось оставить сани, слишком тяжелые, чтобы тащить. Вместо них, взяли по рюкзаку с необходимыми вещами.

Ночью пили самогон по кружечке, спали в кустах, одевшись во всё, что было. В обнимку, чтобы было теплей.

Рано утром следующего дня вышли, чувствуя потребность в движений. Дикий холод проникал во всё тело. Ляшки и другие мягкие места на ногах и руках я не чувствовал с тех пор как вышли.

Я постоянно на взводе, хочу, чтобы это скорей закончилось. Сейчас всё тело невыносимо болит. Я не устал, от холода. Эмми одета, теплей, но я думаю, её это не спасает.

Днем снова шли вперед, стараясь держаться прямого курса, когда солнце было высоко, разделить до маек, но через три часа холод снова заставил одеться. Постоянно включаю мобильник и проверяю телефонную связь (второй сел позавчера, последний, с дисплеем, оставили в доме). Батарея почти села. На морозе долго не держит.

Ночью пошел снег, выпили весь самогон и потрахались. Как животные, без эмоций и стонов. Отнеслись к этому как к ещё одной возможности согреться. Двигался туда-сюда, не чувствуя ничего, потом просто повалился рядом и увидел, что Эмми плачет.

Худшего дня в жизни у меня не было.

Не дождавшись утра, вышли в ночь и ориентировались по полярной звезде, съели ягоды и срали весь следующий день. Связи всё нет.

Я потерял надежду! Я отморозил пальцы на ногах и ляжки. Боюсь снимать обувь.

Кругом только лес, ни разу не выходили на пустырь, только деревья и снег.

Аккумулятор сел. Я разбил телефон о дерево.

Мы всё решили. День я не записывал ничего, так как не делали остановок, договорившись о последнем рывке.

Да и писать я не хотел.

Мама, Я всегда буду Любить Тебя, и вспоминать самые добрые дни, которые были у нас. Я всё простила. Отец, царствие тебе небесное, я иду к тебе.

Эмили Эйндж. Калифорния, Улица Святого Патрика д.82, 5771025.

В моей смерти прошу не винить Лукаса Брайта, я делаю это по моей собственной воле. Люблю вас всех.

Эмми, наш брак был недоразумением, как ты и говорила. Я тоже так считал, но не признавался, так как не хотел развода.

Писать близким некому, отцом я так и не стал.

Напишу Бобу. Он работает рядом с моим офисом, его гараж выкрашен в зеленый цвет. Нас связывает одно дело, с ремонтом моего бампера на старом Форде.

Так вот, Боб, твоя жена толстая.

В моей смерти прошу не винить Эмили Эйндж, я делаю это по моей собственной воле.

Лукас Брайт, Манхэттен, Улица ДжимбоУэйлса, дом 54, 0096575.

P.s. покормите мою собаку »

_____________________________________________________________________

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля