Ваш город:
14:04:2010 Автор: Vitalij

Открытое письмо-обращение Криницыну, после того, как он, на меня обозленный, перестал мне звонить, потому что я его немного, или скажем ярче – порядком протянул в своем жэжэ, то есть дневе.

Видишь ли, внештатный негодник и мягкотелый паук! Путем импульсивных размышлений и взвешиваний я прибыл к выводу, что ты зря себя от меня изолировал, тем самым наказывая, неизбывным молчанием развлекаясь. Естественно, я бых неправ, о чем уже доносил до твоего ума непосредственно через твои ухи. Но ты все ж таки не хочешь вынимать из мого тела ржавый гвоздик. Потому утверждаю и замечаю уместно – отнюдь! Отнюдь и еще раз отнюдь! Нерасторопно настаиваю на оном и чту. Скажу больше - тоже бы чы нестэты пшестирадло рахунок. Рахунок, рахунок и цмэнтаж! Цмэнтаж и мша о ктурой године витам небардзо задоволеных, бо пшыехали до польски в кракув вшысткей родиной до каси, ктура ест цурка доротки. Но ты сам виноват. Добавляя к этому, мне ничего не остается другого сказать как всё! За ненадобностью прибытие торопя и взымая остаточные излишки, как однажды ты справедливо меня упрекнул, через это забавляясь даже – какой хаос творится в твоей голове! Да, я немного перегнул и сгустил краски, это факт неоспоримый, как оторванная голова шахидки. Однако не так, потому что сызнова опротестовав лимиты, настаивая и членораздельно проговаривая заговор ламы. Проще было бы поджечь мои волосы на тыльной стороне головы. Вот тут то ты бы уже, конечно, себя порадовал только предвкушая, видимо, скорей всего это и хлопая в ладохи. Опять? Но. Но, и повторяюсь – но. Характерно! А сразу бы если, то тут-то уж ты никогда! Никогда и нигде, это верно, потому что обсуждать всем понятное за ненадобностью ранее. А как тогда если не это и не там? Как, я тебя спрашиваю? Снова или вдруголядь? Ты же сам не знаешь, как, поэтому и можно строго настаивая на этом сразу. Потому что в свете известных событий и сорокоустных торопя отступное. Однако! Иначе и не стоило бы ни копейки. Ни выеденного яйца и ни ломанного гроша. А как же! Всё ты прекрасно понимаешь, не надо ля-ля. Вместо того, чтобы преступно прознав, ты опять стоя. Хорошенькое дело! Очень красиво, ничего не скажешь! Очень красиво и правильно, скажешь ты. Да? Да. А как могло бы всё успеться, когда в таких сумерках и пасмурности проникая. Как, спрошу я тебя? Как и откуда? Пробегая заспанным глазом колонки газетных гороскопов? Или любуясь ягодицами неюной соседки, приравнивая значение мяса флирту обозленных официанток? Фарш. Но, согласись, домохозяйки и элитные повара пробуют на вкус еще сырым - как там соли? С этим ты даже не поспоришь. Смело побеждая страх перед микробами, они героически на вкус фарш обязательно до готовки. А детки их утайкой в приподушках и одеялах - конфеты шуршат и хрустят, собирая мандариновые корки и рассматривая мирок сквозь голодные зрачки лемура. Тоже молчишь? Так вот сам за тебя скажу – распутье. А как ты полагал? Распутье очевидное. Распутье и непредсказуемый, я бы даже сказал, небывалый паводок. Мы прекрасно дыша английским воздухом, ели бутерброды твоей Дарьи. И был прелесть британский день. Но тебе знакомы ласточки, которые в моем умце гнездятся и норовят. Тебе знакомы и эти совы, и седой отец да муж их - мой приговор всея головы - патриарх филин, который вдыхая свежесть ночи ведет меня наугад и ощупь, и заманивает, обручая с мучительной агрессией, отдавая ей на поводу и потеху. Одновременно слух ловит и дальнее рязанское эхо - отечество деда, которого забросила в глухонемую прибалтику советская власть, чтобы я вольно и невольно пил эту их боль чужую, понимая в уличных проходах пустую бутылку. В то же время Вселенная сама - ничто в сравнении с моим интеллектом и фантазией. Господь курит в сторонке, когда птицы в моем израненном мозгу и сердце поощряют свою бодрость. Все расстояния и времена умещаются в нем, теряют и роняют себя, как осенний листок в кавказскую пропасть. И талант воплощается в планер, в крепкий планер, искрящийся оцинковкой на солнце. Он материализуется и тем самым, на радость ангелам земным и небесным, я преодолеваю черный космос, я умещаю его в маленькую звездочку, пахнущую советской эпохой и вазелином. И в диалог вступает каждый апостол, потому что - увы, слова мои не понимают, и юмор мой труден до шока, потому что, как известно, сумасшедших лучшее место - это ядро, на нем. Когда раздвоение личности - это детский лепет. Тут - разтроение, раздесятерение и так далее, до бесконечных чисел. Такое с ума сведет лучшего из психологов, но приятно спасает контроль. А полет все длится и длится, вне зависимости от знания плана местности и координат, потому что я без ложной скромности поумней некоторых врачей. От этих больнично-поликлиничных актеров лекарей попахивает замшелой номенклатурой. Полет длится, и вероятно, как бы того ни хотелось, аэропланов не может быть в небе много. Земля закономерно не отвечает, и связь за ненадобностью. Очередная попытка набрать высоту, опровергая иррациональный страх перед смертью. Трудно сказать, что может быть этого милей и лучше. Движение мысли - это мед в сотах нашей памяти. Там и рабочие пчелы и трутни, главное - неустанная трансформация. Что-то подсказывает мне, что рай - это полет. Рай - это движение. А ад - это стабильность и обездвиженность. Ад - это планетка-карлик за миллиард лет до взрыва, с чудовищным удельным весом. И души, например, литовских политиков, после выхода из их избалованных порнографией и алкоголем тел, весь их современный постсоветский сейм, как и души владельцев-заказчиков тв "ЛНК " полетят именно туда, в притяжение этой крохотной сферы, и прилипнут к ней на веки вечные, до тех пор, пока Он не смилостивится и позволит им воплотиться в атомах ползучих существ доюрского периода, на одной из периферийных полузабытых планет, на самых дальних задворках вселенной, поедающими поедающих. А мы будем сразу снова - наши жены, и матери, и дети. Большая часть литовского народа, вытесненного современными феодалами и дельцами за пределы родины, зарабатывает право на кнопку "рестарт". И с ними каждый оптимистичный, оскорбленный низким заработком преподаватель. Смещая же фокус и говоря о нас, то после и спустя, как говорится, годы, текст пропечатался во мне, и ты в нем был лишь предлогом и маскараднымм фигурантом. Я постриг твое фото на византийскую мозаику. Из тебя выросли мохнатые чужие руки, и незнакомый взгляд. Такое надо понимать и делать скидку. Вместо этого же ты продолжаешь отмалчиваться. Закладывая в твоё имя лимонку и обливая его буквы английским глосом, не тебя самого же. Вынужден был еще и углубляться в поиск места - куда именно погрузить эту лимонку, и какая именно из букв могла бы ее более-менее устойчиво принять. Это не игрушки. Понимаю, что собрав фрагменты и нетщательно склеив образ, после острой мясорубки, непросто. Но. Опять же и снова но. Депортируя преждевременно меня в положение третьих ног, ты, строго говоря, спешишь. Третьи ноги – это последняя точка физики. Первые ноги – это когда в гробу напоказ близким и разношерстной публике, то есть они, как понимаешь, связаны веревочкой, чтобы покойник не выглядел фривольно. Веревочкой связаны туфли на мертвеце, и он приличен, и даже в определенном смысле хорош. Неношеные туфли блестят, поза представившегося благообразна, и приятно даже посмотреть на аккуратные покойницкие ноги. Красава труп, и одно загляденье! За одно это можно выпить. Вторые ноги, это когда уже глубоко в земле веревочка придет в негодность и, исчерпав все мыслимые и немыслимые лимиты крепости, лопнет. И ноги переходят в положение «вторые». Вторые ноги, как понимаешь, не самое лучшее, что можно найти или же просто представить в недрах. А третьи ноги, это когда крышка гроба просядет под тяжестью многострадальной земли и развернет их на все откровенные 180 градусов. Третьи ноги – это пиздаускас. Потому настаиваю – не надо торопиться и продумывать всё до конца. А сам я на твоем месте простил бы меня. Я сделал бы даже это после стольких времен с легкость. Тем более, когда я купил машину, и хочу тебе ее показать, потому что она нравится даже чужим людям. Счастье мое примитивное велико, пацанское. Отмотай пленку, надоело в одностороннем порядке делать тебе шаги навстречу. Смести прицелы и откинь катушку.

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля