Ваш город:
21:08:2010 Автор: cozlow

Антология рассказов

Вассилий 93 и Братья Сосновские

Вассилий раз решил узнать, есть ли 12-й этаж в здании, где только 9 этажей. Он пошел наверх, но нифига, не было 12-го этажа. И десятого не было. А вот на 9 этаже, насколько он помнил, присела в прошлый раз поссать Надя Семёнова, а поссала неудачно, стручи до первого этажа летели. Надя ссала и кричала: а-а, ребята, простите, что я так ссу!
Но остановиться было нельзя. И Надя ссала, а Вассилий курил с молодёжью. Молодёжи было от 20 до 25, а Василию побольше, и он им рассказывал о Кинг Кримзон.
А в этот раз никого не было.
Вассилий сел на ступеньки 8 этажа, и услышал, как в квартире громко разговаривают братья Сосновские.
-Смотри, смотри.
-Оба.
-Засадил!
-Ого!
-На!
-Куда он попал!
-В два ствола!
-В три ствола!

Братья Сосновские смотрели порно. Потом один из братьев вдруг выскочил на лестничную клетку, увидел Василия и прокричал:
-Брат, займи денег на баб!
-Подрочи, - ответил Вассилий.
-Не пойдёт! Я не один.
-Нету денег.
-Ладно. Сбегаю к соседу. Он – ветеран.

Вассилий раскурил косяк. Ему дела до всего этого не было. Косяк был средний, сладковатый. Вассилий вдруг понял, что еще немного, и появится 12-й этаж. А там мало ли, может – и 13-й, и 14-й, и так этажи будут идти ввысь, и, устав идти, он сядет на лифт. Будет ехать, ехать, пока не приедет на Луну, и там сбудутся все его мечты.
В это время послышался голос одного из братьев Сосновских:
-Алло. Это баня? Есть бабы? Чо? Сама иди!
-Алло! Саунка? Саунка? Вот черт!
-Алло. Это Сауна? А нам баб надо? Сколько? Да хоть одну. Чего? Сколько нас человек? Трое, и один ветеран. Да. Нам одну на всех. На часок. Что? Да нет, мы по очереди. А когда привезут? Ну, у нас денег больше нет. А хотите, мы вам огурцов дадим. Чего? Нет, я не валет. Я нормальный. У нас десять ящиков. Да нет, девушка, не для этого. Мы торгуем на рынке огурцами. По чем? По шестьдесят. Нет, наши. Не турецкие. Ну разумеется, длинные. Чо, час деньгами, час – огурацами. Идет? Ой, спасибо. Ой, ой…. А можно я потом вам цветы куплю…. Чо? Да не, мы порнухи обсмотрелись, невмноготу. Да? Га-га-га. А вы чо смотрите? Не, мы пожестче. Не, девушка, мы такое…. Чисто такое….. Мы совсем, совсем когда суют…. Да…. А вам хотите диск передам…. А… А, ждем, ждем…..
Двери в квартире братьев Сосновских хлопнули. Вассилий остался один на один с тишиной. Он пошел наверх, надеясь, что 12-й этаж появился. Однако, это не произошло. Тогда он воткнул в уши наушники, включил “Alan Parsons Project” и поехал вниз.
-Вот не было бы первого этажа, - подумал он, - а был бы туннель сквозь землю. Так бы и приехал я в США.

 

 

Vassily93 и Vassily 2500



Однажды Вассилий покурил и увидел, что летит голова с пропеллером.
Он спросил: «Кто ты?»

Это оказался Вассилий 2500. Он летел из будущего.
В будущем все люди были головами с пропеллерами. Они сели возле памятника Вите Новицкому и покурили.

- Что осталось неизменным в вашем времени? - задал вопрос Вассилий.

- Музыка. Она выжила и выросла до религий. Представители различных направлений на свой лад общаются с Богом. Экстремальный стиль стали проповедовать христиане. Они как вертолёты хлопают ушами и в бурном экстазе бьются головами о колонны в храмах. Исламисты водрузили на знамя герб искусства Black Metal. Чем они занимаются во время богослужений, никто не знает, это очень скрытная организация. Известно только, что свои уши они красят в насыщенный черный цвет. Что касается готической субкультуры, то ее выбрали в качестве основной религии бывшие индуисты. Они поселяются вблизи старых кладбищ, по ночам выкапывают земляных червей и, обдувая их своими пропеллерами, беседуют о смысле жизни. Буддисты исповедуют рок, иудаисты - рэп, последователи зороастризма нашли своего Бога в панк-роке. Африканская традиционная религия слилась с гармоничном экстазе с кельтской музыкой. Атеисты, к коим отношу себя и я, исповедуют прогрессивную музыку.

Потом они покурили.
Витя Новицкий кивал с постамента.
Казалось, вот сейчас оживет, шагнет вниз и скажет:
-А что вы думаете на счёт
Marillion?
А
Vasslily 93 ответит:
-Да, Стив Роттери говорил, что он – Иисус Христов. Живой бог. Но бог один.
-Кто же это?
-Заппа.
-А я был атеистом, - скажет Витя Новицкий , - и даже Ильич наш не был богом. Что ващ Роттери?

Но ничего этого не произошло. И не ожил Витя, пионер-герой. Вассилий ощущал, что должен вот сейчас соприкоснуться, вот сейчас……

- Ну тогда мне пора, - констатировал гость из будущего. - полечу в порт, чтобы там сесть на корабль. Отправляюсь в далекие страны.
-Что за корабль? – осведомился Вассилий.
-Космический, - ответил Вассилий.
-Ни разу не видел.
-Лучше смотри.
-Что, Они уже среди нас?
-Не важно. Прощай, Вассилий.
-Прощай, Вассилий.

Попрощавшись, Вассилии отправились в разные стороны. Бредя домой, Вассилий 93 щурился, рассматривая, как блестит на ярком солнце свежий мартовский снег.

 

 

 

 

Vassily 93 и Наташа Бояркина.

 

 

Однажды Vassily 93 шел по городу. Он думал о хорошем. Его не волновали разные там перипетии, а также – перепития, когда перепьешь, и жить нельзя. Он вообще не пил крепкие напитки. Он любил всякую там желтую газировку, с минимальным добавлением спирта, так, чтобы выпить можно было много и думать, думать….

Например, о том, что его друг Нева знать не знает, что такое Can, а он относится к этому так серьезно.

Также о том, что есть положительного в том, что у него, у Вассилия, нет сотового телефона на почве концептуальности, а не потому, что нет денег. Нет, про деньги мог думать кто угодно, только не Василий 93. Он вообще не признавал денег.

У него дома были два можка: один кассетный, другой – бобинный. CD-проигрыватели у него как-то не приживались. Один был – всплыл. Другой был – но mp3, а Вассилий уже три года, как гордо заявил Неве:

-Нева, нет, все это байда. Перед властью винила я не могу даже признать существование кассеты. Бобины – еще куда ни шло. А ты говоришь мне о CD, тем более, по mp3.

-Все банально, - отвечал Нева, - вот я купил эмпешник Кинг-кримсона и не жужжу. У меня дома трое детей малых, я ж не буду их будить.

-Все проще, Нева. Включи пластинку, одень наушники.

-Пластинку слышно даже тогда, когда звук выключен.

-Да. Но это ментал. Чистый ментал.

-А ты опять пил?

-Нева, и ты туда же.

-А есть трава?

-Не. Нет. Я сейчас пустой. На днях Гриши был ганджь, но он его скинул, когда его менты обыскивали.

 

 

И вот, Вассилий шел по улице. Он зашел в ларек. Купил желтый слабоалкогольный напиток. Зашел за угол здания, присел на парапет и стал попивать, размышляя о том, что же лучше – Кинг-кримсон или Сan.

Тут, в этот момент, в тот самый двор, вошла Наташа Бояркина. Вассилий 93 открыл рот от удивления. У Наташи было три ноги. Голова была треугольной и плоской. Один глаз был на лбу, другой – на ноге. Первая рука не была прикреплена к телу. Она летела рядом с Наташей просто так, как параллельный объект. У второй руки было две ладони. Одна – нормальная, другая – со сменными наконечниками. Две из трех ног были пружинными. Третья – на колесике.

Губы Наташи Бояркиной летели высоко в небе. Они были красными и большими, раза в три больше самой Наташи.

-Привет, - поздоровался Вассилий.

-Опять пьешь, - ответили ему губы с неба.

 

Наташа Бояркина была художницей-сюрреалисткой.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вассилий 93 в Ванкувере

 


Как Вассилий 93 попал в Ванкувер, он и сам не понял. Вроде бы Гришу он встретил, тот шел весь такой в наушниках, весь такой при барабане в ушах. Зашли они за памятник Петру Зайченко, что парке стоял. Гриша и говорит:
-Ты знаешь, Vassily, кому этот памятник?
-Элтон Джон! – отвечает Vassily.
-Что ты. Элтон Джон еще не умерю Это - Пётр Зайченко.
-А кто же это?
-Это – пионер-герой. Он ходил во время войны по лесам, и люди, заслышав подозрительный хруст, прятались и говорили: т-с-с, Петр ходит. По одной из версий его убили немцы. Но есть мнение, что Пётр Зайченко до сих пор ходит по лесам, и с этим связаны многочисленные исчезновения людей.
-Ёшкин кот!
После чего Гриша достал коробок. Курили через папиросы «Любительские».
-Я достал ящик папирос «Любительские». У одного чувака со времен СССР сохранились. Он был тогда завсклада.
-Дорого попросил?
-Да. Очень.
Они курили, и Vassily отчетливо понимал – Пётр Зайченко до сих пор ходит. В руках у него немецкий «шмайссер», и он готов к бою. И вот, встречает он в лесу незадачливых грибников и кричит: хэндэ хох, фашисткая сволочь!
Тут мысли у Вассилия как будто изменились. Он дёрнулся. Еще раз. Тут же он и оказался в Ванкувере.
-Ёшкин кот! – воскликнул он.
А кричал он потому – что Ванкувер. И потому что он был в каком-то холле. И мимо него шёл Элтон Джон.
-Охренительно, - произнес Вассилий, - настоящий Элтон Джон.
Элтон Джон проследовал мимо. Он песенку напевал какую-то. Вассилий прислушался, это была Sacrifice”. Он, было, вперед подался. Надо ж что-то сказать Элтон Джону. А тот шел быстро. И тут он встретил Диму Билана. И они пошли под ручку. Тогда Вассилий понял, что он находится в «Русском доме», и что все вокруг развлекаются. Кругом все бухали, кто-то под столом валялся, матерились. Василию тоже бухнуть предложили, за просто так. Но он водку не пил, и спросил тогда:
-А у вас есть джин-тоник?
-Нет.
-А ром-кола?
-Нет.
-А «отвёртка»?
-Вы что, дурак.
Тут бы все дело и пропало. Но внезапно, рядом с ним появилась Ксения Собчак. Взглянув на Вассилия, она тотчас поняла, в чем дело и спросила:
-Есть чо?
-Нету, - ответил Вассилий.
-Ничего. У меня есть. Пойдем, пыхнем.

Вышли на лестничную клетку. У Собчак трава была в толстой, кривоватой, беломорине. Тут же прибежали хоккеисты сборной. Стали курить по кругу и гоготать.
-Га га га га га.
-Ребята, а слышали про Петра Зайченко? – спросил Вассилий.
-А это что за хуйня? – спросил один из хоккеистов.
-Это пионер герой. Но он жив и сейчас. Он ходит по лесам со шмайсером и стреляет в грибников.
-Га га га га га га.
-Он очень концептуален, - продолжал Вассилий, - но мне никто не говорил. Может быть, он – настоящий концептуалист.
Тут рядом оказался Элтон Джон. Он тоже был на накурке.
-Е, е, - сказал он, - Пиотор Зайтчен-ко.


продолжение следует




 

 

Вассилий 93 в Ванкувере-2

 


И вот, покуривши, сидел Вассилий в зале «Русского дома» и везде пели. Сидит он и обнимается с Ксенией Собчак, и воще кайф. И даже «Отвертку» ему нашли. Полторашку поставили рядом и жрут. Мимо проходит Бабкина.
-Что это вы тут пьете? – спрашивает.
-Не, - отвечает Вассилий, - Бабкина – ты – не мое. А вы слушали песню “Funeral for a friend, love lies bleeding”?
-Чо? – спросила Бабкина.
Вассилий молча вынул из за спины косяк. Раскурили прямо в зале. Вокруг все равно все веселились. А лыжники, так те уже вообще ползали. Один из них мимо Вассилий когда проползал, сказал:
-Я знаю. Это – Элтон Джон, 71-й год. Альбом “Good by yellow brick road”.
И дальше он пополз.

-Сегодня хоккей, - сказала Бабкина, - пойдете смотреть.
-А кто с кем? – спросил Вассилий.
-Наши с Канадой.
-О…. Нет, хоккей – это слишком ранний индустриализм, связанный с уходом социализма и воцарением постпереходного периода, - ответил Вассилий.
Тут рядом появилась сборная Россия по хоккею. Все были с косяками и хохотали.
-Братики! – обрадовалась Ксения Собчак.
-А кто же будет играть? – спросил Вассилий.
-На лёд выйдет команда двойником-биланов, - ответила Бабкина, - они классно поют.
-А играть умеют? – не понял Вассилий.
-Да что ты! Зачем? Володька Познер еще при открытии Олимпиады в трансляции сказал, что в финал выйдут наши и канадцы.
-Наши – это сборная Израиля? – спросила Ксения Собчак.
-Нет. США.
-А…..
-Там всё давно забашляли.
Тут хоккеисты удалились. Они решили пивка хряпнуть – а то трава жесткая была. Вассилий встал и пошел по залу «Русского дома». Он подошел к стойке, и ему налили напиток «Ром-кола. Дыня».
-А вы слышали песню “Jamaica Jerk Off”? – спросил он.
-Чо? – спросила оттуда.
Он шел с пластиковым стаканом, а вокруг веселились. Мимо него тарахтя хоккейными доспехами шла сборная двойников-биланов. Все они были биланы, хотя и один в один – как хоккеисты. Они были готовы к сражению. Хотя, конечно же, им было особенно в лом отрываться от всего этого невероятного веселья. Повсюду кричали:
-Давай, Россия, давай, давай!
-Новые лампочки – всей стране!
-Даёшь модернизацию!
-Россия – часть Европы!
Вассилий вышел в коридор. Тут он увидел, что возле стены стоит Пётр Зайченко. Он был с автоматом. Это был немецкий шмайсер. Лицо Петра Зайченко было полно боевой готовности.
-Я иду, - сказал Пётр Зайченко.
-Есть чо? – спросил Вассилий.
-Я иду, - повторил Пётр Зайченко.
Он передернул затвор и пошел в большой зал «Русского дома». Но тут было так: ему настречу вышла Ксения Собчак. Пётр приготовила стрелять, но Ксения Собчак дунула на пионера героя, и тот стал таять на глазах.
-Врёшь, не возмёшь, - закричал он.
Он что-то кричал, но его заглушил голос диктора:
-Давай, Россия, давай, давай. Модернизация!

Вассилий ничего не понял и пошел по лестнице. И тотчас он оказался в парке. Как будто и не было никакого Ванкувера. Рядом с ним на постаменте, в суровом камне, стоял Пётр Зайченко.

 

 

 

 

 

Вассилий 93 и Нева.

 

 

 

У Vassily 93 был товарищ, Нева. Они встречались чисто иногда, чисто на улицах. Нева был поэт. Он сочинял одно стихотворение в неделю, потом его распечатывал и выступал перед товарищами. Также он приходил в поэтическое общество «Звезда горит во тьме», и еще там выступал.

-О чем ты думаешь, Вассилий? – спросил Нева как-то раз.

-Купишь джин-тоника? – спросил Вассилий.

-Ладно.

Нева купил себе пива, а Вассилию – полторашку «отвертки».

-Один человек рассказал мне о Брюсе Диккенсоне, - произнес Вассилий, - но я и так про него знаю.

-И я знаю. Но мне нравится «Кинг Кримзон».

-Да. Но речь шла о Диккенсоне.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

-Да?

-Да.

 

 

После этого они покурили травы и разошлись.

 

 

 

 

 

Vassily93 и Фиолетовая Оса

Вассилий любил рассуждать сам с собой о живительной силе Нифига.

Для этого он выходил к статуе медного всадника и там рассуждал о Нифига.

В этот раз был особенный случай для рассуждений - с утра он поругался с директором магазина. Он вошел, чтобы посмотреть на виниловые диски. Диски стоили 1000 рублей. У Вассилия не было денег.

-Хули смотришь? – спросил директор.

-Я – концептуалист, - ответил Вассилий.
-А зачем тогда ты спиздил у нас в прошлом месяце диск «Мастер оф пуппетс».
-Сволочь, - ответил Вассилий, - из-за таких, как ты, культура в упадке.
-Что ты знаешь о культуре? – возразил директор. – На прошлой неделе нам такую культуру завезли, до сих пор прёт.
-Есть чо? – спросил Вассилий.
-Нету.
-Сволочь.

После обеда пришла Волна и потащила на площадь.
-Зачем? – спросил Вассилий.
-Надо, - ответила Волна.


Вечер чирикал весной, играл почками, трещал скейтбордами, грохотал пивными банками, пачкал собачьими испражнениями. Была весна. Вассилий чувствовал, что понимание Нифига уже близко, и что вскоре он будет готов сказать – что же ОНО.

На душе было благостно и тянуло на философию.


«Чтобы остановить мгновение, надо сфотографироваться. Но если из объектива вылетит птичка, она попадет прямо в рот. Чтобы этого не случилось, нельзя смеяться, а это невозможно. Как заставить себя смеяться, не раскрывая рта? Жевать язык. Но как его заставить быть вкусным? Придать ему привкус меди. Но где украсть медную копейку, если с собой ее никто не носит? Заменить копейку всадником!»

Кто это сказал?
Он или волна?

Завершив мыслительный кульбит через головожопу, Вассилий обернулся к памятнику и встретился взглядом с Фиолетовой Осой. Оса была уже навеселе и жаждала выяснить, кто ее уважает.

«Как ты относишься к зебрам?» - рубанула она с плеча.

«Никак,» - пожал пораненым плечом Вассилий.

«Ага! Значит, ты что-то имеешь против ос! Скажи - что, и будет тебе счастье!»

«Осы умеют кусаться и не приносят меда, зато отбирают его у пчел. А я по гороскопу медвед и мне нужен мед, а еще я боюсь боли и дружу с пчелами, значит, для меня вы бесполезны и даже вредны. Но так как я тоже не приношу осам пользы, думаю, мы квиты, и нам нечего делить».

«Тебе кажется, что проблемы кроются в том, что тебе мешают размышлять о Нифига. А на самом деле кащеева игла прячется в знании об осах. Есть просто оса, есть осы полосатые, есть на веревочке оса, есть Фиолетовая Оса. Мы танцуем и поем, воруем мед, гоняем пчел. Нас обзывают разбойницами, но мы просто любим веселиться и вкусно покушать».

«Я не люблю банальщину. Фил Линнот, попивая тёмный «гинесс», еще в 1977 году сказал: знает тот, кто ничего не знает. Терпеть не могу эти пожирающие шашлык массы, кривые рты….»

«...молодой мед, с пьянящим нектаром, с блестящими жалами и плененными трутнями, на руинах разоренного улея!.. Чуешь?»

«Пахнет медом».

Оса спросила: «Есть чо?»

А Вассилий сказал: «Есть».

Они покурили, и Оса рассказала ему, что самая важная Оса в мире - это На-веревочке-оса. Это оса созерцательница.
Оса-мать.
Оса-голос-звёзд.
Когда другие бегают и поднимают пыль, она размышляет об осином Ничто. Ничто прародитель живительной силы земного Нифига. Оно кормит, пьянит, дает покурить и позволяет делать все, чтобы ничего не делать.

Вассилий проникся и пошел домой, размышляя о живительной силе Нифига. Он понимал: НИФИГА – сила мира. И он способен узнать о Нём еще очень и очень много.

 

 

 

Вассилий 93 в поисках непознанного.

 

 

 

Одно время Вассилий изучал НЛО и читал работы Павла Мухортова. Он брал полторашку джин-тоника, садился за письменный стол и мыслил. Он был уверен, что с инопланетянами можно вступить в контакт, если хорошо покурить. Главное, чтобы трава была хорошая, творческая. С этого момента он стал экспериментировать с травами. Все травы он покупал у своего товарища, Колляна. Иногда травы были одинаковыми, иногда – разными. Когда трава была нестандартная, Вассилий ждал вечера, вылазил на крышу и там и курил, и на звезды смотрел.

Тогда он начинал слышать, как звезды говорят.

И вот, один раз, когда он смотрел на звезды, к нему подошел незнакомец и представился:

-Федор Челентано.

-Вассилий, - ответил Вассилий.

-Я – специалист по неопознанному, - сказал Федор, - я работаю уже много, много лет, у нас специальная группа, и там у нас есть специалисты по чтению мыслей. И вот, они выяснили, что ты сидишь на крыше и пытаешься вступить в контакт.

-Да, - ответил Вассилий.

-Есть чо? – осведомился Федор Челентано.

-Да.

Они покурили, и тогда Федор сказал:

-За годы изучений мы узнали многое, Вассилий. Так, есть тайны космоса, но есть также и тайны земли. Это очень серьезно. Иногда нужно копать вглубь, но не ввысь. Вглубь.

-Да, я так и думал, - произнес Вассилий.

-Нами установлено, что в земном ядре живет существо под названием Бля Глист. Он огромный, длинный и похож на змею. В длину он много километров. Так вот, люди думают, что активность земли связана с глубинными явлениями. Это так. Но что это за явления? Когда Бля Глист шевелится, происходят землетрясения. Так, последняя катастрофа в Китае связана именно с этим. На самом деле, мы знали, что так будет. Но мы не были до конца уверены в том, что хвостом Бля Глист взмахнет именно в том месте, где находится Бля Глист.

-Офигеть, - ответил Вассилий.

-Даже цунами связаны с тем, что в глубине шевелится Бля Глист.

-Н-да.

-Но нужно хорошо понимать одну вещь. Если Бля Глист вырвется на поверхность, то будет всем пиздец.

-А это может случиться?

-Да. Но главное, его не беспокоить.

-Ёпты!

-И в этом – наша миссия.

-А чем я могу помочь?

-А есть еще чо?

-Ну.

Вассилий забил еще один косяк, и они сделали паровоза. И тут оказалось, что Федор Челентано куда-то делся.

Вассилий 93 спустился с крыши.

Включил телевизор.

Там шел концерт Дэвида Боуи.

Утром же Вассилий посмотрел программу за предыдущий день, и было странно: в программе этот концерт не значился.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Vassily 93 и Биланы

 

 

 

Vassily 93 однажды шел, шел.

Тут он понял, что идет уже год. Тогда он встретил своего товарища, прозвище которого была Нева. Нева был типа писатель. Он даже по децалу издавался – в местных газетах. Так, недавно стихи Невы вышли в газете бесплатных объявлений. Там был специальный раздел, который назывался «Свеча горит во тьме».

На это Vassily 93 сказал:

-Я ценю это, Нева. Но что ты скажешь о Дэвиде Боуи?

-Это уже не модно, - ответил Нева, - я ценю Боуи, а Tin Machine – это высота, до которой не добраться ныне живущим. Но ты должен понять, что время идет, и нужно стремиться к созиданию.

-Зачем? В чем космичность?

-Га-га-га-га-га.

-Что ты ржешь, Нева?

-А я поступил в аспирантуру.

-И как тебе в аспирантуре?

-Я понял, что нужно создавать прогрузы. Я решил создать сайт прогрузов.

-А что ты имеешь в виду?

-Ну это – набор концепций, который…..

-Что может быть концептуальнее, чем Дэвид Боуи?

-Слушай, я пойду, - сказал Нева, - некогда мне. У меня третий ребенок родился.

 

Нева ушел. А Вассилий пошел стрелять деньги, чтобы купить джин-тоника. Он всегда пил джин-тоник, и вообще, без принятия ему и думалось плохо, и гулялось, и иногда даже что-то простреливалось в мозгах – будто пуля пролетела, а он не заметил. Вассилий даже пошел в одно место на работу устроиться, но его послали на хуй.

 

И вот, он сел в парке и сидит. Тут смотрит – идет человек, и он – Билан. Хотя и не Дима Билан, но все ж – Билан.

-Класс, брат, - поделился впечатлениями Вассилий.

-Что ж классного? – не понял Билан.

-Ну, как что. Ты – Билан. А тебе нравится Дэвид Боуи?

-Да.

-Но ты же Билан. Как тебе может нравиться Дэвид Боуи?

-А я – Иван Билан.

-О! Нихуя себе! – обрадовался Вассилий. – А много вас, Биланов?

-Да. Пиздец сколько.

-И все поете?

-Да, хули нам кабанам. Я сам пою. А Федор Билан – он с оркестром выступает. А еще есть Степан Билан, он – тенор. А еще есть группа «Два Билана», и там два брата поют, два Билана. А еще моя бабушка, Авдотья Сосипатровна Билан, она тоже пела и очень хорошо играла на балалайке. А вот известный исполнитель шансона, Биланчик, к нам, к Биланам, никакого отношения не имеет. Он – сам по себе. И, кстати, в группе Tin Machine, там одно время играл Эктор Билан, очень хороший бас-гитарист. А его жена, Стела Билан, однажды прислала мне открытку с новым годом. А еще в НХЛ играет хоккеист Мэтью Билан, и он очень хорошо дерется. Словом, много нас. А я на тебя смотрю, ты, случаем, не Билан?

-Нет, - ответил Вассилий скромно.

-Слушай, дунем, а? – предложил тут Билан.

-Да, давай.

И он достал длинную, плотно упакованную, папиросу.

 

 

 

 

 

 

Вассилий 93 и спиритические эксперименты.

 

 

Вассилий 93 думал ни о чем. Нет, он не думал о пустоте. Он просто думал ни о чем, и это была великая вещь – думать ни о чем. Но однажды его торкнуло: он шел и встретил Колляна, парня, который играл в группе «Дуум». Колляну было уже 34, но он всю жизнь был пацан - с длинными волосами, с бородкой, с непонятной ориентаций. У него было две жены, но в свободное время он пил пиво, играл на гитаре, и иногда они выступали. Так вот. Коллян дал Василию травы за так. Сам же он был и накурен, и с бодуна, и после колес.

-А тебе нравится фильм, где Ди Каприо играл ебоннатика? – спросил Коллян.

-Да. А что это за фильм?

-Та еще Джонни Депп играл, молодой.

-Я помню. Его снял шведский режиссер. Это очень концептуальный фильм.

-А ты знаешь, отчего умер Ривер Феникс?

-Да.

-Но, когда он был вместе с Киану Ривзом, они предохранялись.

-Это как?

-Презервативы.

-Я не думаю об этом.

-А я не стесняюсь. У женщин хуже запах.

-Я думаю, что после «Уфории» что-то еще будет.

-Ладно, на.

Коллян дал Василию травы.

Тот накурился, и тут ему стало ясно, что он умеет вызывать духов. Сначала он решил вызвать дух Дэвида Боуи, и он уже был готов. Но, когда он забил второй косяк, ему вдруг стало ясно, что Дэвид Боуи еще жив. Нет, несомненно, он прилетел из космоса. Тогда он решил вызвать духа произвольно. Он дунул, выдул дым из себя и создал облако. И так, он стал создавать образ из облака.

Вассилий стал задавать вопросы:

-А правда, что Джо Линн Тёрнер собирался петь в “WhiteSnake”? – спросил Вассилий.

-А-ап! – ответил облако.

-Наверное, это правда.

-Но мне часто думается, а при чем тогда Кавердейл?

-У-а-а-а-а!

-Да, это верно.

 

Тут дым сгустился, и из него вышло приведение Фредди Меркури.

-Ебаный в рот! – изумился Вассилий.

-Про рот – это ты верно, - ответил Фредди.

Он был весь какой-то сияющий, в белых балетных штанах.

-Скажите, это вы? – удивился Вассилий.

-Да! – Фредди блеснул глазами.

Из его глаз ударили лучи.

-О!

-Есть чо? – спросил Фредди.

-Да, конечно.

Вассилий забил второй косяк.

-Взрывай, – сказал Фредди.

Вассилий прикурил.

-Давай паровоза, - предложил Фредди.

-О!

Вассилий перевернул косяк задом наперед и сделал Фредди паровоза. Фредди вдохнул, охнул и выдохнул.

-Ништяк! – произнес он.

И тотчас Фредди вошел в магическое облако и исчез.

На следующий день Вассилий встретил своего товарища, Неву, и хотел рассказать ему о происшедшем, но Нева был занят сочинением нового стихотворения, и на рассказ Вассилия не обратил внимания.

 

 

 

 

 

Литературный путь Vassily93

 

 

 

 

1.

 

Вассилий немало думал о литературе. Однажды он вдруг понял, что ему нужно стать романтистом. Как и что писать? Он влез под кровать, вынул оттуда деревянный ящик, в котором находилась шариковая ручка времен СССР. Он еще давно себе сказал – если мысль к нему прибежит – хвостатая, точно конь – он ее так и будет ловить. В том же ящике были и тайные косяки. Он их хранил специально.
И вот, думал, думал он и понял, что не пишут сейчас ручкой. Озадаченный этим озарением, Вассилий вышел в город. Он хотел джин-тоника. На худой конец – напитка под названием «Вертолёт». Он шел по улицам, и повсюду народ кого-то выбирал. Вассилий вспомнил, что он и сам какое-то время назад участвовал в предвыборной кампании. Он стоял и дежурил тогда возле стенда с изображением депутата Скворчичихина – бывшего худого рабочего. Говорили, что теперь Скворчичихин еще худее стал, и что он даже и не работает на глиста, а сам есть глист. И это доказывало, что в нынешние времена каждой твари – вовсе не по паре, а есть и одинарные – как вот этот самый депутат.
Вассилий миновал набережную. Остановился, и тут его встретили рэперы.
-Ком он, Вассилий, - сказали они.
-Е, - ответил тот.
-Пойдешь нам вокал бэк-2?
-Не знаю.
-А на бэк-3?
-Не знаю.
-У нас есть еще свободная вакансия на удары в калитку.
-А что за калитка?
-Это дверь от эсминца «Стремительный», ее в прошлом году достали водолазы
-Хорошо, пойду, - согласился Вассилий.
И вот, пошел Вассилий исполнять музыкальные партии. Реперы, они нигде не выступали, но собирались. Зато у них был большой подвал, и в нем они разогревались. Василию понравилось. Водку они не пили. Пиво – чисто светлое, безвкусное, даже «миллер» по сравнению с тем, что они пили, было просто желе. Тексты были все сплошь затупевшие, подмороженные, с намёком на сука Тимати. И Вассилий даже спросил:
-А зачем вы косите под Тимати?
На что ему ответили очень пространно:
-Настоящий Тимати, это трабахо мучо Вася Корнев, он трабахо ен ла фабрика, а в свободное время играет с нами, это вот он, он Тимати, а настоящий сука Тимати – это самозванец, гад.
Вассилий было задумался – но тут дальше надо было играть.
Он стучал в калитку, говорил «Йо», и Василию в тот год было уже 32 года, а он все не мог понять – кто он, чего хочет, станет ли кем-нибудь, есть ли у него профессия. Если так задуматься – то ничего у не было. Зато он считал себя концептуалистом – а это уменьшало все прочие дефектности. Гриша вон, чувак, что тоже такой же взрослый лоботряс был, как и Вассилий, тот татуировки делал. Ну, а научился он сам на себе. Колол на ногах, на животе, а как научился – был уже что самурай – только худосочный, планового-чахоточный.
И вот, настал день, когда Василию сказали:
-Сегодня выступим.
И сопровождался тот день еще тем, что Вассилий встретил Неву.
-Знаешь, - сказал Вассилий, - я думаю, нужно посвятить роман становлению ранних концептуалистов в Англии.
-Ха – ха - ха, - ответил Нева.
-Что тут смешного?
-Разве ты был в Англии?
-Не важно. Все концептуалисты одинаковы. У них мысли похожи.
-А я иду на репетицию, - ответил Нева.
-Да?
-Мы решили сыграть один концерт. Пойдем. У нас там есть «Ром-кола».
-А есть чо?
-Конечно.
И вот, они пришли в школу. Там был какой-то зал.
-Ох, деточки, - сказала встретившиеся им уборщица, - что ж вы играть надумали.
-Треш, - ответил Нева, - кстати, мы все в этой школе учились.
-Да что-то не припомню.
-Да было это давно, бабушка.

И вот, только пришли они – Вассилия окружили музыканты.
-О, Вассилий, - говорили они и дергали его за одежду.
-Чего вам? – не мог понять Вассилий.
-Ты же – настоящий Vassily 93!
После чего было предложено пойти в сортир и покурить. А после этого Василию дали полторашку «Ром-колы», а ансамбль стал исполнять треш-рок.

heaven is hot babe
everso everso
heaven is hot babe
watch it glow watch it glow
watch it glow

bolan likes to rock now
yes he does yes he does
bolan likes to rock now
yes he does, yes he does

-Эту песню нельзя исполнять как треш, - возмутился потом Вассилий, - это извращение.
-
Концептуалисты не должны бояться экспериментов, - ответил ему Нева.

Выпив 1.5 ром-колы, Вассилий отправился на концерт рэп-группы, в которой он играл на ударах в калитку. Прибыл в клуб. Калитку привезли на такси. Была она большая, ржавая, с круглой ручкой, которую еще и вертеть можно было. Таксист ругался, как черт.
И вот, был концерт, и всю группу обкидали яйцами. Вечером Вассилий шёл домой. Витя Новицкий в парке был – что каменный гость. Он остановился и увидел темные фигуры. Оказалось, что не только он любил покурить возле Вити. Это был Гриша и три подруги – фанатки его татуажного творчества.
-Я слышал, ты хочешь написать роман, - сказал Гриша.
-Да, - ответил Вассилий.
-О чем он будет?
-Не знаю.
-Может быть, ты опишешь будни искателей Нифига?
-Точно, - вдруг понял Вассилий.
-Концептуально, - сказала одна из девушек.
-Да, давай, пиши, - сказал Гриша, - а как Букера будешь получать – позовёшь.
-Да, по-любому, - сказала девушка, - ты талантливый. Вот если Гриша напишет, его даже в сортир «занято» кричать не позовут. А ты сразу попадёшь в века. Давай.
-Ага, - вдруг понял Вассилий, - есть чо?
-А мы сбросили, - сказала одна из девушек, - мусоров увидели.
-И не зря, -сказала другая, -

 

 

 

 

 

Vassily93 и Оранжевое дерево

Покурив, Вассилий любил гулять по аллее возле дома. Он сначала смотрел на стоящего на постаменте Витю Новицкого. Несколько раз он предлагал Вите покурить. Несколько раз Витя соглашался.

Встретив как-то Неву, он шел с ним по аллее и рассуждал о звездах, а также о том, на какой из них сейчас Элвис. Звезды мигали сквозь редкие облака, участвуя в разговоре. Приблизившись к липе, на которой уже распустились первые листочки, он остановился.


Ты тоже это заметил? - спросил Нева.

Вассилий почесал голову и сказал:

-Я думал, мне показалось.

-Нет, они правда оранжевые.

-Я думал, ты видел Элвиса?
-Нет, не то!

Листья на дереве пламенели ярко-оранжевым, вызывающим, цветом.

Оно иное. Из космоса! - сразу понял Вассилий.

Дерево затряслось мелкой дрожью, удивленно хмыкнуло и отозвалось:

-Ну да, кто ж знал, что на Земле единственные носители разума - человеки. Это очень странно, на самом деле. Это разрушает нашу Великую теорию о превосходстве растений над животным миром.

-Давно прилетело? - деловито поинтересовался Вассилий. – Ты – Элвис?
Нева враз куда-то испарился, и Вассилий остался один на один с представителем внеземной цивилизации, но не придал этому особого значения.

-Да, сегодня, - сказало оно, - Хотело пообщаться с товарищами деревьями, а они молчат, сцуко!

-Где твой корабль?

-У меня не совсем корабль, - отозвалась липа и ее листочки застенчиво обагрились в цвет заката.

Хлопнув ветвями, дерево изогнулось и из него выплыла странная планокурная штукенция.

Дом не дом, скала не скала.

Здоровенная такая каменная фиговина без окон и с единственной дверью. Под ее тяжестью асфальт потрескался. Оглянувшись, Вассилий заметил на аллее, чуть в стороне, такие же характерные вмятины.

“Захват планеты!” - понял Вассилий. – «Дерево-Элвис решило захватить Землю!»


-Да не, мы передумали. Кого тут порабощать, дубов неразумных? Это все равно, если б вы надумали с гориллами сожительствовать. Нам бы поразмножаться, а места и дома хватает, - ответила на перехваченную мысль липа, запрыгнула в свою ракету и рванула в космос. Задрав подбородок, Вассилий успел заметить еще пару сотен или тысяч ярких оранжевых искр, стремительно уменьшившихся и испарившихся в неизвестном направлении.

Ну да, чего спать с гориллами? Другое дело макаки, в Африке есть на них любители, слышал, - сказал непонятно кому вассилий и пошел домой.

-И все же, - спросил Василий сам у себя, - Элвис жив! Он там, на звездах. А визит этого странного существа только подтверждает мои догадки.

 

Вассилий 93 и говно

Произошла один раз с Вассилием 93 история дурная. А Вассилию лет уже было побольше, и даже Гриша, товарищ его, давно женился. Гриша все тасовался, тасовался, то с одной, то с другой, еще говорили, что он не только с бабами тасуется, но никто не видел. Встретил Василий Неву, а у Невы уже трое детей было. Правда все сплошь малолетние, и вопили, но старший уже в школу ходил и там оценки получал, и все говорили: способный мальчик, и по белой его головке гладили.
-Как дела? – спросил Нева.
-Слышал May Blitz 71-й год спросил Василий.
-Да.
-Тебе нравится.
-Да.
Потом Неву вдруг понесло, и он стал погонять.
-Надо читать Бродского.
Василий скис.
-Я закончил аспирантуру.
Василий еще больше скис и уже не слышал Неву.
А потом он шел, шел себе, и вот он уже понял, что идёт полями, а за его спиной высятся недостроенные многоэтажки, и впереди ничего нет – даль. Начинает вечереть. Луна высунулась из-за края земли.
Тут такой звук – будто бомба вниз летит.
-У-у-у-у-у-у-у-у!!!!!
Вассилий поднял голову. Ждёт. А оно всё летит, летит, ближе, ближе.
Шлёп!

Вассилий поофигевал, подошел, пригнулся, смотрит – говно.
-Офигеть, - говорит, - говно!
Говно-то говном, тут такое дело – с неба бьет луч. Белый, яркий. И тотчас на поле садится летающая тарелка, и из него толпа выбегает маленьких зеленых человечков, да так много – штук так под тысячу.
-Э-э, не надо так, - сказал Вассилий, - э-э-э.
Зеленые человечки обступают говно, берут его за края и несут в тарелку.
-Э, ну вас и прёт, - сказал Вассилий.
Один из зеленых человечков повернулся, и как прокричит – громко, пискляво:
-Ты чо! Это – наше говно!
Тотчас зеленые человечки погрузили говно на тарелку и улетели, а Вассилий остался не с чем.
Все бы оно и плохо, но явление говна его протрезвило.
Он пошел домой, а там достал из нычки косяк и пыхнул.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вассилий 93 и Гибель всего живого на Земле

 

 

 

Однажды Вассилий покурил и пошел в порт.
Он стоял и смотрел на ржавое судно. Сначала он просто смотрел. Потом стал мечтать. Потом его осенило:
-Корабль!
Он прошел вдоль пирса, чтобы очутиться поближе.
Корабль – это коробок. А тут – каков коробок! Он спустился к воде. Тут он увидел вялого чувачка в галошах, который ловил рыбу.
- Корабль, да? – спросил Вассилий.
-В натуре, - отвечал чувачок.
-Вассилий93, - сказал Вассилий.
-Гибель всего живого на земле, - ответил чувачок.
-Офигеть, - ответил Вассилий, - и как рыбка?
-Ништяк.
-А тебе нравится Marillion 85-й год?
-Похуй, - ответил чувачок.
Cars?
-А срать.
Porcupine Tree?
-А до пизды.
-А что нравится?
-А ничего. Все равно всему придет конец.
-А когда?
-Хуй его знает. Как сигнал поступит.
-А когда он поступит?
-А хуй его знает. Может и никогда.
-Что же ты будешь делать?
-Да не знаю. Слушай, чо ты мозг ебешь, я сам не знаю, когда это будет.
-А-а-а-а. А есть чо?
-Слышь, чо ты мозг ебёшь?
-Ну ладно. Ладно.

Вассилий пошел своей дорогой. Вечерело. Он шел мимо фонарей. Денег на пиво не было. На джин-тоник тоже не было. Он шел, шел, мимо шли люди, и они все что-то жрали. Наконец, Вассилию надоело идти. Он сел на скамейку, закурил последнюю сигарету, включил mp-3 плеер и смотрел на звезды.
Мимо него тогда проехал человек-велосипед.


Любовь Vassily93

 

 

 

У женщин свой взгляд на жизнь
У мужчин – другой.
Есть категория женщин, которая считает, что мужики – козлы, кобели, а также – кругом разбрасывают носки.
Есть категория мужчин, которые говорят, что все бабы – дуры.
По любому видно, неправы ни те, ни эти, а также те, которые хотят подвести всех людей к некоему общему знаменателю, округлить, а после плюсовать, делить, умножать.
Так вот, мужчина не обязательно должен искать женщину своей мечты. Но это и не значит, что он не правильной ориентации или без яиц.
Нет.
Возьмём Вассилия.
Однажды он понял, что очень любит корабль, очень старый, очень ржавый, который стоял в порту, немного накренившись. Корабль этот назывался «Мария Прилежаева». Скажете, женского пола, поэтому? Ну может и поэтому. Ладно.
Приходил Вассилий в порт, садится на пирс, и тут что хорошо – завсегда можно покурить, и никому до тебя дела нет. Ну и пивка, если есть. Чаще всего денег на пиво не было, и он ничем не запивал, но все время ждал, ждал….
Ассоль ждала алые паруса….
Джек-из-тени, когда его поймали в зеркала, ждал вызова на дежурство на Скрижаль….
Вассилий ждал – вдруг будет проходить кто-то из знакомых и нальет пивка……
Он сидел возле корабля, смотрел на мертвые иллюминаторы и чувство любви усиливалось. Он представлял себе, что «Мария Прилежаева» вдруг, ни с чего, взлетит и будет лететь в космосе в другую галактику, а Вассилий будет у руля. Такой штурвал – как еще на деревянных кораблях. И он будет курить косяк. А рядом будет краны с разной гадостью:


-джин-тоник
-ром – кола
-отвертка
-вертолет
- «Казанова (с дыней)»

И еще много всего. Музыку он будет слушать, разумеется, на виниле с масляным противовесом и магнитным звукоснимателем, и будет играть, например, Glass Tyger, ныне забытый даже тенями на кладбище…..
Один раз он покурил, и тут появились менты.
-Это конец, - сказал Вассилий.
-Есть чо? – спросили менты.
-Еще пятка, - ответил Вассилий.
-О, покурим.
-Паровоза, - сказал Вассилий.
И вот, они покурили, менты достали откуда-то пятилитровую бутылку пива и предложили ему придавить.
Вассилий пил с горла, и менты говорили:
-Мы – не простые менты. Мы менты из твоего воображения. Мы – лунные менты, понял? Мы ништяк менты, понял? Ты пей, пей, пей…….
Вассилий понял, что неожиданно появился трап. Он вошел на ржавый корабль, нажал на кнопку, и пульт осветился зелеными лампочками. В углу он увидел бородатого боцмана в тельняшке.
-Есть чо? – спросил боцман.
-Да, - ответил Вассилий уверенно.
Но он не знал, есть или нет. Но в кармане он вдруг обнаружил коробок и пачку «Беломора». Забили и раскурили. Вассилий встал у руля. Тут были и руль, и ручка коробки передач, и раздатка и даже педаль. Вассилий отжал педаль сцепление, и «Мария Прилежаева» тронулась с места и пошла вверх. Через минуту корабль был высоко в небе.
-Ништяк? – спросил Вассилий.
-Ништяк, браток, - отозвался боцман, - куда летим?
-Летим искать Элвиса, - вдруг понял Вассилий, - он где-то там, среди звезд.

 

 

 

 

 

Вассилий93 и Миркофт

 

 

 

 

Вассилий проснулся в автобусе. Вокруг было много людей, и все они было очень сильно ебонутыми на голову. Курилась трава. Елись мухоморы. Спиртное было, но его особо не пили, разве что, с горла понемногу попивали.
-Будешь мухоморы? – спросил у Вассилий дедужка.
Это был Сергей Кузнецов «Миркофт». Он жил в обратную сторону. Ему было минус 60 лет. Он говорил, что сначала он дожил до 60 лет, а потом, начиная с с 1890 года, он стал жить в к нулю. Нулевой отметки он достиг в 1950 году. Потом стал жить в минусовую сторону. И вот теперь ему минус шестьдесят.
-Да, буду, - ответил Вассилий.
Автобус этот был «Лаз – Турист». Он ехал и урчал. Впереди были горы.
Вассилий хапанул мухомора. Ему дали запить напитком «Адреналин-Раш». Тогда речь зашла о Ленине. К беседе присоединились и другие люди. Среди них были Антон Пудрин, Лена Сорокина «сколько в жизни я еблась», а также говорящий заяц. Также некоторые люди поддакивали со своих сидений.
-Вот помню я Шушенское, - сказал Сергей Кузнецов «Миркофт», - хорошо там было. Пиво дешевое. План привозил Сосипатыч. Посылка шла от Надежды Константиновны, а сопровождал ее Бауман.
-Его к тому времени мочканули, - возразил Заяц.

-То может Бабушкин? – спросила Лена Сорокина.
-А ты сосала у Бабушкина? – спросил Заяц.
-Ты грубый, - ответила Лена, - а ты?
-А я не умею, - ответил Заяц, - я морковку умею грызть.
-То Каляев был, - сказал Вассилий.
-Нет, - сказал Сергей Кузнецов, - все вы не правы. Дело в том, что Лениных было три. Один – Ильич, а второй – Ильитч. Они почти ни чем не отличались друг от друга. А третий – Ленен. Вот Ленен был агентом Марса. Его заслали к нам, чтобы он уничтожил земную цивилизацию. Он владел искусством проникновения в массы. Именно Ленен задумал мировую революцию. Ранним декабрьским утром он поджидал Володю Ульянова, который шёл в симбирскую школу.
-У-лю-лю, мальчик, - позвал он.
-Что вы хотите? – спросил Володя
-Пойди ближе.
-Чего?
-Ближе, ближе. Вот. Ха-ха-ха. Мне нужна твоя кожа!
Ленен «переоделся» в Володю Ульянова. Но, на свою беду, им был встречен кочегар, которого звали Ильитч. Тот научил Ленена есть мухоморы. Разум пришельца не выдержал. Вскоре с Марса поступил сигнал. Ленен, повинуясь этому сигналу, сварил гороховый суп. Когда в его животе заурчало, он поднес к жопе спичку, дал старт и улетел.
-Охренеть, - сказала Лена Сорокина.
Сергей Кузнецов «Миркофт» продолжал:
-А Ильитч был взволнован планами мировой революции. Но он также пристрастился к мухоморам и не мог далее вести дела. Тогда он передал свои дела Ленину. Ну а тот сделал, как мог.
-А молодец, - произнес Антон Пудрин, - справился. А я б на его месте не потянул. Ладно бы, часть миссии – инопланетная, а часть – грибная.
-А дело тут еще сложнее, - сказал Миркофт, - в 1991-м году Ленен вновь посетил Землю. Он был очень недоволен тем, что его планы не сбылись. Ведь он думал, что на нашей планете давно нет жизни. И что он видит? Разъяренный Ленен развалил Советский Союз и улетел. Но правда до сих пор не открыла. И я мечтаю поведать людям её с помощью своей волшебной дудочки.
Сергей Кузнецов «Миркофт» достал из кармана полосатых штанов дудку и заиграл. А играл он так противно, как будто коза блеяла.
Вассилий93 откинулся на спинку сидения. Ему было ништяк. Рядом с ним на сидении сидела полуторалитрова бутылка «Ром Колы». Но говорить с ней Вассилий не спешил. Тем более, что в бутылке сидел джинн, а он просился на свободу.

 

 

 

 

 

 

 

 

Vassily 93 и Биланы.

 

 

 

Vassily 93 однажды шел, шел.

Тут он понял, что идет уже год. Тогда он встретил своего товарища, прозвище которого была Нева. Нева был типа писатель. Он даже по децалу издавался – в местных газетах. Так, недавно стихи Невы вышли в газете бесплатных объявлений. Там был специальный раздел, который назывался «Свеча горит во тьме».

На это Vassily 93 сказал:

-Я ценю это, Нева. Но что ты скажешь о Дэвиде Боуи?

-Это уже не модно, - ответил Нева, - я ценю Боуи, а Tin Machine – это высота, до которой не добраться ныне живущим. Но ты должен понять, что время идет, и нужно стремиться к созиданию.

-Зачем? В чем космичность?

-Га-га-га-га-га.

-Что ты ржешь, Нева?

-А я поступил в аспирантуру.

-И как тебе в аспирантуре?

-Я понял, что нужно создавать прогрузы. Я решил создать сайт прогрузов.

-А что ты имеешь в виду?

-Ну это – набор концепций, который…..

-Что может быть концептуальнее, чем Дэвид Боуи?

-Слушай, я пойду, - сказал Нева, - некогда мне. У меня третий ребенок родился.

 

Нева ушел. А Вассилий пошел стрелять деньги, чтобы купить джин-тоника. Он всегда пил джин-тоник, и вообще, без принятия ему и думалось плохо, и гулялось, и иногда даже что-то простреливалось в мозгах – будто пуля пролетела, а он не заметил. Вассилий даже пошел в одно место на работу устроиться, но его послали на хуй.

 

И вот, он сел в парке и сидит. Тут смотрит – идет человек, и он – Билан. Хотя и не Дима Билан, но все ж – Билан.

-Класс, брат, - поделился впечатлениями Вассилий.

-Что ж классного? – не понял Билан.

-Ну, как что. Ты – Билан. А тебе нравится Дэвид Боуи?

-Да.

-Но ты же Билан. Как тебе может нравиться Дэвид Боуи?

-А я – Иван Билан.

-О! Нихуя себе! – обрадовался Вассилий. – А много вас, Биланов?

-Да. Пиздец сколько.

-И все поете?

-Да, хули нам кабанам. Я сам пою. А Федор Билан – он с оркестром выступает. А еще есть Степан Билан, он – тенор. А еще есть группа «Два Билана», и там два брата поют, два Билана. А еще моя бабушка, Авдотья Сосипатровна Билан, она тоже пела и очень хорошо играла на балалайке. А вот известный исполнитель шансона, Биланчик, к нам, к Биланам, никакого отношения не имеет. Он – сам по себе. И, кстати, в группе Tin Machine, там одно время играл Эктор Билан, очень хороший бас-гитарист. А его жена, Стела Билан, однажды прислала мне открытку с новым годом. А еще в НХЛ играет хоккеист Мэтью Билан, и он очень хорошо дерется. Словом, много нас. А я на тебя смотрю, ты, случаем, не Билан?

-Нет, - ответил Вассилий скромно.

-Слушай, дунем, а? – предложил тут Билан.

-Да, давай.

И он достал длинную, плотно упакованную, папиросу.

 

 

 

 

 

Козлоу

Вассилий 93 и OnlyU.

Однажды наступило нифига.

Вассилий 93 шел по улицам, держа свое ожидание в кармане. Он был очень обижен на жизнь, как и многие люди, чей средний возраст совпал с глобализацией западла. _о он, Вассилий, никогда не думал о политике.

В этом также была серьезная рука нифига.

У Вассилия не было компьютера.

Он не ел яблок.

Выйдя из-за угла, на проспект, он вдруг увидал, как по проспекту идет Гигантский Сергей.

-Офигеть, - удивился Вассилий.

Сергей был столь огромен, что касался затылком неба.

-Хо-хо-хо, - говорил Гигантский Сергей, попинывая машины.

- OnlyU, - ответил ему Вассилий.

 

 

 

 

 

 

 

Вассилий-93 и Гигансткий Сергей.

 

 

 

Однажды наступила Ночь-3, и Вассилий-93 понял, что все в жизни поменялось, хотя, собственно, ничего и не менялось. Просто ему стало ясно, что жизнь можно разрезать на две части, но все будет одно и то же. Одни ищут кайф и его находят, а другие - ищут, закрываясь от всех якобы жаждой знаний.

Именно тогда он посмотрел телепрограмму про обезьян, и ему стало ясно, что человек ничем не отличается от обезьяны. Разве что, эволюция перепрошила его мозг, и он стал более внимательным к предметам. Именно эта фигня и якобы делала его человеком.

Вассилий бы сказал: хуй там, хуй там, это не так, но говорить было не с кем, ибо все его сверстники уже стали старыми мальчиками и растили подрощенных детей. А он, Вассилий, все оставался в своем перманентом состоянии.

И вот - уже шла Ночь-3.

И Вассилий был среди тех, кто шел через нее налегке. Те, что тащили с собой целые возы, они не обращали на Вассилия никакого внимания. У них на лице светились сытые и довольные улыбки. Вассилий знал, что, если у него когда-нибудь тоже будет воз, он не будет таким сытым и лоснящимся, а потратит все деньги на что-нибудь хорошее. Но ничего не происходило.

Я - навсегда концептуалист, - сказал сам себе Вассилий.

Ему никто не отвечал, так как, некому было отвечать. Он жил сам в себе. Некоторое время назад он понял, что он живет вовсе и не в ракушке. Это другие живут в ракушках, иногда высовывая усики. Там, внутри, очень душевно. Он тепло. Пахнет собственными мозгами и желтым персональным говном. Никуда не нужно спешить, ни с кем не нужно общаться, ограничивая себя собственным отражением в зеркале.

Среди людей, что тащили на себе воз, шел и Петрович.

-А, это ты? - спросил Вассилий.

Петрович лишь усмехнулся, показывая взглядом на свой воз.

Он сам за себя говорил.

В середине Ночи-3 было довольно прохладно. Шел дождь. Машины, шипя своими колесами, говорили о том, что хорошо тому, чей похуй не простой, но и не сложный, а чисто похожий на обезьяний хвост.

Вассилий-93 шел через город, понимая, что он опоздал на жизнь.

Все уже съебалось во тьму своевременности, и ему уже ни за что ни за кем не успеть. Тогда Вассилий сел на бордюр и молчал, слушая, как мимо него вперед вырывается очередное время.

-Это все, - думал он, - хотя, и как же иначе, как же иначе? Ведь я - концептуалист. Разве пристало мне, Вассилию, просто так сидеть за одним столом с суетой? Как это может быть?

Он выкурил 110 сигарет и увидел, как мимо него проходит модератор жизни.

-Пша! - прикрикнул модератор и пошел дальше.

-Пофиг, пофиг, - ответил Вассилий.

Тогда ему посоветовали поехать в Пончиково.

-Езжай, раз так, - сказали ему, - Пончиково - это последняя станция. А там, если захочешь не возвращаться, можешь остаться в 32 сентября.

-Точно, - понял Вассилий.

И он пошел по земле. Он много шел пешком, разбрасывая пыль ногами. Мимо него проходили города и села, и тогда ему явилась истина:

Мир - не без Сергея.

Всякое существо есть Сергей, но не всякий Сергей есть Сергей.

Судя по всему, та дорога, по которой он шел, называлась Сергей, и столбы были Сергеи, и камни - Сергеи, и машины - Сергеи, и горы, что стояли справа - тоже Сергеи, и город, что светился среди Ночи-3, тоже - Сергей. Там были дома-Сергеи, а внутри - Сергей Телевизор, Сергей Стол, Сергей Стол, и кошки, что бегали по мусоркам, тоже были Сергеи.

Наконец, Ночь-3 сгустилась.

Вассилий-93 вышел к морю, сел в лодку и поплыл.

Он плыл едва ли не год. Наконец, вдалеке, он увидел странные огни. Подплыв ближе, Вассилий понял, что это плывет Титаник.

-Офигеть, - обрадовался Вассилий, - Титаник.

Тут из моря вынырнул Гигантский Сергей. Он был - что гора. Увидев Вассилия, что был намного меньше него, Сергей ухмыльнулся. Тут он поднырнул под Титаник, и, показавшись рядом, укусил его за край корпуса. Титаник тут же зашипел и стал набирать воду. Сергей же взял Вассилий в свою гигантскую руку, стал грести одной рукой и уже через пять минут оказался на берегу.

--Гы! - сказал он, опустил Вассилия и исчез, сделав один лишь шаг.

Вассилий остался один. Он знал, что до Пончиково еще далеко, и пройдет много лет, прежде, чем он до него доберется. Зато он был осведомлен. И это была великая и очень значительная тайна.

Титаник не сталкивался с айсбергом.

На Титаник напал Гигансткий Сергей.

 

Спустя несколько лет Вассилий стал рисовать и продавать картины в Америке. Дело было в том, что до Пончиково он так и не добрался. Известность же принес ему холст

"Нападение Гигантского Сергея на Титаник".

Любители искусства считали, что это - художественный гон, подкрепленный травкой. Им и в голову не приходило, что это могло быть правдой. Вассилий же продолжал рисовать, мечтая о том, что когда-нибудь он попадет в Пончиково и там останется в 32-м сентября.

 

 

Vassily93 и говорящие помидоры

 

 

Vassily93 один раз увидел говорящие помидоры. Что он мог сказать? А ничего. После обеда он встретил Гришу. Тот колол татуировки в своем салоне одной девочке: такой не поймешь – то ли полумальчик, то ли интерполированная рыба. И даже не знаешь: есть, не есть. Совать – не совать. Да и вообще, сованием занимаются соваки. Это Вассилию сказали в одном месте. Он пришел в подвал. Там собирались реперы.
-Йо! – сказали ему.
-Респект.
-М-и-и-и-ир.
Вассилий сел на ящик из под бутылок. Ему дали косяк. Он курнул и расслабился.
Дым был земной. Далекий. Это так земля сама думает, когда в космосе висит. Смотрит на Венеру.
-Венера, что куришь?
-Азот!
-О!
-Марс, что куришь?
-Ангельскую пыль.
-О, ебать.
-Ей, Юпитер, ёбанный в рот! Что ты такой красный? По чем твое красное пятно?
-Ну учиотцаебаться.
-Ладно, ладно.
Вассилий отвлекся.
-Придави, - сказали ему.
Репперы толк в пиве не знают. Не то, чтобы глупые. Не то, что так. Но и так. И не так. Они пьют, например, балтику, и говорят:
-О, этосукабалтика.
И пьют.
Нет бы, поискать по ларькам какое-нибудь домашнее, свежее.
Но Вассилий придавил, и ему предложили сочинить текста.
-А я разве могу? – спросил он.
-Йо, амиго, кэн, кэн!
Вассилий почесал голову. Чорт, может, мало? Он попросил еще косяк. Ему дали. Это была окраина солнечной системы.
-Ага, Сатурн, - сказала Земля, - ты куришь свое кольцо? Зачем, скажи мне?
-Какое именно ты имеешь в виду? У меня много колец.
-А черт его знает.
-Ну, уточнишь, скажи.
Вассилий сосредоточился. Надо было начинать, а как? Тогда он вдруг решил сбегать за джин-тоником или какой-нибудь киви-бурдой.
В магазин!
И вот именно там, на наклонной полке, он их и увидел.
-Вассилий! – вскричали помидоры. – А мы уже придумали текст! Давай его отрабатывать вместе!
-Сейчас, я куплю-куплю, - ответил Вассилий, - мне нужна ром-кола, или киви-кола, или….

Там там тара-рамс, - запели помидоры

Йо оу эмс
Да да да
Мир форево велосипед


Василий купил джин-тоник. Он очень много пил джин-тоника. Он выслушал помидоры. Он был взволнован, но – по светлому. Так, например, часто был взволновал Александр Блок. И вот, Вассилий спустился в подвал, и там был у него момент славы.

Его текст был на высоте.
-Йо, гай, - сказал один из реперов, - Тимати из сакинг. Ты – йо, комон, чистый Тимбаленд. Йо.
И репер стал водить руками, изображая негритянский разговор.
После этого, то есть, после момента славы, Вассилий шел домой. На следующий день он решил разобраться. Пошел в тот самый магазин. Он уже приготовил массу вопросов, которые бы он задал говорящим помидорам. У него даже блокнот с собой был. Но, придя в торговое заведение, он обнаружил, что помидоров нет.
-Увы, - он развел руки в стороны.
Ему было грустно.
Тогда, чтобы не быть разъеденным этой грустью, он стал о творчестве Элтона Джона и о его альбоме 73 года.

 

 

 

 

 

Vassiliy 93 и Ван Дамм.

 

 

 

Была пятница. Нет, здесь не было отличий от прочих дней. Здесь не было препаратов. Химзавод молчал - в его жопе тарахтело одиночество, и те работницы, что уже сидели дома - они снова видели Наташу Барбье.

И Василий, он тоже видел Наташу Барбье.

Вяло воткнув луч своего взгляда в витрину, он икал.

Телевизоры в кредит.

Телевизоры не в кредит.

Телевизоры, бля, в кредит.

Дело не в том, что поутру, начитавшись философских максим, Василий вынул коробок, и, хохоча, пошевелил пальцем ТЕЛО КАЙФА. Все дело в том, что озарило:

 

Оса, будучи разорванная напополам, может также и есть.

 

Василий вышел на балкон и закричал от охуевания. Эта истина была из разряда настоящих торкающих единиц. Настоящий художник не затрагивает своим вниманием пищу, будь то словесную, будь то чисто химическую.

Ваниш!

Два в одном!

Василий икнул.

Наташа Барбье улыбнулась ему. Вышел Сергей Новиков.

-Молодой человек....

-Я голосую.

-Что?

-Я тут стою, голоса собираю, - вспомнил Вассилий, - видите, стенд депутата Ташкина?

-А точно?

-А что вы, мать, думаете, я тут так просто стою?

-А, ну ладно, стой сынок, дело нужное. Сейчас все в депутаты лезут...

-Да не говорите. А я вот не лезу. А вы читали Шопенгауэра?

-А кто это? А, режиссер? Это который "няню" снял?

-В смысле, подснял?

-Ладно тебе, милок....

-Не, вы постойте. Оса, разорванная напополам, может также и есть!

-Да что ты говоришь!

 

Вассилий93 был уверен, что у него никогда не будет машины. Поэтому он не понимал, в чем смысл этой длинной металлической колбасы, тянущейся через город вприпрыжку с вонью, почему понтово, вынув левую руку из дутого тача, показывать толстый перстень на пальце. Они никогда не завидовал.

Впрочем, он завидовал Дэвиду Боуи, за то, что тот - Дэвид Боуи, а он - всего лишь Vassiliy93.

 

Вассилий очень четко чувствовал, когда над ним смеялись.

Покурив, он видел, что у машин есть лица. Понемногу забираясь поглубже в мягкий, пушистый торч, Вассилий начинал смеяться. Особенно крикливым, дурацким, казались ему будто накачанные насосом "Крайслеры". Сопровождая их взглядом, Вассилий вынимал руку из кармана и стрелял из пальца. Ему было пополам, что подумают.

Он купил джин-тоника, чтобы придавить сверху.

Посветлело.

-Бабушка, - попросил он какую-то случайную старушку, - посмотрите пожалуйста за стендом депутата. Мне надо отлучиться.

Поворот.

Зеленая свеча.

Сладкий дым - чисто Кент.

Вассилий вдохнул, зевая, радуясь. Что там с химзаводом. Отчего у него постоянные верхние поллюции? Почему нет антиглобалистов? Что за хуйня! Дэвид Боуи не был антиглобалистом. И вообще, это человек до сих пор не определился со своей ориентацией.

Это уникально.

Вернувшись, Вассилий вновь увидел Наташу Барбье.

-Ваниш, - посоветовала она ему.

- Что вы,- ответил Вассилий, - давайте читать вслух.

 

Оса, будучи разорванная напополам, может также и есть.

 

 

Шугняки понемногу приступали. Вассилий начинал оглядываться. С неба сыпал мелкий, кокаинистый снежочек - почти, что, к примеру, Лондонский.... Только почему именно лондонский.

А, Дэвид Боуи....

Вассилий присел, сжался, будто босяк на перегоне. Стал плевать себе под ноги. Закурил. Вынул томик Шопенгауэра и вычитал одну фразу:

 

Читать - значит думать чужой головой....

 

- Нихуя себе!

 

Вассилий посмотрел в сторону витрины с телевизорами. Наташа Барбье кивнула ему.

Но шугняк - это особенное состояние. Почти, что кипеш, только более обобщенный, однородный, толстый, однако в правой руке у него - букет из глаз, а в левой - общественное мнение. Это не так уж легко перебороть.

Вассилий привстал, чтобы осушить усталость.

Тут он увидел, что по улице идет Ван Дамм.

Выпустив сигарету изо рта, он принялся отгонять мысль о разорванной напополам осе. Ван Дамм не исчезал. Вассилий спрятался за стенд депутата.

Вот улица.

Вот ноги, укрытые красителем времени Ч.

Вот эмульгаторы, выдыхаемые из глоток.

DVD диски. Девушки, спрятав зады за тесьмой колготок, все же оставляют надежду. Хотя это не обязательно. Дэвид Боуи - эта идея, она сама по себе, более углекисла, более эмоциональна.

 

Глюкуронолактон.

 

Оса, будучи разорванная напополам, может также и есть.

 

Что там с химзаводом? Туда пришел Чарли. Стал корчить рожу, подтянутую компьютером, и от этой хуйни всех уволили, и он там теперь один, пидарас.

А Ван Дамм - все ближе и ближе.

 

И Вассилий понял, что таиться нельзя. Земля не изолирована. Она всегда висела в черном космосе, одна, круглая, голубая.

 

Он оглянулся в сторону Наташи Барбье.

 

-Дом с мезонином, - посоветовала Наташа.

 

Вассилий93 вздрогнул, так как Ван Дамм был уже рядом. Он вынул косяк, чтобы по братски предложить. Но вышло все наоборот.

-Ча! - сказал Ван Дамм и ударил Вассилий ногой.

Вассилий перелетел через стенд депутата, а самим стендом его привалило.

 

На следующий день Вассилий не работал. Он смешивал адреналин раш с водкой, утверждая, что концепты современных напитков до сих пор находятся на стадии зарождения.

 

 

 

 

 

 

Вассилий93 и Кондукторша США

 

 

 

 

Вассилий много ездил на трамваях.
Часто ездил зайцем – ему как-то сказали, что Фрэнк Заппа тоже часто ездил на трамваях, и тоже – зайцем. К тому же, друг его, Нева, убедил Вассилия в том, что Заппа – это был лучший человек Солнечной Системы.
Вассилий же вопросил удивленно:
-Разве люди живут где-то еще кроме Земли.
-Конечно, - невозмутимо ответил Нева.
-И где же?
-Я точно не знаю, но Зигги Старбёрст в курсе.

После этого не происходило ничего, разве что однажды – поздней осенью, едва ли не в самом центре города, Вассилий увидел два куста.
Он подошел к ним. Осмотрелся. Кусты вырвал. Приехал домой.
Кашу жарил он неспешно. Он слушал “Alan Parsons Project”. Правда Нева ничего не сказал про этот ансамбль. Хотя альбом 76-го года и песенка “Raven” его вдохновляла. Он удивился: каша не была эффективна, но он явно ощущал, что есть и крылья, и сила. Если бы он вдруг осознал весь свой путь дзен, то и говорить бы было не о чем.
А на следующий день он узнал, что существует Кондукторша США. При чем, США надо читать как «сша», а не «са-шэ-а» - как принято.
А произошло это в таком, лупатом, чешском трамвае – каких много. У Вассилия даже были деньги на проезд. Он сначала хотел их сэкономить, но потом отчетливо передумал. И правильно – очень скоро обнаружился контроль, а Вассилий никогда ни с кем ни ругался, ни спорил.
Он как повернулся. Он как бы увидел чувака – немолодого, крайне несвежего, с бутылкой пива. Вообще – в спортивном костюме «адидас». Он наверное костюм уже лет 15 не снимал.
-Слышь, знаешь что, - сказал ему этот престарелый чувак.
Вассилий сморщил нос.
-Ты знаешь, что это за кондукторша?
-Где?
-Вон, смотри.
-И?
-Не икай. Это – Кондукторша США.
-Почему?
-Видишь, у нее на куртке – американские значки.
-Ага. А чо?
-Не в этом дело. Она существует вне времени. Это – не обычная кондукторша.
-Да? Чем докажешь?
-Ни чем. Верь мне.
-Верю. И что в ней, в этой кондукторше?
-Нет, ничего. Просто она всегда на разных маршрутах. В тот момент, когда она продает билеты, настоящий кондуктор исчезнает, и его всегда находят в одном и том же месте без сознания. Уже зафиксировано много случаев частичной потери памяти у кондукторов.
-Черт, это правда? – удивился Вассилий.
-Да. Чистая. Кондукторша США пришла из космоса. Понять ее суть невозможно. Может, ты попробуешь. Что слушаешь?
-Что?
-Ты же плеером ходишь.
-Alan Parsons Project.
-О. Дашь послушай.
-На.
Вассилий дал престарелому чуваку один наушник, а второй вставил себе в ухо. Так они и ехали. Когда же он приехал на место, оказалось, что чувака и след простыл. Вассилий вышел. Он ехал к Коле, челу, у которого был винил «Пинк Флойда 79-го года».
На обратном пути он слушал песню “The tell tale heart” того же коллектива.


 

 

 

 

 

Vassily93 и Корпорация Сомбра

Однажды Вассилий обнаружил в почтовом ящике письмо. Письмо это было официальным. Штамп такой весь квадратный, синий. На штампе значилось

Корпорация Сомбра

Содержание письма было таким:

Слышь!
Приходи, выясним, кто дурней..

С уважением, президент корпорации Сомбра Семеон Лихохуев.

Вассилий на на шутку обрадовался. Еще бы! На него наконец-то обратили внимание. Он покурил. Потом его вдруг пробило на хапок. Он пошел к холодильнику, а в холодильнике был один помидор, шкорка от сыра и консервная банка, на дне которой плескалась рыбная юшка.
Этим Вассилий и пообедал.
После этого он сел послушать музыку. В голову ничо не лезло. Он прослушал Roy Orbison, Joe Linn Turner, May Blitz, T-2, и самая крутая песная была Rare EathGet Ready”, 69-й год, трек на 20 минут. Чисто чтобы выпасть и не вернуться. В процессе прослушивания Вассилий вдруг понял, что ему нужно срочно покурить кирпичей. Но он не стал соскребать кирпичный порошок со стенки. У него был этот порошок в запасе. И вот, Вассилий смешал кирпичный порошок с мелкодисперсным кремнием, добавил туда выпаренного пластика, табака из сигарет «прима», закурил. Его тут же повело. Но он был рад.
Так, он вышел на улице.
В центре, там, где обычно собирались любители виниловых пластинок, он встретил Неву.
-Что ты скажешь по поводу Van Der Graaf Generator? – спросил Нева.
- Ничего, - ответил Вассилий, - а тебе нравилась группа «Ноги Эдит Пиаф»?
-Ты совсем с ума сошел, - сказал Нева.
-Нет, - ответил Вассилий, - мне пришло письмо из Корпорации Сомбра.
-Да? – Нева держал в руках томик Г.Г.Маркеса.
Он удивления он стал грызть уголок книги.
-А ты что, знаешь, что это? – спросил Вассилий.
-Нет.
-А….
-Есть чо? – спросил Нева.
-Нет. Я курил кирпичный порошок.
-Ясно. Тогда, будешь помидорное вино?
-Да.
-Смотри.
Нева повернулся и взял из рук бородача, Коли Цепляева, большого любителя винила 30-х годов, бумажный пакет с вином. Вассилий выпил прямо из пакета. Тут он понял, что умеет читать мысли.
-Я думаю, тебе лучше туда не ходить, - сказал Нева.
-Куда?
-Туда.
-А. А почему?

-Я думаю, это небезопасно.
Тогда Коля Цепляев повернулся и сказал:
-Пацаны, а есть The Trip, 70-й год, только очень коцаный.
-В трусах у тебя пацаны, - ответил Вассилий.
-Как хотите, - ответил Коля.

И вот, они выпили еще вина, и Нева вдруг предложил пойти в стеклянный магазин – это был последний советский магазин на Земле, там выпить пива и поговорить о литературе.
-Ладно, - сказал Вассилий.
И вот, они встали за столик. И тут же за столиком притулились два типа с гранеными стаканами, и у них была одна крабовая палочка на двоих.
-Ты читал «Хазарский словарь»? – спросил Нева.
-Я начинал, - ответил Вассилий.
-Докуда прочитал?
-Я не помню, - ответил Вассилий.
-Я читал, - сказал один из типов.
Нева повернулся к нему, но ответа не было, так как после этих слов типы стукнулись стаканами и начали пить. Пили они вкусно, будто ничего вкуснее водки нет на свете. Выпив, они занюхали волосами друг у друга. Это есть такой тип закуски «занюхай волосами приятеля». Потом они поделили крабовую палочку, и тот тип сказал:
-Ты знаешь, дьявол повсюду.
-При чем тут дьявол? – спросил Нева раздраженно.
-Речь в этой книге шла как раз об этом, - сказал другой тип, - это вы просто не поняли.
-У него много имен, - сказал первый.
-И много лиц.
-А потому было несколько повествований.
-Понял?
-Это ерунда, - сказал Нева.
Тут типы повернулись к окну – окно было на всю стену магазина и открыли рты. Повернулся и Вассилий. К магазину подъехал желтый фордовский пикап с надписью

Корпорация Сомбра

-Офигеть, - сказал Вассилий.
Из машины вышли два чувака. Они открыли дверь пикапа и вынули по лотку хлеба.
-Это – хлеб дьявола, -сказал один из типов.
Нева хотел возразить, но тут у него отнялся язык. Чуваки прошли в магазин и занесли хлеб в подсобку. Один из них подошел к продавщице, и та расписалась в накладной.
-Вишь, - сказал один из типов, - расписалась. Душу продала.
Нева хотел сказать, мол, придурки, бухарики, а фиг. Язык то как замёрз.
-Это они, - проговорил Вассилий.
Чуваки покинули магазин, сели в пикап и умотали.
-Че-ерти, - сказал один из типов, - вишь, какие ёбла. Чертяры. Надо водки еще.
-Надо, - сказал второй.
-И мне, - произнес Нева.
Вассилий же попросил, чтобы ему в кружку ноль пять налили «отвертки». Продавцы не стали сопротивляться. Тут всё наливали. Это ж не зря был, последний эсэсровский магазин.

 

 

 

 

Vassily93 и Корпорация Сомбра-2

Вассилий сел на маршрутное такси. Вообще, было ништяк. У него была с собой полторашка джин-тоника. Знаете, белый такой джин-тоник. Это типы ему купили. А вообще, Вассилий был большой талант ездить зайцем. Он даже в маршрутках ездил. Еще, он был уверен, что Марк Болан тоже всегда ездил зайцем.
И вот, Вассилий ехал. А рядом с ним ехал мужик и читал книжку «Как закалялась сталь». А водитель был армян. Он, когда встречал на пути друзей-маршруточников, сигнал и кричал в окно:
-Привет, черножопый!
-Привет, черножопый, - отвечали ему.
А по другую сторону, на одинарном сидении, сидел чувак и громко разговаривал по сотику:
-Да. Да, браттттту-у-у-у-у-ха. Да, чэ? Мы отожмём. Слы. Слы. Ты чо, шерсть? Ты шерсть, скажи. Я? Я – я не. Я – не шерсть. Я, я, я братан, я живу. Я живу.
Маршрутка тормознула. Водитель завёл разговор с пассажирами, которые сидели на переднем сидении.
-А слышали, вчера в порту сели пришельцы.
-Да, - ответила тетечка лет пятидесяти, - видела. Зеленые.
-Они просто не то курили, - возразил студент.
-А ты чо куришь? – спросил водитель.
-У меня зелень что надо.
-А ты что куришь? – он обратился к тетечке.
-Я-то? У меня всё чисто горшочная. А еще можно взять алоэ и его курить. Пробовали?
-Да, - ответил кто-то с заднего сидения, - нужно размазать алоэ по стенке и подождать, когда высохнет. Потом сдирать нужно вместе с обоями. Иначе не будет эффекта. Курить через бурбулятор, с добавлением соевого соуса и капелек корня мадрагоры.
-А вы откуда знаете? – спросил парень, который громко разговаривал по телефону.
-Я – профессор ботаники. Я учу таких придурков, как ты.
-Братан, я не придурок, - ответил парень, - я хорошо знаю химию. Я умею готовить из стирательной резинки “Bic”. Только должна быть желтая, чисто желтая, резинка. Ясно?
Тут он снова заговорил по телефону:
-Чо? А? А? Чо? Братуха, чо? А? Нет, брат, я не шерсть. Если ты шерсть, то так и скажи. А я – я живу пацаном. Я нет – я не шерсть.
Маршрутка тормознула на другой остановке. В салон вошли клоуны. Они были накрашены.
-Охуеть, - сказали с заднего сидения, - клоуны.

-Да, - ответили клоуны.
-Пиздец! Что курили?
-Таджикская была, - сказали клоуны.
-Класс.
-Клоуны! – вскричал мальчик лет пяти. – А у вас есть в цирке кони?
-Есть.
-А есть медведи?
-Есть.
-А есть у вас в цирке сова?
-Есть.
-А есть у вас в цирке тюлени?
-Нет, тюленей нет.
Водитель, принимая волосатой рукой деньги у клоунов, спросил:
-Мальчик, есть чо?
-Сбросил, дяденька, - ответил мальчик, -мусора шли по рынку, шманали. А мамку не проверили.
- Волки позорные, - подтвердила мамка.
-А я, - с гордостью сказал водитель, - а я курю руль. Отрываю по кусочку, забиваю в трубку и курю. Еще я добываю курительные смеси. А вчера в порту приземлились инопланетяне. И как раз недалеко от остановки. Я вышел, спрашиваю – это ж как вас плющит, товарищи. А они подходят и нюхают. А потом спрашивают – это что ты такое употребляешь, что и за рулем, и не боишься. Я дал им попробовал руля. Покурили они, тут глаза у них по пять копеек. Кивают.
-Не чтяк, Не чтяк, - говорят.
А я тогда решил у них научиться словам инопланетным, а тут вышло вот что?
Оказалось, что слов нет. Они молчат. Если они ругаются, то громко молчат. Если плачут, то молча плачут. А словам они научились на Земле. А слово Не Чтяк, обозначает, что эта вещь – не чтяк. А еще бывает и чтяк. А что это такое, я так и не узнал.


 

Vassily93 и Фуцен

Вы знаете, кто такой Фуцен?
Скорее всего, что нет. Но скорее всего, вы слышали о том, что он есть. Вассилий93 тоже слышал, что Фуцен существует. Однажды он решил покурить. Но у него нечего было курить. Он шел по улице имени стратостата СССР-1 в надежде кого-нибудь встретить. Он осматривался.
Вассилий не был особо озабочен тем, чтобы покурить. Но душа тяготела. Он шел мимо книжного рынка и увидел, что на пивняке стукаются кружками Семён Кушко и Саша Огибайлов. Вассилий предположил, что у них есть, что покурить. Он пошел туда. Шёл он через книжный рынок. К нему постоянно приставали продавцы:
-Купите книжку!
-Молодой человек, вам нравится Василий Головачёв?
-Нет.
Он шел дальше. Книг было очень много. Книг было больше, чем людей.
-Купите Стругацких, - сказали ему.
-Не хочу.
-Почему? Вам не нравятся Стругацкие?
-Они стругают.
Когда Вассилий прошел половину рынка, его вдруг схватили, словно котёнка, за шкирку. Схватили, затащили в полосатую палатку, за прилавок. Перед ним выросла женщина-зной. Она была огромна. Каждая ее грудь была как две головы Вассилия. Из глаз били молнии.
- Возьми меня! – прокричала женщина-зной.
Вассилий сделал шаг назад.
Женщина стала раздеваться. Она была готова на всё. Вассилий же не сплоховал. Он прыгнул под лоток, пролез там и выбрался из палатки.
-Куда ты? – прокричала хотящая продавщица.
Но было поздно. Вассилий был уже в дальнем краю рынка. Здесь было проще. Среди продавцов б.у. литературы было много странных лиц, осуждающих реальность.
-Молодой человек, купите Боккаччо, - предложили ему.
-О, Боккаччо, - сказал Вассилий, - недавно курил.
-Покупаете?
-Нет. Мне нечего насыпать.
И вот, он сделал это! Он прошёл. На пивняке было прохладно. Пахло стиральным порошком и сивухой. Летали зеленые мухи.
-Привет, - сказал Вассилий.
-Привет, - ответил Семён Кушко.
-О, привет, - поздоровался Саша Огибайлов.
-Есть чо?
-Есть.
-Ништяк.
-Идём.
Они вышли к сортиру. Сортир был за пивняком. Это был самый ужасный сортир. Тут вообще все было обоссано, все стены вокруг. А в сам сортир вообще заходить было страшно. На стене сортира мелом было написано:

ФУЦЕН

-Ты знаешь, кто это такой? – спросил Саша Огибайлов.
-Конечно, - ответил Вассилий.
-И кто же?
-Фуцен.
-А, Фуцен. Точно.
-Да, Фуцен, - подтвердил Семён Кушко.
Разожгли косяк. Прогнали его по кругу.
-Хорошо, - сказал Вассилий.
-Надо пива припить, - сказал Семён Кушко, - а то плохо прошла. А пиво прогонит.
-Точно, - согласился Саша Огибайлов.
Они собрались идти назад, но в этот момент к сортиру подоспела группа ребят.
-Есть чо? – спросил один из ребят.
-По децалу, - ответил Семён Кушко.
-Чо, вариант?
-Ща.
Семён вынул из носка пакетик и отсыпал ребятам.
-Слышь, чо, - сказал парень, указывая на надпись, - а ты в курсе?
-Да.
-Это Фуцен, - сказал Вассилий, - если громко закричать «Фуцен!», он может прийти.
-Давайте покричим, - предложил один из парней.
-Нет, не надо, - ответил Саша Огибайлов, - а вдруг он сейчас занят.
-Нет, он свободен, - ответил Вассилий.
-Нет, лучше пива, - заявил Семён Кушко.
-Ладно, спасибо, парни, - сказали парни.
-Давай. Еби козу до красна.
Итак, они вернулись на пивняк и снова пили пиво. А пиво точно было разбавленное. Точно – разбавленное. Хотя среди мужиков, особо среди водителей маршруток, считалось, что местное пиво – это вообще что-то уникальное. Саша Огибайлов сначала молчал, а потом стал сам с собой смеяться. А потом вообще – принесли рыбу. А рыба была – подлещик с грустным лицом. И вот перестал Саша смеяться, грустно ему стало.
-Слушай, по-моему, на шугняк пробивает, - произнес Семен Кушко.
И правда, не выдержав давления, Семён пошёл нычковаться. Тогда Вассилий вдруг понял, что он может идти своим путём.
И он пошел. И он шел по улице, и уже вечерело, и он вдруг понял, что каждый проезжающий мимо него троллейбус заглядывает ему в лицо. Это было супер. Тогда он перешел дорогу. Сел возле памятника Пушкину.
Вынул из кармана мел и осторожно, озираясь, стал писать на постаменте:


ФУЦЕН

После чего Вассилий встал и пошел дальше. Он понимал, что ему – ништяк, и что звезды на небе появляются – это тоже ништяк.

Vassily93 и Сергей Щель

Однажды Vassily 93 поехал в деревню. Некоторые из его товарищей решили, что Vassily 93 был утомлен ритмом современного, пропитанного товарами, города.

Жизнь чаще всего уничтожает настоящих художников.

Но был ли Vassily 93 художником?

 

Общество и карта - это одно и то же. На карте много городов и сел, на обществе много людей разных ранжиров. Но градации здесь более разнообразны.

-- Волосатые.

-- Хитрые.

-- Подсиживатели и жопоотодвигатели.

-- Крабы.

-- Универсалы.

 

Чаще всего, все типы людей образуются в династии, и Vassily 93 хорошо знал, что ни к одной из династий ему никогда не отнестись, а потому он - крайне раним, крайне незащищен, и нет в мире ничего, что бы его спасло, за исключением его безразличия к хищным вещам века.

Итак, он шел по одной из улиц деревни. Шел он очень близко к забору. В один из моментов ему показалось, что кто-то потрогал его за штанину. Наклонившись, Vassily 93 обнаружил два свежих отверстия. Его штаны будто дыроколом проколи. Он оглянулся. В одном месте в заборе была щель, и оттуда высовывались оскаленные собачьи зубы.

-Осторожней, - посоветовал ему сосед, который в тот момент полол в палисаднике огурцы, - это - Сергей Щель.

Туалетный утенок.

 

 

История из жизни следователя Валео.

 

 

Комната была заполнена людьми. Всеми ими владела нездоровая суета. Казалось, напряжение умножалось. Стена и мебель плыли в нервозном мареве. Лишь один следователь Валео был спокоен. Он курили сигарету за сигаретой. Сигареты всегда были его главными друзьями. Добрую часть своего бытия он общался с сигаретами.

Это могло происходить где угодно.

Мышление следователя Валео было крайне рациональным. Он никогда не тратил лишнюю энергию на пустые сомнения, на генерацию лишних эмоций. Валео мыслил прохладно.

Каждая мысль сопровождалась сигаретой.

-Вы еще не смотрели на труп? - спросил у Валео судмедэксперт Иванищев.

-Да, - ответил Валео.

Из этого ответа не следовало ничего. Ни "да", ни "нет". Валео знал, как устроен механизм удивления и не спешил заражать себя удивлением.

Один взгляд.

Одно заключение.

Умелое обращение к интуиции.

Нужно совсем немного, чтобы грамотно разобраться. Если человек пал жертвой преступного сговора, совсем не обязательно напускать лишнего тумана. Сотрудники должны говорить только по делу. Никакого шуму.

Это то же самое, что и "что, где, когда".

Минута на размышление.

Можно ли уложиться? Или вы думаете, что знатоки на порядок умнее рядового гражданина? Как бы не так. Чтобы понять сложную систему, нужно потратить некоторое время на саму сердцевину. Потом все пойдет как по маслу. Если ж зерно познания изначально было посажено не туда, вам никогда не добраться до правды.

И, конечно же, никогда не говорите себе, что вы - лучший. Другим - пожалуйста. Сколько угодно. Со знанием дела, с умением признаться себе, что блеф необходим.

Метод дедукции - это что-то из литературы. Иногда достаточно крепко вставить подозреваемому между глаз.

Правда - это маленькая и очень беззащитная птичка. Никогда не злитесь, если не знаете. Вы можете ее поранить.

Среди предполагаемых монстров таковых нет.

-Что там такое? - спросил Валео.

-Сами посмотрите, - потуплено сказал Иванищев.

Валео удивился. Иванищев был не то, чтобы испуган - он был странно, неожиданно удивлен. Он как будто увидел какую-то вещь в первый раз в жизни.

Открываешь дверь - а тебя встречает Алла Пугачева. Смотришь и не веришь. Что это - в глазах рябит?

Не пил? Нет.

Не курил?

И не курю....

Валео проследовал в коридор, где еще не было накурено. Он тут же закурил. Этот дым был его собственным. Так он помечал территорию. Всем остальным об этом знать не было необходимости.

Толпа расступилась, пропуская следователя.

-Да, это ужасно, - сказала Валя Карпова, младший следователь.

Валео знал, что в жизни нет ничего ужаснее, чем сама жизнь. По этой причине он нисколько не волновался. Он давно уже вычислил ряд формул, которые использовал для функционирования его ум:

-- Никогда не говори никогда.

-- Лучше хорошо молчать, чем плохо говорить.

-- Смерть - это обыкновение.

-- Лучше осень, чем тряска по лету.

 

Помимо прочего, Валео написал немало статей по истории развития экспоненциальной живописи. Сам он немного рисовал. Хотя - никогда нигде не выставлялся, кроме Интернета.

В сети у него было другое имя.

Другое лицо.

Другой стиль.

Другая душа.

 

Подсознательно Валео понимал, что само мировое устройство - это некое подобие компьютерной сети. Ведь помимо того, что пользователи заставляют умные машины передавать необходимую им информацию, сетевые протоколы беседуют в фоновом режиме. Так и люди. Им только кажется, что они живут порознь, и что каждый из них - неповторимая индивидуальность.

 

Валео никогда ничего не доказывал. Он утверждал.

 

-Боже мой, боже мой! - кричала Валя Карпова.

 

Сотрудники органов вздыхали. Увиденное потрясало. В ванной человек был вывернут наизнанку. Каким образом это произошло, никто не мог даже и думать. Помимо того, что наружу вываливались все внутренние органы, то же самое произошло и с головой. Мозги белели, будто китайские блюда из батата на рынке.

 

-А вы точно уверены, что это человек? - спросил Валео, прикрыв рот рукой.

 

Как известно, это - детский жест. Убежав из юности, человек пользуется им лишь в крайних случаях.

 

Инспектора Сергеева вырвало. Милицейская собака потеряла сознание. Судмедэксперт Иванищев куда-то исчез. Должно быть, ему было хуже всех. Валя Карпова плакала.

-Странный случай, - заключил Валео, - очень странный. Нет, вы точно уверены, что это - человек?

-А кто же это еще? - ответил Сергеев.

-Н-да. Экспериментальная смерть, - произнес Валео.

 

Он пробежал взглядом по всем вертикальным и горизонтальным поверхностям ванной. Помимо трупа, здесь не было никаких улик. Валео всегда делал моментальный анализ. Скорее всего, все произошло в другом месте.

Однако...

Его взгляд был привлечен пластиковой упаковкой "туалетного утенка".

Валео сосредоточился.

Утенок подмигнул ему.

Не поняв, Валео подмигнул в ответ.

Конечно, это было настоящим наваждением. Но теперь он уже не мог оторваться от веселого рисунка на этикетке. Ни плач одной из понятых, ни новый приступ тошноты у Сергеева, ни исчезновение Иванищева, ничто не могло оторвать его от...

Но что же это было.

-Кря, - сказал утенок.

Валео понял, что ему начинает мерещиться. Да, неудивительно - такой труп, такая обстановка. Валео инстинктивно потянулся к упаковке, и голова его помыслила сама собой:

-Интересно, утенок активный или пассивный.

-Я активный, - ответил ему утенок.

Валео тряхнул головой.

-Занимайтесь, - сказал он Сергееву, - и держите себя в руках. Наверняка, тут довольно банальный случай. Доставьте труп в лабораторию, осмотрите квартиру, опрашивайте соседей. Буду в отделе после четырех.

 

Двигатель машины тихо урчал. Колеса разбрасывали легкий, но уже успевший загрязниться, снежок. Город шумел где-то в стороне от восприятия Валео. Инспектор понимал, что в жизни человека нет ничего, кроме него самого. С этим нужно мириться. Этим нужно умело управлять, чтобы выходить победителем в любой ситуации.

 

Принцип N5: То, что красиво блестит, есть приманка для глупости.

Принцип N6: Если ты о чем то желаешь, то лучшее в твой жизни уже позади.

 

На Интернет сайте аморфных художников Валео занимал очень почетное место. Там его хорошо знали. Никто и понятия не имел, что он - прохладный, уверенный, не сомневающийся в себе инспектор, и все его дела - это самые трудные, самые невозможные преступления.

Иногда, развлечения ради, Валео брал первый попавшийся висяк и рисовал дерево алгоритма. Дерево это могло ветвиться, как угодно, но главным здесь было определиться с вопросами и ответами. Так Валео отрезал ненужные версии и приходил к одной, самой простой и обычной.

Преступный мир ничего он нем не знал.

Валео сам решил, что так будет.

 

Около получаса все было спокойно. Но, выезжая на большой шестиполосный мост, Валео вновь услышал, как утенок крякает.

 

-Нужно выпить водки, - сказал он сам себе, - ни к чему гонять себя в такой ситуации.

-Я - активный! - воскликнул утенок.

-Молчи, - проговорил Валео сам себе, - не отвечай ему. У любого человека могут сдать нервы. Здесь нет ничего невероятного. Крепись.

 

Собственно, здесь ничего не было. Любой случай - это единение судьбы и нервов. Восприятие - лишь метод существовать. Если вы хотите быть не таким, как все, воспринимайте жизнь - как игру. Впрочем, зачем же так сразу?

Игра - удел немногих.

Но чувствовать можно совершенно отвлеченно, совершенно независимо. Любое начинание знает свой конец. Так бывает и с жизнью, так бывает и с вещами.

Близился вечер.

Валео, пытаясь отделаться от навязчивых и трудных мыслей, пытался думать о другом.

Душа преступника - это перегревшийся двигатель. Но как он перегревается? Разве так уж много дорог, что ведут в гору?

-Кря!

-Что? - удивился Валео.

Он знал, что иногда нужно совсем немного, чтобы упасть.

Но было ли что-то совсем недавно?

Он набрал номер Иванищева.

-Что там у вас? - спросил он.

Он повернул на развязку, чтобы въехать на мост. И только тут Валео отчетливо заметил несовпадения. Возможно, что темнело слишком быстро. Хотя могло ли так быть?

Где-нибудь в мерцающих мыслях, на картинах художниках, время могло бежать как угодно. Никто не мог утверждать, что эта странная единица не повернется задом наперед, чтобы пропеть песню.

Вечер наступал слишком рано!

- Я думаю, что на сегодня - хватит, - ответил Иванищев, - мой разум просто не способен все это переварить. Мне нужно некоторое время, чтобы отойти.

-Выпей водки, - посоветовал Валео.

-Да, да, - ответил Иванищев сдавленно.

-Хорошо. Хорошо, - ответил Валео, - поговорим об этом позже. Значит, пока - ничего конкретного?

-Да. Нет, конечно, я могу сказать кое-что. Но все это достаточно странно.

-Я согласен.

- Наверное, завтра....

-Да, да, хорошо. Занимайтесь.

 

-Пожалуй, на сегодня - хватит, - подумал Валео, - разве что-то подобное уже не случалось раньше? Любое событие - это, прежде всего, переживание и исход. Возможно, что-нибудь небольшое в плане насыщенности, может произвести на неопытную душу гораздо больше впечатлений, нежели действительно страшное - на опытного человека. На то и жизнь, чтобы уметь фильтровать события.

Валео уже ожидал, что, попав домой, отключит свой мозг от окружающей реальности и предастся любимому занятию.

Можно нарисовать что-нибудь новое.

Можно что-нибудь доработать.

Можно, в конце концов, выйти в Интернет и там пообщаться.

Проскочив мост, Валео сбавил скорость, перестроился в правый ряд и съехал с насыщенной трассы. Ему оставалось проехать совсем немного. Завернув во двор большого девятиэтажного дома, Валео припарковался. Выходя из машины, он прихватил с собой пакет с бананами и яблоками, а также - пластиковую бутыль туалетного утенка.

В тот момент, когда он клал утенка в пакет, ему показалось, жидкость пульсирует.

-Черт, - разозлился следователь.

Иногда, уставая от неразрешенных вопросов, он начинал нервничать, и тогда эта нервозность начинала нарастать с геометрической прогрессии. Но тот момент ему удалось взять себя в руки. Он поднялся в квартиру, включил телевизор и вошел в ванную. Там он поставил туалетного утенка на полку.

-Кря, - вдруг снова прокрякала бутылка.

-Черт, черт, - проговорил Валео и вышел.

-Кря, я, я, - крикнул вслед утенок.

-Да, да, - ответил Валео.

На кухне он налил себе водки.

-Мяу, - послышался мяв его друга, кота Вассилия.

-Да, Васся, - ответил Валео и выпил еще рюмку, - наша жизнь полна странностей. Но невероятного в ней гораздо меньше, чем это можно представить. Человеческое воображение сильнее реальности. Иногда мы видим удивительное в простом. Но я знаю - любой разум может дать сбой, и тогда нужно просто не спешить. Вызвать самому себе врача никогда не поздно. Но лучше не спешить.

Он наполнил кошачью миску массой из банки кошачьих консервов и закурил, посматривая в окно.

Валео жил один. Иногда в глубине мозга возникал вопрос. Наверное, это было связано с естественным чувством, что зовется жаждой тепла. Разве могут быть в мире люди, совершенно изолированные от этого? Но жизнь устроена так, что всегда существуют заменители.

Эрзац тепла - это, прежде всего, твое собственное "я", что умеет лавировать между острых углов собственных слабостей.

Кот.

Рюмка водки.

Экспоненциальная живопись.

Редкие визиты незнакомки.

 

Погладив Вассю по спине, Валео пошел в ванну. Он намеривался прогреть свое тело до самых костей, после чего лечь в постель и засыпать под телевизор. Ничего другого в тот вечер и не хотелось. К тому же, он отключил телефон, чтобы ему никто не мешал.

И поэтому, сначала он и не сообразил, что же случилось. Это был переворот пространства вверх ногами, сопровождавшийся звуком "Кря!".

И в этом наглом возгласе содержалось что-то внутреннее, глубинное, что могло ассоциироваться с истинным чувством. Валео сразу же различил это: ведь он, все же, был художником (хоть и наполовину - тайным).

Так иногда можно прослушать рокот двух двигателей, из чего вывести, что один из них - низкокачествен и фальшив, а другой - мощен и универсален.

Осознав, что все вокруг заполнено водой, Валео задержал дыхание. Он рванулся вверх, отчаянно отталкиваясь ногами, но, достигнув потолка, понял, что дышать нечем. Вода заполняла все до самого верха, и шансов на спасение не было.

Но что это?

Он открыл глаза. В пузырьках воздуха отражался белый, матовый бассейн, заполненный водой до самого горлышка. Выход сиял где-то в стороне, и до него было рукой махнуть.

Квадратный выход.

Странно похожая форма....

Что это?

Неужели, унитаз взглядом попавшего туда специалиста?

Но время для размышления не было, и, оттолкнувшись от стенок, Валео рванулся наверх. Чем бы это ни было, такого не могло быть. Все это походило на случайный сбой уставшего мозга.

Сон.

Но, понимая это, Валео не позволял себе расслабиться. Утонуть было проще простого.

Когда до спасительного выхода было не более метра, он увидел освещенный куб ванной, полки, на которых стояли банные принадлежности, и - странное движение, направленное сверху вниз.

Он не мог поверить своим глазам - изображение туалетного утенка сошло со своей этикетке и бросилось вниз.

-Кря, Кря! - услышал Валео.

Он увернулся, чтобы падающее вниз тело не сбило его сходу. Утенок, подняв водоворот из пузырьков, весело пошел вниз. Дойдя до определенной точки, он остановился, и тут, развернувшись, сделал уверенной толчок перепончатыми лапами.

Лишь случай спас инспектора. Возможно, он прижался к стене матового сосуда чисто интуитивно. Огромный клюв утенка проскочил рядом с ним, и вот глаз, что был размером с лицом Валео, моргнул прямо в лицо инспектору.

-Кр-р-р, - послышалось под водой.

Этот взгляд был маниакален. Валео был большим специалистом в области глаз. Должно быть, точно так же смотрел на мир маньяк Иванчиков, когда вечерами выходил в парки, трогая спрятанный в кармане ножик. Что им двигало? Нарушения хромосом, неправильный химический синтез в клетках, издевательства в детстве, или же он был человеком внешне?

Но здесь - здесь вообще был не человек.

Это был туалетный утенок.

Воздуха в легких Валео уже почти не оставалось, но путь наверх был отрезан. Оставалось одно - держать последние кубические сантиметры кислорода в легких и попытаться скрыться от клюва туалетного утенка.

Оттолкнувшись от стенки ногами, он нырнул глубже, и проскочив в темный коридор, поплыл наугад. Он грею, что есть сил, пока не уткнулся в стенку. Но и это не было окончанием его пути. Оказалось, что правее начинается поворот. Преодолев его вслепую, Валео нашел еще один поворот.

Отсутствие воздуха делало свое дело: уже ничего не понимая, он был готов открыть рот и вздохнуть, чтобы развеять наваждение. Но тут ему повезло. Совершенно случайно он нащупал небольшую щель в потолке, и, сделав несколько отчаянных движений, протиснулся внутрь.

Здесь он вздохнул.

Что же это? - подумалось ему. - Неужели, это - всего лишь продолжение нахлынувших переживаний? Наркотики? Нет, он никогда не принимал наркотиков.

А что, если наркотики содержались в водке, и теперь он находится в плену невероятного бреда?

Но даже на вскидку - откуда в водке наркотики? На дворе - 21 век, и даже поддельные продукты не лишены определенного качества.

Враги?

Но враги не знают о его существовании. Его жизнь давно выработана, выверена, точно схема часового механизма. Чтобы суметь ему навредить, нужно быть более четким, более правильным. Разве преступник может себе позволить такое?

Отдышавшись, Валео ощупал руками пол и стены. Это был узкий коридор, ведущий в неизвестном направлении. Пахло сыростью и йодом. Пол был холодным, липким.

Шлепая босыми ногами по мокрой поверхности, Валео преодолел коридор. Поворот вывел его в полумрак большого зала, где не было ничего, кроме сырой, обвалившейся местами штукатурки. Свет лился из узкого отверстия в потолке. Но это не было выходом. Там, в продолжении полутеней, находилось что-то еще, и Валео понял, что совершенно потерял нить логики.

Единственной мыслью, которая помогала ему сохранять хоть доли спокойствие, было предположение о сне и наркотиках.

Конечно, можно было поразмышлять и так: занятие странной, абстрактной графикой, могло расслабить, разжижить мозг. Разве способен человек мыслить, как угодно? Ведь существуют методы. Существуют векторы. Есть вещи, которые просто не способны пересекаться друг с другом.

Ведь взялся он откуда-то, туалетный утенок.

Только тогда Валео вспомнил. Восстановив в своей памяти цепь недавних событий, он ощутил прилив внутреннего холода.

Труп в ванной, вывернутый наизнанку неизвестной силой.

Наглый кряк туалетного утенка.

Что это? Как связать воедино эти два простых, но не поддающихся осмыслению, факта?

Впрочем, все просто! Все просто, черт возьми! Именно там, в бутылке с химическим препаратом для чистки унитаза, содержалось химические вещество, вызвавшее галлюцинации. Из этого вытекает....

-Разве я открывал упаковку? - спросил сам себя Валео, шлепая ногами по полу.

В углу зала он нашел небольшое, неровное, будто прорубленное, отверстие, и, протиснувшись в него, оказался в новом полутемном коридоре.

На этот раз, коридор тянулся довольно далеко. Его окончание терялось в полумраке.

-Итак, я вдохнул вещество. Хорошо. Предположим, что это так, и теперь я бьюсь в судорогах, чувствуя неимоверный страх. За мной гонится туалетный утенок. Это ужасно. Но при чем здесь труп? Разве наркотик может вывернуть наизнанку? Но что, если отравленный человек сам убивает себя?

Разве нет веществ, способных довести человека до высот настоящего, истинного ужаса?

Психотропика.... Но нет, это слишком. Если это так, то преступление не имеет никакого отношения к нему самому. Но ведь это - это чистейший прокол! Разве можно было забирать вещь с места преступления?

Это все - интуиция!

Валео уже давно не ставил свою интуицию под сомнение, и потому не осудил себя и теперь. Мастер имеет право на слабости. К тому же, один раз в год стреляет и деревянное ружье.

Страшное открытие ожидало его в конце коридора. Здесь, сморщенные, скрученные, будто бельевые веревки, находились мертвые аквалангисты. Все это было по-настоящему страшно. Руки высохли. Ноги превратились в пустые ленты из кожи. Лишь акваланги, маски и шланги говорили о принадлежности эфемерных тел.

-Вот твое логово, - пробормотал Валео, - туалетный утенок! Невероятно! Я неплохо знаю химию, но никогда не слышал о веществах, способных вызвать программируемые грезы. Нет, просто так вы меня не возьмете.

Раскидав полувысохшие тела в стороны, Валео снял аквалангистский набор с одного из трупов и надел на себя. Открыв кран баллона, он посмотрел на манометр. Воздуха было, как минимум, на десять минут. Осмотревшись, следователь обнаружил отверстие в полу, что вело в помещение, заполненное водой.

-Итак, - проговорил он.

Перед его глазами вновь пронеслись фрагменты последних часов. Утро. Желтый глаз солнца, высунувшийся над краем каменного леса зданий. Сонное мурчание Васси, раздающееся с коврика у кровати. Ранние машины. Стук первых троллейбусов. Гомон телика через стенку на верхнем этаже.

Завтрак, смоченный аскетизмов.

Поворот ключа в замке зажигание автомобиля.

Первый звонок мобильного телефона.

Двери в Отделе.

И вот - первый шаг к тому, что происходит теперь.

-Знаете, там что-то ужасное, - сказала Валя Карпова, - я никогда не видела Иванищева в таком замешательстве. Хотя - знаете, с ним уже несколько дней что-то не так. По-моему, он просто не может отойти от празднования собственного дня рождения.

-Да, в этом нет ничего удивительного, - ответил Валео, - люди очень сильно зависят от погоды. А знаете, когда-то давно я даже противился, не соглашаясь с этим фактом. Погода - очень серьезная штука. Не стоит работать слишком много, если не получается. Главное - выбрать правильный вектор....

Но где теперь этот вектор?

Валео опустился в залитый водой коридор. Он включил фонарь. Этот фонарь был найден среди вещей одного из мертвых аквалангистов. Осветив мутноватое пространство, он не увидел ничего, кроме покрытого бурыми водорослями потолка. Двигаясь по направлению, где по его предположениям, должен был находиться выход, Валео потратил не менее двух минут. Коридор разветвлялся. Следовало сделать выбор, но в следующие секунды из правого рукава подводного лабиринта вырвалось облако мелким пузырьков, напоминавших овечью шерсть. Валео направил луч фонаря навстречу этому выбросу, и тут в бледном свете мелькнул контур желтого клюва.

Следователь рванул вперед, что было сил. Очень скоро он уперся в стену и повернул. Здесь имелось новое разветвление - такое же темное, залитое полупрозрачной водой. Водоросли на стенах росли здесь более обильно, напоминая толстые, распухшие волосы мертвецов. Валео не знал, как далеко погоня. Но останавливаться было нельзя. И он продолжал свое отчаянное бегство.

Воздух, должно быть, уже подходил к концу, когда следователь достиг конца коридора. Здесь же и было некое подобие выхода. Сделав отчаянное движение кверху, Валео выбрался в сырую галерею, в потолку которой имелся ряд отверстий. Но свет, падавший оттуда, отдавал странной синевой. Как будто где-то в замкнутой вышине светились мерзкие синие фонари.

-Боже, - прошептал Валео, - когда же все это кончится? Неужели наркотическое опьянение действует так долго?

Между тем, ощущения были слишком реальными, и подсознательно Валео понимал, что все это - правда. И, как бы невероятно все это ни выглядело, он - действительно взаперти темного лабиринта, и попал он сюда, упав в унитаз. Его преследует туалетный утенок, злобный монстр, сошедший с этикетки. И, словно в подтверждение, наверху послышался треск, и в одном из отверстий засиял огромный глаз.

-Это ты, - проговорил Валео, - это ты! Кто же ты? Откуда ты взялся?

Утенок зашипел, будто скворчащая сковорода.

-Ну, что же тебе надо? Ты в тупике? Ты не знаешь, как меня взять?

Валео открыл клапан баллона и выпустил струю последнего кислорода в глаз туалетного утенка.

-Кр-ря, - словно прокашлялся тот.

-Вот, - ответил Валео, - ты не так уж и плох. Когда я выберусь отсюда, я вылью тебя в унитаз.

-Кря! - ответил утенок возмущенно.- Кря! Кря! Кря!

Глаз исчез и появился в другом отверстии. Снова исчез. И тут - удар, и вниз посыпались куски бетона. Утенок бил клювом в отверстие, пытаясь его увеличить. Судя по силе ударов, утенок был способен совершить задуманное. Валео заспешил. Он еще не знал, что же именно ему предстоит, но было очевидно - отдых закончен, и нужно срочно что-то предпринимать.

И он побежал по галерее, освещенной светом мертвецких ламп. Шум ударов за его спиной удалялся, однако амплитуда их нарастала, и Валео не сомневался, что очень скоро монстр бросится за ним в погоню. Сил, чтобы бороться с усталостью, было немного. Следователь выжимал из себя последние силы. Он бы с удовольствием упал без сознания, надеясь, что пробуждение застигнет его в другом, более комфортном месте. Но что-то подсказывало ему, что никакого пробуждение не будет, и единственное, что остается - это бежать, бежать, бежать.....

В глазах темнело, и сзади слышались нарастающие шаги прорвавшегося в галерею утенка. Водоросли, что росли в лужах, сгущались, цепляясь за ноги. Коридору все не было конца, и Валео отчетливо ощутил запах смерти.

Да, именно такой она и должна быть.

Смерть.

Синяя смерть.

И нет больше слов, чтобы составить новый фразеологический оборот. И нет ничего. Будет лишь вывернутый наизнанку итог.....

Может быть, это где-то уже было? Но это - лишь свойство человеческой психики - искать повсюду знакомые и понятные вещи. Невозможность поверить в иное - вот, что может погубить.

Но теперь....

Валео вырвался на свет. Это был еще один коридор. В отличие от предыдущего помещения, здесь было чисто и ухоженно. Крашенные зеленой краской стены завершались белым потолком, с которого светили ровные квадратные плафоны. Пол был обут в кафель, и звук шлепающих стоп отражался звонким эхом. Валео слышал собственное дыхание, и в нем все сильнее и сильнее чувствовалась обреченность.

Он пробежал не менее ста метров, прежде, чем в освещенные коридор выскочил его преследователь.

-Кря! - возгласил он.

Это походило на сигнал автомобиля.

-Все, - подумал следователь, - все, я больше не могу.

Шаги его сбились. Он бежали мимо незакрытых кубриков, в которых на кроватях спали высохшие люди. В этой картине чувствовалось дыхание обреченности. Возможно, что именно здесь и находилось логово туалетного утенка. Именно здесь и высыхали в неторопливых муках его пленники, прежде, чем чудовище начинало его употреблять.

Логика подводила следователя Валео. Он сделал шаг, и - провалился. Возможно, что в полу имелся не до конца закрытый люк, и это спасло Валео.

-Кр-р-р-р! - послышалось где-то то ли внизу, то ли вверху.

Он и сам не понял, что же произошло. На мгновение, небо и земля поменялись местами. Он упал в воду, и, задержав дыхание, стал ожидать достижения дна. Но ноги не уперлись в дно, и, проскочив в какой-то проем, Валео вылетел на свет.

Все это происходило так быстро, что следователь почти ничего не запомнил. Его выбросило из унитаза снизу вверх, и, ударившись о потолок, он свалился на пол. Вода в унитазе забурлила, готовясь выбросить преследователя. Вскочив, Валео схватил швабру, и, размахнувшись, ударил вылетающего вслед за ним утенка.

-Кря, кра! - закричал монстр.

Последовала еще одна попытка, и Валео ударил в глаз.

Должно быть, это был смертельный удар. В отсвете, что падал вниз, он увидел, как утенок, потеряв ориентацию, опадает вниз, будто осенний лист.

- Это все! - закричал он и нажал на смыв.

-Кря! - раздалось из адского жерла.

Охватив голову руками, Валео сел на пол, опершись о стену. В глаза ему бросилась зловещая бутылка с бытовым химическим препаратом. Утенок на этикетке отсуствовал.

 

Наблюдение Синего Велосипеда.

 

 

 

 

Явление «Синий Велосипед» было впервые описано Иваном Сергеевичем Поверновым, капитаном сухогруза «Сергей Стягов». В своих записках Иван Сергеевич писал:

«Дело было в южных широтах. Мы шли под либерийским флагом, и я был занят размышлением о пользе инсинуаций при прочтениях. Ибо – что еще было делать? Да и само слово «ибо» было единственным проводником по палубе повседневья. Вы ведь знаете – иногда человек так надоедает, что вы готовы его съесть. Но лучше не углубляться в чащобы чувств. Иногда человек – хороший человек, но плохой профессионал, иногда – наоборот. Но, опять же, все дело в том….. Впрочем, именно так я и мыслил, когда высоко над горизонтом взметнулось. И вышло, что очень много людей имело возможность смотреть в ту сторону, откуда вышло оное.

Это был Синий Велосипед.

Я надолго запомнил ту мутноватую наглость, что исходила от его правильной, классической рамы. Человека на велосипеде не было. Он был сам по себе, и то чувство, что направленно исходило от него в мир, говорило именно об этом. Мы будто прочитали чистую, не загрязненную отношениями, мысль.

Мысль – как единица мироздания.

Мысль – нечто одинарное, словно монокосмос.

Будучи пораженным в самое сердце, я взял бутыль коньяка и выпил с горла. Ничто другое бы мне не помогло. Велосипед же покачал рулем. Немного приповернулся к нам, будто бы для того, чтобы что-то сказать. Вот только как бы он что-нибудь сказал? Ведь он не мог говорить? Ведь велосипед – не человек. Да и никаких электрических приборов у него нет, чтобы поговорить. В общем, после этого покачивания он и скрылся. А мы, команды сухогруза «Сергей Стягов», так и остались стоять, не в силах произнести ни слова. Вечером же мы впали в жесткое, психосоматическое пьянство. Ибо было нами увидено: взошел над горизонтом велосипед. Взошел как Солнце, как Луна, как что-то еще. Это было Пришествие ».

 

А вот – свидетельство студентов Вася и Пети из Ростовского Университета Железнодорожного Транспорта:

 

-Мы чисто пошли пошариться, себя показать, на других посмотреть, - рассказывает Вася, - Фига? Что нам еще от жизни нужно?

-Ну, пива там хотели попить, - уточняет Петя, - но так. Чисто чуть чуть. Мы помногу не пьем. Что мы, лохи? Это колхозники, приезжают учиться, что им еще делать? От родителей оторвутся, начинают бухать.

- Да, ладно, при чем здесь это, - говорит Вася, - просто дело было вечером. Мы шли по Большой Садовой. Чисто идем, пиво пьем, никого не трогаем. И тут видим – катит велик без человека. Я…. Я, понимаете, тут же попутал…. Я чисто попутал, понимаете?

- А я, - говорит Петя, - я выпустил бутылку пиво из рук и молчу, молчу, не в силах произнести ни слова.

 

 

Вот, что говорят о Синем Велосипеде Братья По, известные экспериментаторы, устроители Института По:

«Легко заявлять о том, что в мире нет вещей, что не взаимосвязаны. Даже если вот сейчас, прямо сейчас, вынуть из глубин океана самую редкую рыбу, что обитает в Марианской впадине, разве можно будет сказать, что она не имеет ко всем нам никакого отношения? Хотя, быть может, все дело именно в относительности? Ведь иногда у человека так сильно не сходятся мысли, что можно подумать, что внутри одной плоти живет несколько личностей. Это, впрочем, вопрос об изолированности, а также – об изоленте, которой перематывают мозг, из которого вытекает жидкость. Синий Велосипед, на самом деле – самая невероятная, самая некасаемая нашего мира вещь. Одно время ученые считали, что дело обстоит гораздо сложнее, и каждый визит Синего Велосипеда в наш мир сопровождается событиями, на спине у которых сидят возгласы эпох. Надо заметить, что подобные идеи бытую до сих пор. По этому поводу можно сказать, что у человека также есть и аппендицит, и как лучше – с ним или без него – до сих пор никто точно не знает».

 

 

Синий велосипед достаточно эклектичен. Но сам метод достижения образа до подкорки настолько прост, насколько и невозможен.

Проще всего говорить на языке примеров. Так, волк, приходя к овце, говорит именно на языке примеров, и овце совершенно все ясно. Но масса избитых временем и безызвестностью филологов, а также неподстриженных читак, продолжают писать без точек и больших букв. Некоторые из них даже выпускают книжки тиражом 500 экземпляров.

Их, конечно, никто не читает.

Я бы добавил, их нихуя никто не читает.

Все это с виду крайне умно, крайне многословно, но легко ли уложить дом, если вам сказано: постройте стены из 100 видов кирпичей. Одни – квадратные, другие – круглые, третьи - пятиконечные. Кто тут выиграет?

Но принцип «На безрыбье – и рак рыба» - хорошо применим в кругах, где нехуй ловить.

В частности: какой-нибудь захудалый провинциальный писательский союз, где сидят замшелые личности. Библиотека Мошкова, мусорка со своими навозными королями. Прочие дурные места Интернета, где также нечего делать. Возможно, Море Лаптевых.

Хотя, именно Море Лаптевых было воспето Юрием Слабоумовым, соавтором слов одноименной песни.

Если у моей книги будет аудио вариант, я обязательно включу этот незабвенный гимн. Пока же остается пить ожидание. Пить скорость возможной встречи. Ведь что может быть иного: однажды все закончится, и вы встретитесь с мертвыми.

 

Но имеет ли к этому отношение Синий Велосипед?

 

5 января 2000 года житель села Марфовка Егор Однотентов наблюдал шествие Синих Велосипедов на пути в Прудниково:

«Я чисто шел за молочком. Чисто к тете Нине. Тут херак! – я сначала не понял, что же произошло. Вообще-то, уже чисто смеркалось – я мог и не различить, что же именно было на моем пути. Знаете, это ребята – они могут и выпить круто, а я что? Я сто грамм выпью, и все. У меня ж жена есть. Она все время принюхивается, принюхивается. Я раньше мог выпить с ребятами и побольше. Короче, я иду, и мне навстречу…. И свет такой синеватый, ну, типа как от лампы. У машин еще такой свет бывает. Но это, в основном, у «десяток». «Ноль-первая», конечно, молодежный вариант, но на нее желтые фары ставят. Чисто желтые. Я подумал – это кто-то из блатных на харя выехал, в полях стоит. Чисто фары горят, а там, в машине, чисто порево. Но нифига. Я ближе подошел, только тут это и увидел. Это шли велосипеды. Велосипеды. Они. Самое странное, что страха не было. Нет. Не было никакого страха. Мне даже вдруг сделалось как-то необыкновенно хорошо. Вот будто с бадуна тебя целый день ломает, и это суббота. Это в пятницу после работы в МТП посидели. Чисто тонну солярки сдали, и есть на что сидеть. Все было хорошо. Но нужно всю субботу отходняки ловить. А вот в воскресенье – ништяк! С утра солнце не светит в глаз. Так – чисто ни пасмурно, ни ярко. Чисто хорошо. Говорят, что точно так же бывает в церкви. Но я в церкви не был никогда – у нас в селе нет церкви. До революции было аж две, а потом комсомольцы их взорвали в один день. Будто двух братьев расстреляли за один присест. Так вот, увидев велосипедов, я испытал какое-то наслаждение. И хоть шли они без людей, излучая синий свет, это было очень красиво. Шли они в развалку, покачиваясь. Их рули постоянно показывали какие-то жесты, и на секунду мне показалось, что я – самый умный человек на земле. Мне даже захотелось пойти вместе с велосипедами. Так бы я и ушел с ними. Но тут я себя вообще не контролировал. Мне уже, блин, чудилось, что так и есть – я и сам велосипед – и я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Я – велосипед.

Я иду.

Потом это кончилось как-то быстро. Я понял, что шествие Синих Велосипедов минуло меня. Вокруг темно. Звезды говорят мне о том, что вселенная бесконечно. А там, возле двора тети Нины, сидят чисто ханыги. Я бы с ними и не выпил, а чо делать? Я ведь такое увидел, а никто не поверит. Я к ним пошел. Они, понятное дело, спросили, а буду ли я бухать? Ну, я, разумеется, ответил, что да, буду, конечно. Мне налили самогонки, дали яблоко. Вообще, было одно яблоко на всех. Им чисто было в падлу. Хотя они, ханыги, у них никогда закуски нет. А я пил и смотрел в черноту космоса. Мне было ясно, что они пришли оттуда, и что они идут сквозь миры, Велосипеды.

Синие Велосипеды.

Vassily93 и Sometimes.

 

 

 

У Василия один раз в жизни был компьютер. Это было что-то 386-е, с запахом из батарейки. Еще бы немного, и он уж точно бы решил, что батарейку эту можно, и даже нужно, курить.

Знаете, как курят лампочки?

Не знаете? Ладно, проехали. Уникальным людям достаточно одного намека на прикосновение, чтобы навсегда погрузиться в законы робототехники. И здесь - не об этом. Но, курнув, Вассилий три дня стоял у окна. Ему показалось, что прошли часы. Впрочем, кто ж то знает. Время - это такая, блин ткань, о которой вообще нечего знать.

Так вот, Вассилий сыграл с компьютером в шахматы. Тот ему поставил мат в три хода, на том и гейм Овер.

Не всякий познавший есть познавший.

Не всякий познавший план есмь философ зеленых и глубоких идей.

Естественно, что Вассилий постоянно, денно и нощно, слушал кримсонов. Мне тут вообще нечего сочинять - так градуируются души. Вот есть камень, есть лист, есть воздух, есть "почему". Некоторые из вещей неспоприкосновимы, как перхоть электричества и Антарктика. Так же и с душами. В любом городе есть прослойка хиппующих скелетонов, косящих под добрых концептуалистов и молчаливых доходяг. Мы сразу же отбросим все притязания к my dying bride. Все, кто остался жив после долгого и умного бухла, и сейчас утоляют жажду своих ушей именно этим. Переквалифицироваться поздно. Я и сам в былые годы полагал, что всегда буду на волне. Где ж теперь эти заявления?

Но моно кримсоны - они иногда дополняются Заппой, потом Заппой, и тут еще и вам и дополнят - мол, если брать современный мьюзик, то, в-принципе, ничего кроме Заппы, не существовало, а все остальное - это такой говняный песочек на бережку, усыпанный сыном цивилизации, мусором.

Нет, я не о менте.

Хотя - они похожи. Вы видели личинку стрекозы? Это очень даже особенная хуйня. А стрекоза - это не те же яйца, только сбоку. Это another existence.

Дополнив утро концептуальным дымом, Вассилий налил джин-тоника и выглянул в окно. Он никогда не пил темно-приземленного пива. Если вы мне не верите, я могу дать телефон. Спросите сами. Джин-тоником Вассилий останавливал воображение. Он ничего не сочинял. Хватало и того, что он умел ощущать, рассуждая, поднимая указательный палец. В последнее, правда, время, его слушал, в основном, молодняк, ибо был Вассилий уж и не юношей.

Просто место.

Просто тип воздуха.

Сосредоточения людских стад.

Перемещения жизни сквозь года.

Молодость и концептуализм - это нифига не близнецы, потому, что первое - это просто недозревшее вино, а второе - это как сказать. Когда дурка, когда - нет.

Езжайте в город прохладного и сыроватого ума. Там вам и блуждание ментального растворителя, там и всякие там типа каналы для любого типа воображения, короче, много байды. На самом деле, и лесу - то же самое. Даже если вы и одни. Главное - не обломаться и не зассать.

Вассилий припил.

Воздух за окном был прохладен. С моря дуло влагой.

-Чик-чик, - прочирикал воробей.

Этого воробья звали Sometimes. Вассилий всегда беседовал с ним по накурке.

-Что-то ты не весел, чик-чик.

- Нет, я просто пригружаюсь. Я размышляю о том, может ли человек быть увитым посещениями?

-Да, чик-чик, это смотря как посмотреть, - ответил Sometimes.

-А я?

-Разве тебя кто-то посетил?

-Но дело не в том, кто?

-Значит, что? Но это другой тип посещений, чик-чик, - заметил Sometimes, - нельзя быть увитым природой, ибо это как-то плохо воображается. Нет, если в художественном плане, то да, но ты же не это имел в виду?

-В плане? - удивился Вассилий, - ест чо?

-Смотря что в плане?

-Как что?

-Нет, я не о том, чик-чик. Я хотел бы знать, когда ты женишься, Вассилий.

-Вопрос, лишенный конструктивизма, - заметил Вассилий, - ты слишком приземлен, Sometimes. Мне чужды мысли конвенциональных мужиков. К чему теизмы, Sometimes. Ты слышал, точно не помню, что-то типа Tin Machine....

-Ты имеешь в виду 87-й год? Нет, чик-чик, тогда все было иначе. Взрывай.

Вассилий не успел моргнуть, как в тонких лапках Самтаймза возникла веселая папироса. Взорвав косяк, оба они начали смеяться, то и дело, ощущая, как посещения увивают мысль без всякого ощущения источника. Но говорить о том, что жизнь хороша, было нельзя.

Любой концептуалист, даже если он не сочинил ни строчки, навсегда иной. Это не значит, что он шагает, поставив правую на одну планету средь космоса, а другую - на соседнюю. Весь вопрос в том, куда деть тень с лица? Нужно ли улыбаться?

Есть ли смысл, помимо выжатого ядра конопляного зернышка?

Забыв про своего друга, Вассилий перешел к другому окну. У него был очень старый, очень потертый кассетный плеер. Вассилий вытряхнул коробку из под обуви. Там хранились кассеты.

Итак, Заппа.

Нет, Кинг Кримсон.

Нет, Заппа.

Разве может быть что-нибудь, кроме Заппы?

Козлоу.

Новогоднее зло.

Был предновогодний вечер. На небе торчало пол-луны. Пол-луны покачивалось.

По улице шли Вася и Петя. Шли они громко, будто были самые главные. Вася был скромен, но пьян. Он был филолог, хотя работал в торговой компании системотехником - там за его ничегонеделанье 30 тысяч платили. Он общался через аську. Вася не матерился. Он раньше был толкиенистом. Такая фигня, вот. Несмотря на предновогоднее настроение, не смотря на смену фаз в ощущениях, к которой готовился народ, Вася был полон дум. Не то, чтобы он был философом. Настоящие философы пишут труды и сидят в бочках. Скорее, он был тихим, самозапрограммированным софистом. Он не курил.

Он вспоминал Лао-Цзы:

"Тот, чья вера слаба, не может и в других возбудить веры".

Петя же, наоборот, был развязан. Он матерился через раз. У него было пять высших образований, и он был зубной врач. Глядя в жерло своей работы, о всегда хохотал. Расслабляясь, Петя любил строить из себя босяка:

-Вась, Вась, пойдем до Васи, у Васи трава есть, - смеялся он.

-До какого такого Васи? - не понял Вася.

-Ты, да там, Вася, в натуре, братан...

-А ты читал Шатобриана?

-Кого? Ты чо, Вась?

-Разве можно жить так легко, Петь?

-А ты разве напрягаешься?

-Нет. Но нельзя не думать. Ты, как мне кажется, в пять раз образованнее меня.

-В натуре, Вась. Я знаю, у тебя кабинет полон всей этой Байды. Античные афоризмы, Геббель, Лихтенберг, Э.Кроткий, М. Амстердам, Ницше, картриджи, нафиг. Зачем, Вась, быть таким сложным в новый год? Зайдем в магазин, а? Алка нам по пятьдесят нальет. А потом пойдем до Васи. Возьмем ганджя.

-В смысле?

-Я, Вась, говорю, что мы, Вась, сейчас, Вась, пойдем до Васи. Там раскумаримся. А потом - видно будет. Ты - человек не женатый, пойдешь к нам.

-Я не люблю раскумариваться, - заметил Вася.

-Вась, это же то же самое, что читать всех этих умных авторов! - воскликнул Петя.- Одно и то же. Посмотри на меня. Я день ото дня нахожусь на серьезняках. Меня это запарило! Я хочу расслабиться!

-Конец у всех одинаков, - заметил Вася философски.

-Ух, твою мать! - возмутился Петя, - умрешь с тобой от тоски. Пойдем, путь сократим. Вася на улице Н. живет, пойдем, через трубы перелезим.

То были большие, толстые, почти, что вселенские трубы. Каждый день мимо них двигался народ. В одном месте была сооружена удобная металлическая лестница. Рядом, в уголку, было укромное место, чтобы пописать.

Словом, удобное местечко...

-Эх, бухнем! - восклицал Петя.

-Одни хотели бы понимать то, во что верят, другие - поверить в то, что понимает, - изрек Вася.

Это была труба, как труба. Но никто не знал, что перед новым годом, в минуту Ч., в дыре трубы появлялось новогоднее зло. Мигнув глазами, оно засосало Васю и Петю. Васю оно высасывало долго, и через трубочку. Петю законсервировало и взяло с собой. Петя, до моменты поедания, должен был оставаться жив. Он испытывал колоссальные муки.

До Васи, у которого дома был ганджь, они так и не добрались.

 

 

 

 

 

 

 

 

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля