Текущие конкурсы

Конкурс "Загадочная книга"

Принять участие в конкурсах
14-04-2010Автор: Vitalij

Открытое письмо-обращение Криницыну, после того, как он, на меня обозленный, перестал мне звонить, потому что я его немного, или скажем ярче – порядком протянул в своем жэжэ, то есть дневе.

Видишь ли, внештатный негодник и мягкотелый паук! Путем импульсивных размышлений и взвешиваний я прибыл к выводу, что ты зря себя от меня изолировал, тем самым наказывая, неизбывным молчанием развлекаясь. Естественно, я бых неправ, о чем уже доносил до твоего ума непосредственно через твои ухи. Но ты все ж таки не хочешь вынимать из мого тела ржавый гвоздик. Потому утверждаю и замечаю уместно – отнюдь! Отнюдь и еще раз отнюдь! Нерасторопно настаиваю на оном и чту. Скажу больше - тоже бы чы нестэты пшестирадло рахунок. Рахунок, рахунок и цмэнтаж! Цмэнтаж и мша о ктурой године витам небардзо задоволеных, бо пшыехали до польски в кракув вшысткей родиной до каси, ктура ест цурка доротки. Но ты сам виноват. Добавляя к этому, мне ничего не остается другого сказать как всё! За ненадобностью прибытие торопя и взымая остаточные излишки, как однажды ты справедливо меня упрекнул, через это забавляясь даже – какой хаос творится в твоей голове! Да, я немного перегнул и сгустил краски, это факт неоспоримый, как оторванная голова шахидки. Однако не так, потому что сызнова опротестовав лимиты, настаивая и членораздельно проговаривая заговор ламы. Проще было бы поджечь мои волосы на тыльной стороне головы. Вот тут то ты бы уже, конечно, себя порадовал только предвкушая, видимо, скорей всего это и хлопая в ладохи. Опять? Но. Но, и повторяюсь – но. Характерно! А сразу бы если, то тут-то уж ты никогда! Никогда и нигде, это верно, потому что обсуждать всем понятное за ненадобностью ранее. А как тогда если не это и не там? Как, я тебя спрашиваю? Снова или вдруголядь? Ты же сам не знаешь, как, поэтому и можно строго настаивая на этом сразу. Потому что в свете известных событий и сорокоустных торопя отступное. Однако! Иначе и не стоило бы ни копейки. Ни выеденного яйца и ни ломанного гроша. А как же! Всё ты прекрасно понимаешь, не надо ля-ля. Вместо того, чтобы преступно прознав, ты опять стоя. Хорошенькое дело! Очень красиво, ничего не скажешь! Очень красиво и правильно, скажешь ты. Да? Да. А как могло бы всё успеться, когда в таких сумерках и пасмурности проникая. Как, спрошу я тебя? Как и откуда? Пробегая заспанным глазом колонки газетных гороскопов? Или любуясь ягодицами неюной соседки, приравнивая значение мяса флирту обозленных официанток? Фарш. Но, согласись, домохозяйки и элитные повара пробуют на вкус еще сырым - как там соли? С этим ты даже не поспоришь. Смело побеждая страх перед микробами, они героически на вкус фарш обязательно до готовки. А детки их утайкой в приподушках и одеялах - конфеты шуршат и хрустят, собирая мандариновые корки и рассматривая мирок сквозь голодные зрачки лемура. Тоже молчишь? Так вот сам за тебя скажу – распутье. А как ты полагал? Распутье очевидное. Распутье и непредсказуемый, я бы даже сказал, небывалый паводок. Мы прекрасно дыша английским воздухом, ели бутерброды твоей Дарьи. И был прелесть британский день. Но тебе знакомы ласточки, которые в моем умце гнездятся и норовят. Тебе знакомы и эти совы, и седой отец да муж их - мой приговор всея головы - патриарх филин, который вдыхая свежесть ночи ведет меня наугад и ощупь, и заманивает, обручая с мучительной агрессией, отдавая ей на поводу и потеху. Одновременно слух ловит и дальнее рязанское эхо - отечество деда, которого забросила в глухонемую прибалтику советская власть, чтобы я вольно и невольно пил эту их боль чужую, понимая в уличных проходах пустую бутылку. В то же время Вселенная сама - ничто в сравнении с моим интеллектом и фантазией. Господь курит в сторонке, когда птицы в моем израненном мозгу и сердце поощряют свою бодрость. Все расстояния и времена умещаются в нем, теряют и роняют себя, как осенний листок в кавказскую пропасть. И талант воплощается в планер, в крепкий планер, искрящийся оцинковкой на солнце. Он материализуется и тем самым, на радость ангелам земным и небесным, я преодолеваю черный космос, я умещаю его в маленькую звездочку, пахнущую советской эпохой и вазелином. И в диалог вступает каждый апостол, потому что - увы, слова мои не понимают, и юмор мой труден до шока, потому что, как известно, сумасшедших лучшее место - это ядро, на нем. Когда раздвоение личности - это детский лепет. Тут - разтроение, раздесятерение и так далее, до бесконечных чисел. Такое с ума сведет лучшего из психологов, но приятно спасает контроль. А полет все длится и длится, вне зависимости от знания плана местности и координат, потому что я без ложной скромности поумней некоторых врачей. От этих больнично-поликлиничных актеров лекарей попахивает замшелой номенклатурой. Полет длится, и вероятно, как бы того ни хотелось, аэропланов не может быть в небе много. Земля закономерно не отвечает, и связь за ненадобностью. Очередная попытка набрать высоту, опровергая иррациональный страх перед смертью. Трудно сказать, что может быть этого милей и лучше. Движение мысли - это мед в сотах нашей памяти. Там и рабочие пчелы и трутни, главное - неустанная трансформация. Что-то подсказывает мне, что рай - это полет. Рай - это движение. А ад - это стабильность и обездвиженность. Ад - это планетка-карлик за миллиард лет до взрыва, с чудовищным удельным весом. И души, например, литовских политиков, после выхода из их избалованных порнографией и алкоголем тел, весь их современный постсоветский сейм, как и души владельцев-заказчиков тв "ЛНК " полетят именно туда, в притяжение этой крохотной сферы, и прилипнут к ней на веки вечные, до тех пор, пока Он не смилостивится и позволит им воплотиться в атомах ползучих существ доюрского периода, на одной из периферийных полузабытых планет, на самых дальних задворках вселенной, поедающими поедающих. А мы будем сразу снова - наши жены, и матери, и дети. Большая часть литовского народа, вытесненного современными феодалами и дельцами за пределы родины, зарабатывает право на кнопку "рестарт". И с ними каждый оптимистичный, оскорбленный низким заработком преподаватель. Смещая же фокус и говоря о нас, то после и спустя, как говорится, годы, текст пропечатался во мне, и ты в нем был лишь предлогом и маскараднымм фигурантом. Я постриг твое фото на византийскую мозаику. Из тебя выросли мохнатые чужие руки, и незнакомый взгляд. Такое надо понимать и делать скидку. Вместо этого же ты продолжаешь отмалчиваться. Закладывая в твоё имя лимонку и обливая его буквы английским глосом, не тебя самого же. Вынужден был еще и углубляться в поиск места - куда именно погрузить эту лимонку, и какая именно из букв могла бы ее более-менее устойчиво принять. Это не игрушки. Понимаю, что собрав фрагменты и нетщательно склеив образ, после острой мясорубки, непросто. Но. Опять же и снова но. Депортируя преждевременно меня в положение третьих ног, ты, строго говоря, спешишь. Третьи ноги – это последняя точка физики. Первые ноги – это когда в гробу напоказ близким и разношерстной публике, то есть они, как понимаешь, связаны веревочкой, чтобы покойник не выглядел фривольно. Веревочкой связаны туфли на мертвеце, и он приличен, и даже в определенном смысле хорош. Неношеные туфли блестят, поза представившегося благообразна, и приятно даже посмотреть на аккуратные покойницкие ноги. Красава труп, и одно загляденье! За одно это можно выпить. Вторые ноги, это когда уже глубоко в земле веревочка придет в негодность и, исчерпав все мыслимые и немыслимые лимиты крепости, лопнет. И ноги переходят в положение «вторые». Вторые ноги, как понимаешь, не самое лучшее, что можно найти или же просто представить в недрах. А третьи ноги, это когда крышка гроба просядет под тяжестью многострадальной земли и развернет их на все откровенные 180 градусов. Третьи ноги – это пиздаускас. Потому настаиваю – не надо торопиться и продумывать всё до конца. А сам я на твоем месте простил бы меня. Я сделал бы даже это после стольких времен с легкость. Тем более, когда я купил машину, и хочу тебе ее показать, потому что она нравится даже чужим людям. Счастье мое примитивное велико, пацанское. Отмотай пленку, надоело в одностороннем порядке делать тебе шаги навстречу. Смести прицелы и откинь катушку.
рейтинг: 10
ваша оценка:

Основое

Конкурсы

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
28-05-2019
Update

Друзья!

Наш сайт продолжает обновляться!

Если вы обнаружите какие-то сбои в работе модулей,

Пишите на kunstcamera@mail.ru

Журнал "Наша мододежь"
Журнал "Бульвар Зеленый"
22-05-2019
Jonny_begood. Халед Хоссейни «Бегущий за ветром»

Халед Хоссейни – самый знаменитый из ныне пишущих афганцев. Известным он стал как раз благодаря своему роману «Бегущий за ветром», который вышел в 2003 году и стал мировым бестселлером. Действие разворачивается на фоне политической катастрофы в Афганистане. В романе можно усмотреть черты семейной саги, ведь «Бегущий за ветром» — эпос семейный, в основе — судьбы двух афганских мальчиков у которых был общий отец.

22-05-2019
KINOTE: книги про кино. Дэвид Бордвелл «Парень по кличке Джо»

Kinote

kinote (арт-кино в движении и в деталях)

——————————————————

Teaser-weerashetak

Дата выхода: 2009
Страна производитель: Австрия
Название: Apichatpong Weerasethakul
Количество страниц: 256 (245 цветных иллюстраций)
Язык: английский
Автор: под редакцией Джеймса Квандта

22-03-2019
Николай Желунов.Харуки Мураками «Обезьяна из Синагавы»

Это не сюрреализм и не магический реализм. Не фантастика. Это психологическая проза. Подсознание разговаривает с нами через образы и из них сложена эта история.

Обезьяна — это метафора ревности Мидзуки. Она так угнетала героиню, что была загнана в подсознание — «жила в канализации» (обезьяны не живут в канализации, на минутку). Доктор в результате нескольких сеансов позволил Мидзуки психологически раскрыться и нашел проблему в ее подсознании. Родители любили не Мидзуки, а ее старшую сестру, и девочка получила психологическую травму. Героиня утверждает, что ревность и зависть ей чужды (естественно, ведь о проблеме знает только подсознание), но очевидно ревнует и завидует.

16-03-2019
Выпускники

- А ты когда брал? – спросил Женя.
- Я старый. Десяточка, - ответил Миша Седой, - сейчас и другие цены, да и все не так. Мы уже, мы уже мамонты с тобой, друг. Скоро и мы вымрем.
- Работаешь?
- Да, - отвечал он,  вздыхая, тоном вроде бы жизненным, с другой стороны – каким-то извиняющимся – мол, никак иначе и нельзя было поступить, хотя, извинения эти относились к реальности в целом.
- А я – нет. Ну я так. Ну, понял, да? Как бы это.
- А какой брал?
- Так это когда было? Пять лет назад.
Женя и Миша Седой встретились у станции метро «Боровицкая», день был ветреный, а ветер какой-то острый, какой-то проникающий, кинжальный. Отмечали день покупки дипломов с рук, прямо здесь, у этой станции в свое время, а потому, каждому было интересно, кто чего добился. Кроме того, было интересно, какие вообще теперь дела? Говорят же еще «как по-ходу дела», и это метод облегчения и фразы, и субстанции текущего дня, чувства. И, потом, все же интересно было узнать, как теперь развивается индустрия подпольного изготовления корочек – все ли тут хорошо, или закрутили гайки, или вообще, закрутили их вообще до полного удушения, или же есть еще воздух.

16-03-2019
Елена Блонди. Сто прочитанных романов. Себастиан Жапризо, «Любимец женщин»

Забавная по сравнению с другими романами автора книга. На протяжении всего сюжета она заставляет пребывать в недоумении, читаешь и думаешь, нет, тут явно что-то не так. В итоге да, автор делает финт и все «не так» уютно располагается по своим местам. И вместо серьезного, захватывающего трагического сюжета получается, тут и пародия, и издевочка, и насмешка над собой и гендерными стереотипами.
Но пока этого не поймешь, автора хочется просто убить за описание эдакого сферического самца в вакууме, идеального с мужской точки зрения «милого друга» (с), который всеми встреченными женщинами так беззаветно востребован. Вместе с автором хочется расстрелять и главного героя, но собственно, роман начинается с его смерти, и продолжается развитием сюжета от настоящего в прошлое, в котором — еще пара попыток «милого друга» подстрелить.

21-02-2019
10 затонувших городов мира

Ученые отмечают, что уровень Мирового океана повышается и многие города, которые расположены на побережье, находятся в опасности.
Когда речь заходит о затонувших городах, на ум сразу приходит Атлантида, которая, согласно легендам, была богатым городом с множеством прекрасных храмов, богатой растительностью и великолепными статуями богов. Возможно, это просто миф. Тем не менее в истории были реальные города, которые затонули.

21-02-2019
Неизвестный Египет

«ГОРЫ ОКРЕСТ ЕГО» [Пс 124, 2].
       В Средние века город Каир именовался Вавилоном, а Нил - Евфратом. Это утверждалось  викарием Гергардом, что был послан к султану Саладину в 1175 г. Фридрихом Барбароссой: «Я плыл по морю 47 дней… Наконец, я вошел в Александрийскую гавань, пред которою возвышается громадная каменная башня, указывающая морякам вход в нее. Так как Египет — плоская страна, то на башне горит огонь всю ночь; он обозначает собою для мореплавателей место гавани, чтобы спасти их от опасности. Александрия — великолепный город, украшенный зданиями, садами, и с безчисленным населением. В нем живут сарацины, иудеи и христиане; сам же город находится во власти Вавилонского султана. В прежнее время этот город был очень велик, как то показывают следы развалин. Он протягивался на 4 мили в длину, и одну милю в ширину. С одной стороны его омывал рукав реки, проведенный из Евфрата; с другой же к нему примыкало великое море…» [Арнольд Любекский. Славянская хроника (из записок путешественника XII века Гергарда викария Страсбургского епископа) // История Средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. - СПб., 1887. - С. 445] .

21-02-2019
Козлоу. Боковые концепции. Ослоу

Я расскажу о шаблоне концепции. Это значит, что самой концепции еще нет, но она может скоро появиться.

Шаблон.

Человека самого надо тестировать, шаблон ли он –  в будущем появятся методы определения фейса.

21-02-2019
В-Глаз. Катерина Дмитриева. Мешок без дна (Рустам Хамдамов, 2017)

Пропустив премьеру фильма, спросила друга, на что он похож. «Ни на что не похож» — ответил мне друг, и это стало для меня своеобразным эпиграфом к фильму (люди, участвовавшие в его создании неоднократно подчеркивали в своих интервью, что успех проекта — всецело заслуга режиссера, фильм очень авторский, и такого видения больше ни у кого нет).

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация