Текущие конкурсы

Конкурс "Загадочная книга"

Принять участие в конкурсах
20-04-2010Автор: katrinka

Я тебя выцарапаю!

-Ангелов не бывает! Тем более женщин…
-Бывает!
-Только в сказках!
-А если очень необходимо, чтобы они имелись?
-Прикрепи любой из них бумажные крылья и столкни с высоты вниз. Чем не ангел?



Сегодня вернулась собака. Гуляла где-то две недели. Что заставило ее убежать, а тем более вернуться? Вопрос без ответа. Впрочем, догадаться не так уж и сложно. Животные, да и люди, возвращаются туда, где чувствуют себя счастливыми. И примитивно озвучивают это состояние банальной фразой: «Мне хорошо».


Зачем я поплелась на эту встречу одноклассников? Жила же без них эти двадцать лет? Глупые и бессмысленные разговоры. Нелепые пересуды, похвальба житейскими покупками, словно вся жизнь-это очередь за дефицитом. Лоскуты фраз:

-Как ты живешь?

Замаскированное безразличие. Можно подумать, что мы не научились врать за эти годы.

-Хорошо живу, просто замечательно!

Еще не хватало, чтобы меня кто-то жалел, настойчиво рылся в замысловатых складках моей жизни. Зачем утруждать себя излишними потугами вашего драгоценного мозга? Рождение бессмысленных сплетен не входит в мои планы.

-Тебя подвезти?

-Подвези,- безучастно дернула плечами,- Подвези. Только не приставай. Все равно без толку.

-А ты не изменилась. Такая же дерзкая, как и была.


Вовка поседел. Не полысел хотя бы. Поправился, но не извращенной полнотой - без выпяченного пивного животика. Не объедается. И жена плешь не проела. Добрая, видимо. Хотя, Вовка, по всему видать хозяйственный, не за что пилить.


В машине тепло, уютно. И снег, такой колючий, который бывает только в феврале, не врывается внутрь. Не кусает, впиваясь бездушным едоком в лицо. И ты начинаешь верить в «мир во всем мире» и эта иллюзорная действительность убаюкивает тебя слаще кукольных «спокушек».


-Вика, я могу, конечно, долго еще ехать, но ты хотя бы скажи адрес.- Вовкин голос вернул меня в реальность.

-Да все там же. - Не знаю, что меня дернуло спросить, - А ты?

-И я…там же. Приехал недавно.

-Где же ты был?

- Викуша, проще сказать, где я не был. Почти весь шарик, не по одному разу измерил. На пенсию вышел, замутили мы дела с мужиками, теперь свой штурвал кручу. На себя работаю. А ты?


Что ответить бывшему мальчишке, в которого была влюблена с шестого класса? Что жизнь твоя - как протухшая каша, с гадким запахом былых воспоминаний?Что, не уйди он тогда в свое «светлое капитанское будущее», что были бы под одной крышей. Или сорваться и зареветь, что какое ему собственно дело, до меня, если столько лет ни письма, ни открытки, ни звонка… Не буду. Шрамы зарубцевались, но не буду. Не нужно. 


-Нормально. Работа, семья, собака. Квартира, мама, сын. Дачи нет. Машины нет. Все заурядно. Ну, скажи, что ты рад за меня?

Вовка резко крутанул руль, так, что ремень резко впился в мое тело. А потом остановил машину.

-Что ж вы, бабы, за люди такие? Любите сами себе больно делать! Тебе плохо, а ты еще жаришь, чтобы еще поганее было. Зачем? Вот скажи, зачем?

-А ты у жены своей спроси? Бог даст, ответит честно. Или ей все ладно?

Я не знаю, что он увидел на моем лице. Может, ему привиделась Баба-Яга из сказки Роу, но он расхохотался.


-Вик, если есть у тебя время, давай посидим где-нибудь? Поговорим нормально?

В кафе, куда Володя отвез меня, было немноголюдно. Он сделал заказ, посмотрел на меня как-то выразительно:

-Выпьешь что-нибудь?

Одной пить не хотелось, Вовка нагнулся к официанту, шепнул. 

-С машиной ничего не случится, здесь брошу. Домой на такси поедем. Я заказал вина, ты не возражаешь?

Алкоголь развязывает язык. 

-Как сын? Большой уже, наверно?

-Взрослый. В армии. А твои?

-Мои? Дети, в смысле? У меня нет детей.

Его ответ меня немного притормозил:

-Прости…

-За что? Ты чего, думаешь, я обиделся? - и Вовка засмеялся.

-Просто для женщины, это болезненно.

Он продолжал улыбаться:

-Кабы была та женщина. Я не женат, Викусь. Оттого и детей нет. 

Смотрел на меня он вопросительно. Захотелось съязвить про жен в каждом порту. Удержала свое жало:

-Это не проблема. Все еще может быть. Для мужика сорок - не возраст.

А он тянул вино и хитро, внимательно смотрел на меня:

-Может и так.

Мы сидели напротив, и я чувствовала его взгляд. Ощущала, как глазами дотрагивался он моих волос, спускался по ресницам, скользил по губам. И не было неаккуратного раздевания очами моего тела. Не было хищной охоты за неловкими моими движениями. Он рассматривал меня с настырностью художника. Я не выдержала:

-Сильно изменилась?

-Лучше стала. Красивей.

-Спасибо.


Мне так хотелось спросить, думал ли он обо мне за эти годы, может, приходила я к нему во сне. Мне так услышать хоть малейший намек, что он помнил обо мне. Удивительно, как часто я мечтала об этой встрече, рисовала ее в мельчайших тонкостях, а как увидела его и все слова тут же погибли в какой-то загадочной бездне. Внутри меня бурлил опасный водоворот слов, в котором я рассказывала ему о своей непутевой жизни. Рассказывала, как ненавидела и не понимала его, как старательно рвала, а потом клеила его фотографии, как шерстила интернет в поисках хоть малейшей информации о нем. Молчала! А в душе кричала, что сына назвала его именем. Чтобы у меня был свой Вовка! Как гуляла с коляской у его дома. Как беззвучно плакала у пустого почтового ящика. Смотрела и молча хлестала его словами!

-Зачем же ты уехал тогда?

-Можно я закурю? Тебе не будет противно?

Волнуется? Или мне так хотелось, что бы его гложило чувство вины? Чтобы он чувствовал себя, как черти в преисподней, на раскаленных сковородках! Ты, ты, виноватый во всех моих несчастьях и проблемах! Только ты и никто другой! Именно из-за тебя моя жизнь пошла наперекосяк. А теперь ты сидишь передо мной и думаешь, что мне ответить? Интересно, ты научился врать? Соври мне что-нибудь, чтобы так не было мерзко на душе. Скажи, что-нибудь, только не приторно слащаво-трагическое. Не поверю.
-Понимаешь, для мужчины очень важно иметь цель. И эту цель он должен представлять уже с детства. Иначе, ВСЕ! Грош ему цена. Будет бултыхаться, как дерьмо в прорубе. Искать смысл жизни, сходить с ума, лезть в петлю, мучить себя и близких. А надо видеть и идти. Идти, не смотря ни на что.

-Или «ни на кого»?

Вовка вздохнул. Хлестанула я его больненько. Хороша крапивка, жгучая? 

-Ты расписываешь мне свои животрепещущие приоритеты, так почему среди них не нашлось мне места? Твоей профессии нашлось место, а мне - маааааленькой такой букашечке, нет?

О, Господи, как мне захотелось его расцарапать!

-Потому что ты вышла замуж!

-Ах, значит, это я виновата?! Это я уехала и пропала! Это от меня не было ни одного письма за эти двадцать лет! Это я променяла тебя на свое море? не приезжала в родной дом? Это я? Я, я?

-Викусь, пойдем, прогуляемся пешочком? Пойдем?

Неужели я стала пошлой истеричкой, и ему просто захотелось от меня отделаться? Ну, скажи ты мне честно, что я не вписывалась в твою жизнь! Скажи и я успокоюсь.


МЫ вышли из кафе. А на улице хозяйничает метель. Какой тут разговор. Хочется прижаться в угол. А он опять курит…

-Я, Викуся, думал - переждем какое-то время. Ты выучишься, я устроюсь, а потом и семью можно. Нормальный вроде расклад. По-мужски. Чтобы не с бухты-барахты, а с пониманием. Какая семья-на чемоданах? Я в мореходке, ты- непонятно где и как? Вроде все так просто и понятно…А потом маманя : «Вика вышла замуж»… И к черту этот расклад…

-А мне? Что мне оставалось делать? Ты меня как щенка бросил! Никаких объяснений! Ничего. Сидеть и ждать тебя на бережке? На каком только…

Вовка прикрыл меня от колкого снежного ветра. Остановились у какого-то дома. Прижал к кованым воротам.

-Вика, ты вышла замуж. Тебе было хорошо?

Вовка смотрел мне в глаза. Господи, как же дышать то тяжко!

-Я тебе про Фому, ты мне - про Ерему…Хреново мне там было! Знаешь такое волшебное слово?! Маму послушала - « просидишь в девках!» Два года от тебя ни слуху, ни духу! Вышла! А потом выла и сопли на кулак наматывала! Потому что пил как проклятый! Потому что ребенок маленький, мать больная, отец-умер! А потом он по пьяни в тюрьму попал. Вроде вздохнула спокойно. Плохо так говорить, а мне спокойно было. А, оказывается ездить туда надо. Сви-да-ни-я! Знаешь какие там комнаты для свиданий? И он как зверь на тебя набрасывается. И ори ни ори - положено! И с ужасом стала ждать возвращения, даже не со страхом. С ужасом! Оттуда нормальными не выходят. Понимаешь, о чем я?

-Почему не развелась? 

Какой вопрос! Понятный вроде, простой, а как ответить трудно…

-Боялась… Когда срок на исходе был, так боялась! Плакала много. Вышел. Устроиться нигде не может, не берут, на моей шее повис. И опять выпивка, побои. Боялась, что сын насмотрится и его жизнь по кривой пойдет. Он малой когда еще был, знаешь, бывало сядет, прижмется ко мне, да скажет: «Мамочка, давай уедем! Бабушку с собой заберем! А ЭТОТ пусть один живет». Отцом не звал, только – ЭТОТ. Соберет вещички в бабкин платок, к сачку привяжет - поехали! Богом заклинала муженька: «Уходи!». Да разве упросишь…

-А потом?

Эх, какой у нас диалог душевный! Стоим напротив, смотрим в глаза, не жалеем друг друга. Просто смотрим. Впитываем соль бытия. Как два магнита. Влечет, тянет, а мы только смотрим. И силу эту, сумасшедшую ощущаем.

-Потом? Потом больница. Ножом полоснул.

-И?

-Жива, как видишь.

-А он? В тюрьме?

-Нет, – я вздохнула.- Сейчас уже нет…Он умер. Я больше не хочу вспоминать. Можно?

-Нужно.

Мне стало легче. Как будто упал многовесовой груз с моей души. Думай теперь, хороший мой, что ты сотворил.

-Пойдем. Возьми меня под руку, если хочешь.

Хочу ли я? Да дай мне волю, я бы бросилась тебе на шею, выла бы как белуга, прижалась бы к тебе…Эх, Вовка! Что ж ты за человек такой. Идем с тобой, молча, как случайные люди.

У дома спросил:

-На чай пригласишь?

-Нет, Володь, не приглашу. Я сейчас закутаюсь в одеяло, да отревусь последний разок. Захочешь, потом увидимся.

Забежала на свой четвертый, скинула сапоги быстренько и у окна наблюдала, как он курит.




Воскресенье. Надо собаку выгулять. Собралась. 

-Давай, Грэюшка. Пошли.

С поводка спустила. Пусть порезвится. Это ж Вовка придумал завести псину. Говорил в детстве, что на границе служить будет, а попал в морфлот. Судьба моя такая, что два самых любимых человека - моряки…

Погуляли. Вот и ладушки. А теперь в магазин нужно.

-Привет!

-Привет. Ждешь?

-Жду…

-Ну, тогда пошли, проводишь меня до магазина.

Купила все продукты. Идем вместе, Вовка сумку взял в свои руки. Заботливый.

-Пойдем ко мне. Посмотрим наши старые фотки. У меня ведь, как мама умерла, все в той же сохранности. Тетка только заходила, «проветривала» квартиру.

-Ну, пойдем.

Какое же трепетание испытываешь, перешагивая старенькие ступеньки. Я не была здесь давным-давно…

-Я похозяйничаю, ты располагайся.

Боже, словно и не было этих двадцати лет! Вот Вовкины модели парусников. Все так же мотаются на тонкой леске под потолком. Даже какие - старые тетрадки лежат на столе. Как же мать-то по тебе скучала…Дитя, ты, неразумное.

А потом мы разбирали старые фотографии. Смеялись, какие забавные были лица у наших одноклассников. Вспоминали учителей. Хорошо вернуться в детство…Тепло там, уютно и беззаботно…

-Ты скучал по мне? Вспоминал хоть иногда?

-Конечно…Спрашиваешь…

Господи! Трется носом о мою щеку…Я не выдержу…

-Помнишь, как на крыше твоего дома сидели? Ты до сих пор высоты боишься?

-Боюсь…

Что же ты со мной делаешь… Двадцать лет ждать только одного…Боже! Я исчезаю…



Это может, в западных фильмах обмениваются фразами: «Ты была великолепна» и «Ты тоже». У нас по-иному. У нас душа к душе. Сердце звенит ликующе колокольчиком, порождая экзальтированные нотки нежности.


Люблю! Люблю так, как могу, как умею, как хочу. Люблю! Люблю, как в стихах Асадова:

Я могу тебя очень ждать,
Долго-долго и верно-верно,
И ночами могу не спать
Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Я могу для тебя отдать
Все, что есть у меня и будет.
Я могу за тебя принять
Горечь злейших на свете судеб.


Я могу для тебя все…Ты - величайшее мое испытание, наказание и награда! Счастье, что ты рядом, и к черту ушедшие годы! Не о чем не буду жалеть! Рядом…Целуешь мои глаза, щеки, нос, а я таю, как эскимо на палочке. Таю и проваливаюсь в ласковое море неги.
Господи! Как же страшно очнутся! Очнутся в страхе, что так хорошо нафантазировала эту встречу, что волею виртуозного сценария Господа Бога, очутилась в своем вымысле. И только не знание финала заставляет дрожать всем существом. И боязнь потери и разочарования, пронизывает твой мозг, заставляет его вопреки всем законам жить своей, моделируемой жизнью. Господи! Помощи прошу! Пощади меня грешную! Пощади…

-Викуся, глупенькая, что ж ты плачешь?

Благодарю, тебя, Господи, милостивый!!!!!!




-Мама прощения просила у меня сегодня. Себя виновной считает, что не отпустила меня к тебе. Я же чемодан собрала, а она на ключ меня дома закрыла. Чтоб перебесилась.

-Значит, проблем у меня с тещей не будет? 

Улыбается мой Вовка. 

-Я от мамы скрывала, что ты приехал. А город-то маленький.

-Викусь, может, хватит, как дети по углам обжиматься? Давай, решим, где жить будем? Переезжай ко мне? Да и парень с армии придет, жениться надумает, надо чтоб по-человечески было.

Переезжаю. Мама рада. Только разрываться мне теперь между двумя домами. Одну ее не оставишь. И Грэй ухода требует. Мама его не выгуляет, большой. Утащит ее по всем закоулочкам.

Сыну писать не стала ничего. Придет - разберемся. Да, и младший Володька не обидится.
Как трудно, оказывается, начинать жить снова. Трудно заново создавать семью. Дело не в возрасте. А в каком-то патологическом страхе. Ты безумно боишься не справиться, как если бы тебе поручили биться на чемпионате мира за честь страны. Откуда берется этот страх? Кажется, что всю жизнь только и мечтала о том, чтобы быть рядом со своим любимым. А тут, хозяйничая на кухне, не удержала кастрюлю. Затряслись, перестали слушаться руки…Эх ты, трусиха! Скоро сказка сказывается, а в жизни все иначе. Переживем.

-Суженый-ряженый! Приходи ужинать!

Потихонечку пойдет у нас жизнь. Все будет гладко. Вот как эта скатерть, которую я достала из Володькиного шифоньера. Мама его вышивала. Ни морщиночки. Рисунок-гладью. Вкусный у нас стол. Красивый.




Ну вот. Посылают меня в командировку. На старости то лет. Это только Володька смеется:

-Какая ты старая! Тебе только поддавай!

-Ну, тебя! – а сама улыбаюсь. Хорошо мне с ним. ХО-РО-ШО…

Вовка приболел. Кашляет. И кашель такой. Нехороший. Как его одного бросишь?
Наказала сходить к врачу. Маму поручила навещать подруге. И собаку выгуливать. И звонить каждый день! Обоим!




Ой, как на сердечке тяжело! Ой, как тревожно! Звоню Вовке:

-Как здоровье твое? Все ли в порядке?

-Да, нормально, все. Я в больнице. Не переживай, под присмотром. Температура поднялась, вот меня и положили в стационар. Что-то вроде воспаления легких. Не переживай! Выживу!

Поговорила, а на душе не спокойно. И командировка моя все никак не закончится. Враз бы все бросила! Мама тоже меня успокаивает, говорит, что просто простыл мой Вовка. Звонила беспрерывно, а телефон вдруг загудел незнакомым голосом. Затянул заунывную песню:

-Абонент недоступен. Позвоните позднее.


Ой, святые угодники! Сорвалась я до срока. Бросила к черту все дела. Еду домой, сердце ненормальное стучит- бесится. В голове мысли разные, да все нехорошие. Чего только не передумалось. Довела себя до того, что затошнило, разболелась голова. Забыла, что есть необходимо. Стучит в голове: «Бегом! Быстрее!». Не о чем не могу думать больше. 
Сходила с поезда, чуть сознание не потеряла. Хорошо проводница поддержала. Приехала домой на такси. Еле дошла по лестнице. Бреду, а в горле ком стоит, в груди тяжесть. Звоню в дверь. Дома!

-Слава тебе, Господи, живой!

Осунулся. Показалось, что похудел. По глазам вижу, что обрадовался, но невеселый какой-то. Ругает, что раньше приехала. Спрашиваю как здоровье.

-Живой, как видишь. В порядке все.

-А почему телефон отключил?! Я с ума сошла!

Молчит. Смотрит в одну точку и молчит. Господи, да что же случилось?
Я и так, и эдак, а он как чужой. Не разговаривает, ни обнимет. Ни о чем не спрашивает, сам не говорит. В чем же я провинилась? Что ж такого произойти могло? Земля перевернулась, Солнце с Луной местами поменялись. Что тогда?!

Мне тошно и плохо. Совсем себя извела. Не хорошо мне. Изжога измучила.
-Володя, скажи что случилось! Не мучь меня!

Молчал. А потом как выдаст. Что мы поторопились и не нужно нам жить вместе. И что, давай расставаться.

В-общем, не получилось у нас разговора. Собрала я какие-то вещи, что под руку попались, да и ушла к маме. Обняла Грея, сижу, реву на диване.
Нет у бабы в жизни счастья…Видно, на роду мне написано одной быть.




Неделя прошла. От Вовки ни слуху, ни духу. Да я и сама не пыталась больше наладить отношения. В конце-концов нужно иметь гордость. Себя я виновной ни в чем не считала. Наверно, так и продолжалась бы, не поговори я с подругой. Это она натолкнула меня на мысль поговорить с врачом больницы, где лежал мой суженый:

-Может, кто сказал что плохое? Люди-то разные, может еще что. Поговори. За спрос денег не берут.

Сама же она и разузнала, кто его наблюдал.

Что было дальше, я помню очень смутно. Потому что после разговора с врачом мне стало очень плохо. Настолько, что в той больнице помощь оказывали уже мне.

-Вы бы, голубушка, купили бы тестик на беременность. За тридцать лет практики ни разу не ошибся.



Господи! За время переживаний, я совсем забыла о цикличных процессах своего организма! Беременность?! В голове все смешалось: страшный диагноз, что у Вовки рак, и жить ему осталось всего три месяца, мысли о будущем ребенке, страшная головная боль, непонимание происходящей действительности,непонятные слова "метастазы". В забытьи я шла по дороге. Но, вероятно, сама не понимая того брела я под четким взором Всевышнего. Это он меня направил в аптеку. Это он меня довел до дома самого моего близкого и дорогого человека. Он заставил нажать на кнопку звонка, и, не дожидаясь, открыть своим ключом дверь.

-Я тебя выцарапаю! Чего бы мне этого не стоило! У черта, у Бога! Я тебя выцарапаю…

Не дала ничего сказать моему дорогому мужчине. Закрылась в туалете.
Вышла. Держу в руках две полоски.

-Я тебя теперь никуда не отпущу…


Иногда мужчины, даже самые умные соображают очень долго. Я так устала, измучилась, что время, которое ушло на осмысливание у Вовки, не показалось мне вечностью. Моя беременность сделала меня всесильной. Я знала, я понимала, что могу многое. Осознают ли это все беременные женщины, или это тихое помешательство на фоне моего величия? Не знаю. Но мне стало очень спокойно. Куда-то далеко ушли все тревоги.
-Викуся…Ты когда-нибудь видела, как мужики плачут? Я сейчас готов разрыдаться. Ты меня и несчастным и счастливым сделала сегодня. Возможно, я пока еще не все хорошо понимаю и представляю. Но одно знаю точно. Я хочу жить с тобой под одной крышей. Растить детей. Просыпаться каждый день в постели. Завтракать, обедать и ужинать. Катать коляску. Я даже согласен готовить и мыть полы. Я обязан это сделать. Любое желание никогда не дается человеку без силы способной его исполнить.



Володя бросил курить. Говорит, отбаловался. Каждый день гуляем. Я нашла рецепт «гремучей смеси» от рака. Заставила его это пить.

-Вика, ты сама это пробовала? Это невозможно! Водка с маслом. Ладно бы, по отдельности.

-Пей через «не хочу».

-Ух, какая грозная!

У меня не забалуешь! Я строгая. Даже Грей это давно понял. Никогда не пытался выкинуть что-нибудь недозволенное.

Скоро три месяца, как доктор объявил мне страшную новость. Я ждала этот день со страхом. Ничего не произошло! Я тебя обманула, Костлявая! Я тебя обдурила, дрянь! Я тебя…


Я так плакала, когда Володя гулял с собакой. Так пролила слезами подушку, что потом очень испугалась, что Володька все поймет. Мне нельзя плакать. Нельзя сдаваться.Если я распущу нюни, то все, «пиши-пропало». Надо, нужно держаться. Тем более чебураха в моем животе уже крутиться начала. Не нужно горестных эмоций. 

Нам сказали, что у нас будет девочка. Как радовался Вовка! Вечером сказал:

-Что мы с тобой, как неприкаянные? Может, все же распишемся? И обязательно расскажи все сыну. Не хочу, чтобы обиделся и считал меня врагом.

Решили, что распишемся перед родами. Володя-маленький как раз должен демобилизоваться. По телефону рассказала все сыну. Воспринял очень хорошо. Какой же он уже взрослый…




Вовке стало хуже. Ночью было очень страшно. Пришлось дать кучу обезболивающего. Рано я успокоилась. 
Я очень истово молилась ночью. Когда он спал и не слышал. Беременная тетка на коленях перед иконой в маленькой кухне-зрелище не для слабонервных. Впрочем, они слабонервные, в обморок падают от вида капельки крови. А тут …

Господи, милостивый! Не оставь нас, грешных! Прошу тебя, выведи, защити, помоги преодолеть болезнь. Помоги! Не оставь! Дай нам сил и терпения! За долгие годы мой непутевой жизни я отдала все свои слезы по крупицам. Прошу тебя о маленькой толике счастья - пусть мой любимый будет жить! Не отворачивайся от нас, Господи! 

Я стала давать Володе отвары трав. Чередовала время и дозировку. Каждый день, готовя свое «зелье» проговаривала я свой заговор:

-Живи, мой дорогой, живи…

У меня еще есть время! Я смогу! Только не оставь меня, Господи!!!!

Бабка мне одна сказала:

-Помолись Ксенюшке. Она семьи хранительница. Знаешь, как молилась? Выходила в поле и на все четыре стороны поклоны отвешивала! Выпросит у Господа избавления! Верь! Выпросит!

Подруга поехала по курсовке в Питер. Попросила найти часовенку на Смоленском кладбище. Отвезти записочку.
Пошла гулять с Греем, да отпустила поводок. Сбежал, стервец. Одной не найти. Почти две недели бесполезных поисков. Все напрасно.




Что мне в голову втемяшилось? Без спросу села в автобус, уехала за город. Вышла в поле. Снег кругом. Я бреду по декабрьским сугробам. Ушла за деревья, чтоб с дороги не видно было. Молюсь. И поклоны на все четыре стороны…
Как выбралась не помню. Провалы в памяти - слишком часты. Может потом, кто и объяснит. А сейчас я ничего не знаю. Плетусь по дороге, сил нет. Мамочки родные! Вечереет, а у меня схватки начинаются!

Ой,мамочка родная! Не оставь меня, Господи!

Подобрал меня водитель. С его телефона Вовке отзвонилась. И в роддом…

-Чего ж ты орешь так ,милая?

-Боюсь!

-А чего боишься? В первый раз что ли?

-Нет, не в первый. Сама не знаю, чего боюсь. Старая наверно стала, чувствительная.

-Старая? Поди, чего выдумала! А ты не бойся. Нечего. Сейчас на стол пойдем.

-А ну дыши, как положено! Слушай врача, не самовольничай!

Все знаю, пройдено, а как в первый раз. Уже и страха нет, а какая-то неизвестность. Как на колесе обозрения. Вот, вот опустишься вниз, а оно медленно движется,пугает тебя скрежетом своих железных внутренностей.

-Ну, вот, мамаша, знакомьтесь с дочкой.

Что же я все время плачу-то? Радоваться нужно.



Как только подняли наверх, в палату, стала звонить Володьке.

-Викусенька, мне уже ее показал врач! Мы с Володей под окнами стоим. Володя только приехал.

-Я в окошко выгляну!

Ох, дуреха! На четвереньках подползла к окну. Девчонки пальцем крутят у виска. А я поднимаюсь, к окну прилипла. Стоят мои мужчины. Плачу! Володька-маленький в форме. Красавчик! И другой,мой любимый мужчина рядом. Стоят, кричат что-то, радуются! Счастливые!

Зазвонил мобильный.

-Мамка! Мамочка! Как сестренку то назовешь?

-Наташей. Нравится?

-Всю жизнь мечтал о сестренке!-смеется.-А еще,мамка,я тебя замуж хочу выдать! Гульнуть от души!

-Викуша! Спасибо тебе за дочу! Ангел ты мой!

-Что ты такое говоришь! Ангелов не бывает, тем более женщин.

-Бывает!

-Только в сказках!

-Может и так! Значит, я живу с волшебницей. Вика, у меня анализы нормальные! Ты меня слышишь? Нор-маль-ны-е! А еще Грей сегодня вернулся!

А я опять плачу. 


Будем жить!!!

рейтинг: 0
ваша оценка:

Основое

Конкурсы

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
22-05-2019
Jonny_begood. Халед Хоссейни «Бегущий за ветром»

Халед Хоссейни – самый знаменитый из ныне пишущих афганцев. Известным он стал как раз благодаря своему роману «Бегущий за ветром», который вышел в 2003 году и стал мировым бестселлером. Действие разворачивается на фоне политической катастрофы в Афганистане. В романе можно усмотреть черты семейной саги, ведь «Бегущий за ветром» — эпос семейный, в основе — судьбы двух афганских мальчиков у которых был общий отец.

Журнал "Наша мододежь"
22-05-2019
KINOTE: книги про кино. Дэвид Бордвелл «Парень по кличке Джо»

Kinote

kinote (арт-кино в движении и в деталях)

——————————————————

Teaser-weerashetak

Дата выхода: 2009
Страна производитель: Австрия
Название: Apichatpong Weerasethakul
Количество страниц: 256 (245 цветных иллюстраций)
Язык: английский
Автор: под редакцией Джеймса Квандта

22-03-2019
Николай Желунов.Харуки Мураками «Обезьяна из Синагавы»

Это не сюрреализм и не магический реализм. Не фантастика. Это психологическая проза. Подсознание разговаривает с нами через образы и из них сложена эта история.

Обезьяна — это метафора ревности Мидзуки. Она так угнетала героиню, что была загнана в подсознание — «жила в канализации» (обезьяны не живут в канализации, на минутку). Доктор в результате нескольких сеансов позволил Мидзуки психологически раскрыться и нашел проблему в ее подсознании. Родители любили не Мидзуки, а ее старшую сестру, и девочка получила психологическую травму. Героиня утверждает, что ревность и зависть ей чужды (естественно, ведь о проблеме знает только подсознание), но очевидно ревнует и завидует.

16-03-2019
Выпускники

- А ты когда брал? – спросил Женя.
- Я старый. Десяточка, - ответил Миша Седой, - сейчас и другие цены, да и все не так. Мы уже, мы уже мамонты с тобой, друг. Скоро и мы вымрем.
- Работаешь?
- Да, - отвечал он,  вздыхая, тоном вроде бы жизненным, с другой стороны – каким-то извиняющимся – мол, никак иначе и нельзя было поступить, хотя, извинения эти относились к реальности в целом.
- А я – нет. Ну я так. Ну, понял, да? Как бы это.
- А какой брал?
- Так это когда было? Пять лет назад.
Женя и Миша Седой встретились у станции метро «Боровицкая», день был ветреный, а ветер какой-то острый, какой-то проникающий, кинжальный. Отмечали день покупки дипломов с рук, прямо здесь, у этой станции в свое время, а потому, каждому было интересно, кто чего добился. Кроме того, было интересно, какие вообще теперь дела? Говорят же еще «как по-ходу дела», и это метод облегчения и фразы, и субстанции текущего дня, чувства. И, потом, все же интересно было узнать, как теперь развивается индустрия подпольного изготовления корочек – все ли тут хорошо, или закрутили гайки, или вообще, закрутили их вообще до полного удушения, или же есть еще воздух.

16-03-2019
Елена Блонди. Сто прочитанных романов. Себастиан Жапризо, «Любимец женщин»

Забавная по сравнению с другими романами автора книга. На протяжении всего сюжета она заставляет пребывать в недоумении, читаешь и думаешь, нет, тут явно что-то не так. В итоге да, автор делает финт и все «не так» уютно располагается по своим местам. И вместо серьезного, захватывающего трагического сюжета получается, тут и пародия, и издевочка, и насмешка над собой и гендерными стереотипами.
Но пока этого не поймешь, автора хочется просто убить за описание эдакого сферического самца в вакууме, идеального с мужской точки зрения «милого друга» (с), который всеми встреченными женщинами так беззаветно востребован. Вместе с автором хочется расстрелять и главного героя, но собственно, роман начинается с его смерти, и продолжается развитием сюжета от настоящего в прошлое, в котором — еще пара попыток «милого друга» подстрелить.

21-02-2019
10 затонувших городов мира

Ученые отмечают, что уровень Мирового океана повышается и многие города, которые расположены на побережье, находятся в опасности.
Когда речь заходит о затонувших городах, на ум сразу приходит Атлантида, которая, согласно легендам, была богатым городом с множеством прекрасных храмов, богатой растительностью и великолепными статуями богов. Возможно, это просто миф. Тем не менее в истории были реальные города, которые затонули.

21-02-2019
Неизвестный Египет

«ГОРЫ ОКРЕСТ ЕГО» [Пс 124, 2].
       В Средние века город Каир именовался Вавилоном, а Нил - Евфратом. Это утверждалось  викарием Гергардом, что был послан к султану Саладину в 1175 г. Фридрихом Барбароссой: «Я плыл по морю 47 дней… Наконец, я вошел в Александрийскую гавань, пред которою возвышается громадная каменная башня, указывающая морякам вход в нее. Так как Египет — плоская страна, то на башне горит огонь всю ночь; он обозначает собою для мореплавателей место гавани, чтобы спасти их от опасности. Александрия — великолепный город, украшенный зданиями, садами, и с безчисленным населением. В нем живут сарацины, иудеи и христиане; сам же город находится во власти Вавилонского султана. В прежнее время этот город был очень велик, как то показывают следы развалин. Он протягивался на 4 мили в длину, и одну милю в ширину. С одной стороны его омывал рукав реки, проведенный из Евфрата; с другой же к нему примыкало великое море…» [Арнольд Любекский. Славянская хроника (из записок путешественника XII века Гергарда викария Страсбургского епископа) // История Средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. - СПб., 1887. - С. 445] .

21-02-2019
Козлоу. Боковые концепции. Ослоу

Я расскажу о шаблоне концепции. Это значит, что самой концепции еще нет, но она может скоро появиться.

Шаблон.

Человека самого надо тестировать, шаблон ли он –  в будущем появятся методы определения фейса.

21-02-2019
В-Глаз. Катерина Дмитриева. Мешок без дна (Рустам Хамдамов, 2017)

Пропустив премьеру фильма, спросила друга, на что он похож. «Ни на что не похож» — ответил мне друг, и это стало для меня своеобразным эпиграфом к фильму (люди, участвовавшие в его создании неоднократно подчеркивали в своих интервью, что успех проекта — всецело заслуга режиссера, фильм очень авторский, и такого видения больше ни у кого нет).

21-02-2019
Они едят. Набросок 2

А утром на него напал трактор. Нет, Виталя всегда быстро соображал, он какое-то время назад даже занимался сопоставлениями «кто умнее» и даже мерил IQ. Зашел в аккаунт Фейсбука, а там задание: ответьте на вопросы, узнайте, умный вы или дурак.

- Интересно, - сказал Виталя.

В скайпе что-то писал Павел Корнев.

- Ты устарел, пиши в телеграм, - отвечал Виталя.

В телеграмме писали Зиновьев, Марина Дашковская, девушка, которая сочиняла стихи с матами. Экспрессивность Дашковской, возможно, достигала высокой степени, и многие писали ей предложения – впрочем, не здесь.

Инстаграм.

Виталя икнул, вышел на двор, потянулся и подался идти по улице, чтобы, достигнув некоего сельмага, купить хотя бы какого-нибудь пива. И он подумал:

- Худшее пиво – это Халзан.

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация