Текущие конкурсы

Конкурс "Загадочная книга"

Принять участие в конкурсах
02-08-2010Автор: paris

Кинозвезда

      Утром из наших окон видно, как над Талилой встает солнце. Обычно, прежде чем всплыть над горами, оно долго готовится. Сначала оно высветляет небо. Затем обводит румяным  контуром линию гор, после чего подкрашивает розовым изнанки туч, повисшие над горами. И только после этого показывается само, тут же выбеляя до прозрачности все, что только что так старательно красило.

     Летом это ежеутреннее чудо происходит слишком рано, поэтому проходит для меня незамеченным. Обычно, готовя на кухне завтрак, я застаю уже финал спектакля, когда под оторвавшимся от горы солнцем начинает рыбьей чешуей серебриться  озеро.

     Этим утром, несмотря на непривычно ранний подъем,   сине-розовые разливы и серебристое мерцание тоже прошли незамеченными.  Надо было быстро и без потерь отправить в командировку супруга.   

     Успешно завершив операцию,  я тщательно вымыла и вытерла две использованные за завтраком чашки и выбросила в мусорное ведро пустую баночку из-под йогурта.  Затем протерла стол, плиту, раковину, передвинула с места на место сахарницу и…

     Всё.

     Все запланированные на сегодня дела сделаны. Теперь можно заняться…

     Я задумчиво оглядела квартиру, надеясь найти то, чем можно было бы заняться.

     Можно полить цветы на балконе.  

     Отлично!

     Целых пятнадцать минут я бегала туда-сюда с бутылкой воды и аккуратно проливала каждый цветочный ящик. Покончив с ящиками, я напоила водой  горшки, шеренгой выставленные вдоль балконной стены, а под конец прошлась с бутылкой по квартире, подпаивая  оставшихся в ней тенелюбивых  приверед.

     Теперь можно было пойти на озеро покормить лебедей. Или отправиться на другой конец города (точнее, шоссе, вдоль которого вытянулся наш крошечный городок, один из многочисленных сателлитов великолепной Талилы)  выкинуть в бумажный контейнер вынутый из почтового ящика рекламный мусор. (Уму непостижимо, сколько за сутки напихивают туда разного хлама. Если бы не повторная переработка, то, наверное, на рекламные проспекты уже давно извели бы все леса нашей планеты. Страшно представить, сколько народу занято на производстве, распределении и последующей повторной переработке всей этой бумажной мути. Хотя, с другой стороны, сколько народу за этот мартышкин труд  регулярно получают свои зарплаты!)

     Пожалуй, стоит всё-таки поддержать Талильскую экономику и отнести бумагу.

     Мысленно я уже представила себе тоскующего водителя бумаговоза, который никак не может из-за меня уехать. Он ждет. А вслед за ним ждут рабочие бумагоперерабатывающей фабрики, которых, в свою очередь, ждут перемазанные краской печатники, которых ждут затянутые в желтую кожу почтальоны…

     Дойдя до почтальонов, я уже так прониклась важностью момента, что натянула джинсы и приготовилась зашнуровывать кроссовки.

     И тут позвонил телефон.

     -   Людка, привет! – привычно заорала трубка, - выручай! У меня полный зашор!

     -   Гоша, здравствуй! – невзирая на несусветно раннее время, обрадовалась я, - у тебя что, опять клиент не доехал?

     Гоша у нас директор Веганского центра туризма и отдыха, созданного специально для веган, временно работающих на нашей планете.   Центр  у него пока новорожденный, появившийся на свет всего полтора месяца назад. Как раз тогда, когда я от скуки устроилась работать в Талильский филиал Общеевропейской базы гостеприимства «Добро пожаловать»! (Если говорить откровенно, то появился  Центр только благодаря мне, поскольку именно я привезла в Гошино умирающее кафе своего первого клиента-веганина.)

     Ох, и помотал же мне тогда этот клиент душу! Если бы не Георгий...

     -   Так что,  твой клиент опять в аэропорту отстал, или ещё на космодроме потерялся? – припомнив аналогичный случай, по-деловому осведомилась я, - у меня два свободных дня, если надо, могу слетать…

     -   Не надо! У меня в Центре ЧП!

     -   Бассейн твой прохудился? – сразу предположила я самое наихудшее,  с веганской  точки зрения,   что только возможно.

      Хуже этого для водоплавающего веганина, вынужденного сутками находиться в стоялой воде андрогенного контейнера может быть только… ну, не знаю! Разве только летнее сафари в Кара-Кумах, да и то, не уверена…

      Только ради открытия бассейнов вегане выкупили у Георгия его участок вместе с прогорающим кафе, клумбой, гаражом и сараями. Чтобы было, где  вволю поплавать, не привлекая к себе неприятного для их деликатных натур внимания. (Гоша и директором-то стал только потому, что притащенный мною к нему на ужин веганин всласть нанырялся в его садке с живой рыбой.)

     Теперь на месте садка, двора, гаража и выкупленных у соседей огородов красовался выложенный голубой плиткой бассейн. Первый из четырех запланированных.

     -   Не бассейн… - зловещим голосом протянул Георгий, -  хуже, Люд, намного хуже!

     -   Хуже  может быть, - предположила я самое невероятное, - только если твоя собака сожрала кого-нибудь из клиентов. Но она у тебя вегетарианка…

     -   Приезжай! – выдохнул Георгий.

     -   Ладно, - не на шутку заинтригованная, сразу пообещала я, - приеду.

     -   Немедленно приезжай!

     -   Уже еду. Вот, слышишь? - выйдя из квартиры, я с удовольствием хлопнула дверью, - уже спускаюсь.

 

     Когда-то на клумбе перед Гошиным рестораном гордо красовалась старая облупленная яхта. Теперь яхту заново перекрасили и спустили на воду, а на её месте поставили опору мини-фуникулера. Фуникулер был предназначен исключительно для снявших свои человекоподобные обличия веган, поэтому вместе кабинок между рестораном и причалом циркулировали наполненные водой круглые непрозрачные аквариумы.

     Сейчас аквариумы неподвижно зависли в воздухе.

     -   Привет, Гош! Что у тебя? – входя в ресторан, с порога начала я.

     -   Люд! Иди сюда! – позвал меня голос Георгия.

     Я прошла через зал и нырнула в заднюю дверь, за которой меня, как обычно, ослепило солнце, отражающееся от ярко-голубой воды и окружающей её ослепительно белой половой плитки.

     У ближнего ко мне борта бассейна сгрудилась группа мужчин, одетых в дорогие, с иголочки, костюмы.

     «Не мужчин, а контейнеров, - поправила я себя, - андрогенных контейнеров, в каждом из которых полощется веганин».

     -   Это киноактеры, - быстро объяснил мне вывернувшийся из толпы веган Георгий, - ты что, не узнаешь?

     -   Нет…

     -   Ну, из сериала «Раскаленные сердца»… Да ты что! – поразился Георгий, - телевизор не смотришь? Их уже полгода показывают!

     -   А-а-а… этот, - в моей памяти смутно плеснулось какое-то воспоминание о тридцати минутах сплошного крика,  - я посмотрела когда-то пару серий, но…

     -   Ты что, ненормальная?! Все женщины Талилы от него в восторге! Духи «Бабет»… шоколад «Горячая штучка»?.. Набор для… ладно, не важно, - не дождавшись моей реакции, отмахнулся  мужчина, - у них  завтра начало Каннского кинофестиваля, а сегодня благотворительный ужин в Монако.

     -   Здорово! – восхитилась я.

     -   Если бы! – горестно выдохнул Георгий, - вот, полюбуйся!

     Он шагнул в сторону, открывая моим глазам бассейн. Там на нежно-голубой водной глади бледно-оранжевым цветком распластался веганин. Пока я смотрела, веганин поднял щупальце, пробулькал отрывок какой-то мелодии и томно уронил щупальце обратно в воду.

     -   Это Бабет.  Их кинозвезда, - трагическим тоном представил мне цветок  Георгий, - ей через полчаса в аэропорт выезжать надо, а она лыка не вяжет.

     -   Заболела? – пожалела я.

     -   Кока-колы надралась, -  тут же разочаровал меня Георгий, - как последний биндюжник! И ведь знала, что нельзя! Знала, бессовестная, что их от стакана колы развозит круче, чем нас от литрухи водки.  А она втихаря чуть не всю полуторку усосала! И, вот! Что с ней теперь делать?

     -   Выловить, - посоветовала я, - пока не утонула.

     -   Выловлю, - пообещал Георгий, - а толку-то? Ей же ехать надо! На ней вся делегация держится, понимаешь?

     -   Может, она в дороге протрезвеет? – не очень уверенно предположила я, - или по прилету в гостиничной ванне отоспится. В конце концов, надралась она, а не её контейнер. Поэтому мешков под глазами у него не будет.

     -   А ужин?

     -   Ужин, точно, мимо кассы, - оценив томную распластанность веганки,  согласилась я, - ты, конечно, можешь залить её в контейнер и отправить как груз, но управлять им она ни за что не…

     -   Лети ты, - неожиданно выпалил Георгий.

     -   Куда? – не поняла я, - вы что, сопровождающего ещё не заказали?

     -   Заказали. Ты полетишь не в качестве сопровождающего, а в качестве её, - кивнул на воду Георгий, - кинозвезды.

     -   Я?!! – растерялась я, - да ты что,  белены объелся?!!!..

     -   Нет! Ты сама подумай! – вцепился в меня мужчина, - рост и цвет глаз у тебя с её контейнером одинаковый.  А остальное гример подрихтует. Честное слово! Он у неё волшебник! Загримирует так, что мама родная не узнает. От тебя там, - продолжал упрашивать меня мужчина, -  почти ничего и не потребуется.  Посидишь за ужином, поулыбаешься фотографам. Потом встанешь и уйдешь.  И,  все! А к началу фестиваля она проспится. Обязательно проспится.

     -   Посидишь!!! – окончательно обалдела я, -  а если догадаются? Да меня же там!...

     -   Никто не догадается! Ты просто будешь сидеть и улыбаться. Ясно?  Они сами, - широким жестом обвел веган Георгий, - всё за тебя сделают! А к утру веганка протрезвеет и сама даст интервью прессе. Об этом я лично позабочусь!

     -   Ты её что, - заинтересовалась я, - нашатырем поить будешь?

     -   Нет. У меня есть средство покруче. Действует… - перехватив шквал веганских взглядов, поперхнулся Георгий, - в общем, хорошо действует. К утру она у меня будет, как стеклышко.

     -   А почему они молчат? –  кивнула я в сторону онемевшей мужской группы около бассейна, - если это надо им, то почему ты просишь, а они помалкивают? Может, им твоя идея не нравится?

     -   Нравится, - заверил меня мужчина, - но им настолько стыдно за поведение их коллеги, что они даже просить тебя не решаются. Кроме того,  они не уверены, что ты  справишься.

     -   Я?!!! – разозлилась я, - не справлюсь?!! Да я десять лет на сцене оттрубила!  И, после этого, с одной паршивой ролью не справлюсь? Не просижу куклой на банкете? Да они!... Тащи сюда гримера! – взмахнув полой воображаемого плаща, приказала я, -  сейчас мы им покажем Станиславского!

     -   Точно, Людка, - хлопнул меня по спине Георгий, - давай, задай им!

     -   Задам, - честно пообещала я.

 

     Чертова кинозвезда выбрала в качестве своего контейнера грудастую брюнетку с нереально утянутой  талией.

     «Чтоб тебе в твоем аквариуме так тесно было! –  еле дыша в зверски зашнурованном корсете, мысленно пожелала я, - садистка! Имидж, видите ли  у неё! А дышать как»?

     А никак! Потому что, если утянутая талия не позволяла сделать вдох, то напиханный в грудные чашечки силикон напрочь пережимает выдох.

     «Чтоб тебя! – проходя мимо зеркальной витрины в аэропорту Ниццы, я впервые смогла увидеть себя всю, целиком, - Софи Лорен и Брижжит Бардо в одном стакане»! 

     Ужин, ради которого я так страдала, продолжался уже  третий час кряду. Первые полтора-два часа всё только ходили, пили и разговаривали. Причем, в отличие от остальных, вегане пили исключительно разбавленную «Кока-колу», заедая её какими-то цветными кубиками, специально для них разложенными на отдельном подносе. Я, как коренная веганка, естественно тоже вынуждена была сосать через трубочку эту бледно-коричневую бурду, больше похожую на микстуру от кашля, чем на выпивку.

     «Чтоб вас!» – когда мимо проносили бокалы с шампанским, каждый раз мысленно поминала  я, - за что страдаю»?!  

     За время  аперитива меня,  в качестве несравненной Бабет,  перезнакомили с целой кучей народа. Сначала я ещё старалась внимательно следить за окружающими меня веганами, лучезарно улыбалась каждому новому знакомому и старательно смеялась сыпавшимся вокруг меня шуткам.

     Потом, как это ни парадоксально звучит, я затосковала. Черт побери, разве стоило приезжать в шикарный город на берегу неповторимого моря только за тем, чтобы торчать в душном ресторане, терпеть садистскую хватку корсета и лицезреть всё тех же талильцев, которые каждый день дома, в Талиле, пачками ходили мимо.

     Ладно, согласна, возможно, здесь были «сливки».

     Но толку-то?

     Даже на мой непрофессиональный взгляд вечеринка выглядела явно левоватой.

     «Кажется, - присмотревшись к окружению, стала понимать я, - веган порядком надули. Они собирались на официальный фестивальный прием, а оказались на околофестивальном частном междусобойчике, на котором даже нет ни одного стоящего режиссера»…

     Итак, покончив с аперитивом,  нас рассадили за столики,  полукругом расставленные вокруг невысокой эстрады,  и обнесли подносами с входным блюдом.

     «Самое время! – краем глаза следя за тарелочками, перекочевывающими с подносов на столики, приободрилась я, - фуа-гра с ломтиками медовой коврижки! Звучит кошмарно, но на вкус настолько потрясающе, что примиряет даже с разбавленной «Кока-колой»»!

     Пока я следила за кочующим между столиками официантом, на эстраду выкатили мольберт с установленной на нем...

     «Наверное, это – пейзаж, - не в силах расшифровать заключенное в раму скопление цветных полос, колец и пятен, предположила я, - в стиле Кандинского… ночной город или»…

     - …предложить вашему вниманию натюрморт, - задушевным голосом сообщил появившийся рядом с мольбертом мужчина.

       «Ладно, - опять переключаясь на фуа-гру, согласилась я, - пусть будет натюрморт. Если  принять круги за тарелки, полосы за вилки, а цветные пятна за»…

     -   Алло! Месье?!..

     Долгожданный официант ловко обогнул наш столик и нырнул в проход за нашими спинами.

     «Черт его побери! – разом забыв про разгорающийся вокруг нас аукцион, закипела я, - все едят, а мы – нет! Это же форменная дискриминация»!

     -   Мадам…

     Я развернулась так резко, что чуть не смела на пол опущенный передо мной поднос.

     -   … желаете?...

     -   Да!

     -   …стартовая цена… - пока обслуживали наш столик, продолжал мурлыкать мужчина.

     «Интересно, как ему удается мурлыкать на английском»? – прежде чем полностью переключиться на тарелку, успела удивиться я.

     «Есть! – обласкав взглядом ломтики  поставленного передо мной паштета, возликовала я, - и именно с медовой коврижкой»!

     Я со смаком отрезала кусочек коричневой фуа-гры, положила его на крохотный кругляшок подсушенной коврижки, прижмурилась от предвкушаемого удовольствия,  положила кругляшок в рот и…

     -   Это абсолютно нетоксично для вашего организма, - увидев мои вытаращенные глаза, поспешил  объяснить сидящий слева от меня  веганин.

     -    Абсолютно! –  тут же подтвердил его коллега, сидящий от меня справа.

     -   Хотя, возможно, вкус… - правильно оценив задержку моего дыхания, торопливо прибавил их коллега,  занимающий место напротив, - для вас немного непривычен.

     -   Что это? – не зная, что делать с тем, что куском жесткой ваты распирало мне челюсти, пробормотала я.

     -   Белково-протеиновый имитатор, - незамедлительно объяснил левый.

    -    Дизайн разработан специально для совместных с землянами приемов, - подтвердил правый.

     -  Позволяет имитировать внешний вид земных продуктов, чтобы не привлекать нежелательного внимания и не вызывать у землян чувства отчуждения, -  предполагая, как мне  может быть плохо, сочувственно  произнес средний.

    -    Хотя вкус… - опять включился в разговор левый. 

    -   … возможно, не идеален, - продолжил за него правый.

    -   Но…

          Не дожидаясь вступления центрового, я выскочила из-за стола и рванула по коридору к пепельнице. 

    

  

     -   Имитатор!!! - избавившись от разбухшего во рту протеина, с чувством произнесла я, - ну почему просто не заказать устриц? Мы же их едим! И мы тоже едим их… Стоп!

      «Кажется, у меня уже начинается раздвоение сознания, -  заткнув себе рот ладонью,   поняла я, -  ещё немного, и я захочу спать в ванной!... Всё! Пора сматываться, пока я окончательно не раздвоилась»…

     Я стрельнула глазами в сторону входной двери.

     «Заметят! Определенно заметят! Вон тот дяденька в позументах меня же и заложит… придется через балкон… Ну и гадость же этот протеин»!

     Я прихватила  с забытого официантом подноса бокал выветрившегося шампанского,  отпила сразу половину, а с остатком осторожно проскользнула мимо обеденной залы и выбралась на террасу.

     «Совсем невысоко, - поставив на перила бокал, оценила я, - тут даже полуторного этажа не будет. Внизу под домом полоса асфальта, но если снять эти ходули, - я стряхнула с левой ноги дизайнерскую лодочку и с наслаждением пошевелила пальцами, -  и прыгнуть чуть дальше, на траву, то»…

     И тут за моей спиной что-то скрипнуло.

     От неожиданности я охнула, потеряла равновесие и, проваливаясь на босую ногу,   смахнула бокал на пол.

     -   Осторожно! – кто-то подхватил меня под локти и так решительно вздернул вверх, что обе мои ноги заболтались в воздухе, - с вами всё в порядке?

     -   Будет, - пытаясь нашарить каблуком пол, просипела я, - после того, как вы вернете меня обратно на пол.

     -   Извините, - мужчина осторожно опустил меня на пол и убрал руки, - я не хотел пугать вас. Я немного отвлекся.

     -   Ничего страшного! -  унимая бешенное сердцебиение, заторопилась я, - я только хотела немного проветриться, - я нашарила пальцами голой ноги опрокинутую туфлю и попыталась влезть в неё обратно, -  отсюда такой чудесный вид! – чтобы как-то отвлечь внимание стоящего за моей спиной человека, я широко взмахнула рукой, отчего опять чуть не потеряла равновесие и…

      -   Да, - опять подхватывая меня под локоть, согласился мужчина, - мне кажется, вам лучше сесть. Похоже, у вас проблемы с координацией.

     -   Ничего подобного! – выдергивая из его рук свой локоть, возмутилась я, - никаких проблем. Я просто разулась, чтобы размять пальцы, - я демонстративно перевернула лодочку и всунула в неё ногу, - думаете, легко весь вечер простоять на этом кошмаре?

     «Интересный, - после того, как мужчина вышел из-за моей спины и встал рядом со мной перед перилами, оценила я, - не молодой, но очень интересный… очень»…

     -    Думаю, нет, -  сдержанно согласился мужчина, -   из-за меня вы уронили бокал.  Что вы пили? – он потянул носом  и удивленно вскинул брови, - шампанское?! Не знал, что вы его употребляете…  я принесу ещё…

     -   Не надо, - остановила я, - я его не употребляла, а только нюхала.

     -   Хотите сесть?

     -   Нет, спасибо, - откидываясь спиной на ограждающую балкон колонну, отказалась я, -  пару минут я с удовольствием постою. А потом, наверное, придется обратно.  Иначе невежливо получается. Хотя, вряд ли моё отсутствие там кто-нибудь заметит...

     -   Почему?  – точно также облокачиваясь спиной на колонну напротив, поинтересовался  мужчина, - по-моему, сегодня вы были…

     -   …гвоздем программы? – хмыкнула я, - думаю, да. Пока не появились эти невероятные натюрморты и… фуа-гра…

     «… которая сегодня мне так и не досталась»…

     -   Вы не любите земную живопись? – прищурился мужчина.

     -   Живопись? Не знала, что то, что там было,  так называется, - отпарировала я.

    Здесь было тихо. Пахло прогретым за день камнем и морскими водорослями. И ещё чем-то цветочно-сладким, отчего воображение медленно понесло меня к далеким тропическим островам, золотым пляжам и магнолиям…

     От нагретой дневным солнцем колонны спине было тепло и приятно. Я прикрыла глаза и  представила себя, бредущую по щиколотку в неторопливом океанском прибое…

     -   Вы очень хорошо вжились в роль человека, - с некоторым удивлением констатировал всё ещё изучавший меня  мужчина, - настолько хорошо, что, не зная, кто вы, я бы ни за что не распознал в вас веганку.

     -   Спасибо, - только сейчас сообразив, за кого он меня принимает, немного растерялась я.

     -   Как вам удается так управлять рефлексами своего контейнера?

     -   Ну… у меня очень хорошая модель… - не зная, что ответить, промямлила я, -  и…  я наблюдательная. Знаете, - представив себя на месте Бабет, я вдруг до такой степени захотела сыграть вместо неё, что забыла обо всем и страстно продолжила, -  кроме того, это же безумно интересно, играть персонаж, который тоже играет другого персонажа!  Причем так увлечь своей игрой зрителя, что он начнет всё принимать за чистую монету! – я собралась развить свою мысль дальше, но наткнулась на недоверчиво-оценивающий взгляд моего собеседника и сникла, -  вы так не считаете?

     -   Не знаю, - продолжая смотреть на меня, пожал плечами  мужчина, - что-то похожее было у нас в старой Англии, когда шекспировских героинь играли мальчишки…

     -   Ничего подобного! – возмутилась я, - мальчишки играли эти роли только потому, что вывихнутое общественное мнение не позволяло вывести на сцену женщин. Никто в зале ни на минуту не забывал, что они - мальчишки!

     -   Но вы ведь играете не просто двойную роль, - прищурился на меня мужчина, -  а роль чуждого вам существа…

     -     Не такого уж и чуждого!  Да, у веган, - я подняла правую руку и растопырила перед его носом пальцы, - щупальца, а у людей, - теперь я точно также подняла правую, – руки! Ну, и что?! – я пошевелила перед носом моего оппонента растопыренными пальцами и спрятала руки за спину, -  не в них дело! Главное, что мы одинаково можем любить и ненавидеть, мечтать и разочаровываться.  Шекспировский Ромео ради соединения с любимым человеком выпил яд, а один мой знакомый веганин встал на рельсы.

     -   Зачем? – не понял мужчина.

     -   Чтобы дать любимой возможность  спасти его. Иначе, по веганским законам, он не мог на ней жениться.

     -   А если бы она не успела? – всерьез заинтересовался мужчина.

     -   Она успела. И, поверьте мне, когда всё закончилось, они также горячо обнимались своими щупальцами, как мы руками!

     -  Вам нравится ваша роль? - прервал моё выступление мужчина.

     -   Ну… - не сразу сообразив, о чем он, протянула я, - да… это конечно, правда, это совсем не то, что я бы хотела сыграть… но, она яркая и… популярная. Духи «Бабет», шоколад…

     -   … набор для безопасного секса…

     «И этот туда же! – влепив мужчине пощечину, тут же разочаровалась я, - а я ведь перед ним, можно сказать, раскрыла душу... и, кажется, я всё-таки умудрилась окончательно испортить моей Бабет имидж! Всё, - уже перемахивая через перила, твердо решила я, - пора исчезнуть по-английски, - я приземлилась на траву и нырнула в кусты,  тут же отгородившие меня от веранды, - не прощаясь».

     -   Бабет!! – закричал за моей спиной высунувшийся в окно мужчина, - куда вы?!

     -   Собирать вещи! – протискиваясь сквозь кусты, просипела я, - и гори оно всё… -  я вывалилась на дорожку и нервно зарысила к воротам.

     «Опозорилась! - прежде, чем выйти на улицу, я стянула резинкой волосы, как могла, расшнуровала корсет и вытряхнула из чашечек силикон, - артистка!!! Меня просили помочь, а я, вместо этого,  испортила веганке карьеру»…

    

       Кажется, я проходила до полуночи. Потом сняла туфли, чуть не до крика намявшие мне ноги, и проходила ещё часа три, даже не замечая прелести окружившего меня города.

     Больше того, чем дольше я ходила, тем глубже осознавала свою вину перед опозоренной мной веганкой.

     Всё!

     Когда глубина моего осознания  перешкалила все мыслимые и немыслимые пределы, я вернулась в отель и попыталась незаметно проскользнуть мимо регистрационной стойки в свой номер.

     На моё счастье, за стойкой никого не было, но в ячейке моего номера…

     Я перегнулась через стойку и выдернула из ячейки конверт.

     «Наверное, гневная нота от устроителей вечеринки, - я сунула конверт за пазуху, рысцой перебежала  пустой холл и  укрылась на служебной лестнице, - предупреждают, чтобы больше не появлялась»…

     Вместо письма из конверта на мою ладонь выпала визитка.

     «Амадео Вискончо».  

       «Шекспир «Укрощение строптивой». Катарина, - приглядевшись к мелкому убористому подчерку ниже отпечатанной на визитке фамилии, прочитала я, - в девять в кафе «Лазурный берег».

     Я машинально перевернула визитку и увидела ещё одну строчку.

     «Извинения за пощечину необязательны».

     -   Так это я его?!!! – задохнулась я.

          Вискончо! Сам Вискончо!! Икона современного кино!!!

     -   А я его!!!... – я повернулась к полупрозрачной двери, за которой смутно угадывались очертания половых щеток и пораженно хлопнула себя по щеке ладонью, - по физиономии?!!!...

     И после этого он приглашает меня на роль Катарины!

     Меня!!!

     Я была так взбудоражена, что пулей взлетела на последний этаж, спустилась, опять взлетела, скатилась вниз и кругом завертелась по площадке.

     Вискончо! Сам Вискончо приглашает меня на роль!

     «Ну и пусть он видел перед собой лицо Бабет, - немного успокоившись, рассудила я, - но говорил он не с Бабет, а со мной. Значит, ему нужна не только её физиономия, но и мой характер, - я остановилась перед дверцей и впилась глазами в своё отражение, словно надеясь разглядеть на фоне щеток свой неповторимый характер, - я сумею убедить его. Обязательно сумею»!

     «А как насчет того, что ради съемок, - вдруг совершенно некстати  пискнул мой внутренний голос, - тебе придется уехать… возможно надолго… а как же семья»?

     «А роль? – не сдалась я, -  такая роль выпадает раз в жизни»!

    «Но ты представь себе, - продолжал гнуть голос, - какими словами ты будешь объяснять мужу, что бросаешь его чуть ли не на год… - тут я настолько явственно  услышала свой вопль и звон разбитой посуды, что даже прервала выдох,  - нет! Только не это»!!

     -   Такого, - я медленно втянула в себя воздух,   развернулась к своему отражению и задрала вверх указательный палец, - не будет! Ясно? Мы – цивилизованные люди и вполне сможем…

     Новый вопль, сплетающийся с новой партией  звона, заставил мой указующий палец вздрогнуть, а тело рефлекторно подпрыгнуть.

     «Это не я! – разворачиваясь лицом к лестнице,  тут же открестилась я, - это кто-то другой! И ведь как колоратурно орет!... Наверное, на третьем. Там, кажется, -  уже взлетая вверх, я смутно припомнила  зафиксированную моим боковым зрением дверь, сквозь проем которой был виден край ковровой дорожки, -  была приоткрыта дверь в коридор»…

     На втором вопль повторился.

     На середине между вторым и третьим меня накрыл шквал звона,  прорвавшийся через чью-то спину, закупорившую виденную мною дверь.

     Пока я бежала, верхняя часть спины окончательно всунулась в коридор, в то время, как ноги и оставшаяся часть нижней продолжали возбужденно вытанцовывать на площадке.

      -   Эй! – не имея возможности пройти,  я стукнула костяшками пальцев в основание танцующей передо мной поясницы, -   что там?..

     -   Негодяй!! – влетело над спиной в дверь, - мерзавец!!! Казанова!!!

     «Ничего себе! Но это явно не его голос, - идентифицировав хозяина спины как мужчину,  поняла я, - тогда, чей»?

     -   Что там происходит?

     -   Ругаются!!! –  восхищенно откликнулось начало того, в основание чего я стучала, - Бабет приревновала его к официантке, и теперь устраивает такое!!!..

     -   Какая Бабет? – не поняла я.

     -   Кинозвезда!!! Она приревновала  его к официантке! Как в пятнадцатой серии! – отбрыкиваясь от моей руки, всё ещё машинально колотившей его… спину,  сообщил мужчина, - когда он убил ради неё пару монстров и готов был утопиться в водопаде!

     -  А-а-а… так это же в кино…

     -  Во-от!! – из двери выметнулся фонтан звона, - она запустила в него вазой!   

     -   Какой ещё вазой?! А ну! – оставив попытки втащить мужчину внутрь, я поднажала и окончательно выдавила его наружу, - пардон!

     Я обогнула прикипевшего к дверной ручке  мужчину и решительно направилась к двери своего номера, за которой опять что-то грохнуло.

     -   Графин! – пока я шла,  восхищенно плеснулось у двери, - эксклюзив от братьев Горнел! Она его вдребезги разнесла!

     -  А я! – в бешенстве оглянулась я, - вдребезги разнесу тебя, если ты сейчас не исчезнешь! Раз!...

     «Ну, и каша! – выметя мужчину за дверь, удивилась я, - неужели, Бабет так быстро протрезвела»?

     Я открыла дверь и…

     Над моей головой что-то свистнуло и со смаком врезалось в стену.

      «Похоже, что, да»!

     Я влетела внутрь и нос к носу столкнулась с раскаленной, как свежеизвергающаяся лава,  Бабет.

     «Черт возьми! – поразилась я, - впервые вижу разъяренный контейнер. Как ей это удается»?

     -   Эй?! Алло?!

     В ответ в меня полетел фен.

     -   Эй! Полегче! – увернувшись от фена, заорала я, - ты что себе позволяешь?!

     -   Ты!!! – девятым валом накатила на меня Бабет, - что ты сделала с моей карьерой!!! Самозванка!!! Убью!!! – швыряя в меня чем попало, самозабвенно заорала веганка, - уничтожу!!! Раздавлю, как мерзкую ползучую тварь!!!

     Она налетела на меня и вскинула над головой статуэтку:

     -   Исчезни навсегда!!!

      Голова статуэтки со свистом рассекла воздух. Как раз там, где была бы моя голова, не успей я вовремя пригнуться.

     «Это уже черт знает что?!!» - впечатывая ей кулаком в грудь, мысленно присовокупила я, - при расчете за работу потребую оплату в двойном размере. За вредность»!

     Удар пришелся точно  по тому месту, где внутри человеческой оболочки Бабет  расположилась сама веганка.

     Бабет охнула и, как мельница крыльями, замахала руками, всё ещё мертвой хваткой сцепившимися в статуэтку.

     «Кажется, я перестаралась, - отскочив к стене, сообразила я, - Бабет от удара потеряла контроль над телом!  Да она здесь всё размолотит»!

     Голова статуэтки врезалась в дверной косяк, прочертила по нему глубокую борозду, зацепила по дороге картину, потом ушла назад и, завершая круг, смачно чокнула по виску стоящего за ней веганина.

     «Минус один! – оценив силу удара, поняла я, - у него теперь полная зрительная дезориентация».

     В подтверждение моих мыслей отлетевший к стене веганин сполз на коврик и принялся  с бешенной скоростью вращать глазами.

     -   И-ийя! – подгадав момент, когда статуэтка ушла вверх и в сторону, я с воплем кинулась на Бабет и опрокинула её на пол.

     Упав на ковер, женщина затихла. Похоже, находящаяся внутри её веганка тоже впала в состояние полной дезориентации.

     -   Это какой-то дурдом, - приваливаясь спиной к стене, устало просипела я, - вперемежку с детским садом. Если у них все кинозвезды такие чокнутые, то…

     Что «то», я так и не додумала, потому что встала, дотащилась до ванны, включила воду и сунула под струю свою голову.

     -   Ох!..

 

     Через десять минут оба вынутых мною из обездвиженных контейнеров веганина уже охлаждались в налитой до краев ванне.

     -   Вот что, ребята, - дождавшись, когда распластанные на воде вегане зашевелились, обратилась к ним я, - разбирайтесь между собой сами. А я пойду разгребать то, что вы там накрушили. Когда договоритесь, позовете. Если соберетесь окончательно поубивать друг друга, то, предупреждаю, выжившего я без всякого сожаления сдам в полицию. И чихать мне на вашу репутацию. Всё. Развлекайтесь.

     Закончив говорить, я вышла из ванной комнаты и плотно прикрыла за собой дверь.

     «Ну и разгром! - прежде чем начинать уборку, ещё раз подивилась я, - интересно, сколько времени им на это потребовалось»?

     Впрочем, не знаю, сколько потребовалось им, а я ухлопала не меньше часа, прежде чем только собрала и расставила по местам всё, что они без меня расшвыряли.

     «В следующий раз, - присев перед россыпью разноцветных осколков, мысленно отметила я, - при их заселении сразу закажу в номер пылесос и декор из нержавейки. Чтобы бить было нечего»...

 

   -   Милая, ты отлично держалась, - после того, как вегане упаковали друг друга обратно в контейнеры, заявила вышедшая из ванной комнаты Бабет, - хотя, в конце, - усевшись перед восстановленным мною зеркалом, она подняла руками волосы и внимательно осмотрела свой макияж, - ты немного перестаралась. Слишком вошла в образ.

     -   Я ни во что не входила, - отпарировала я, - а спасала твою репутацию. Ещё пара минут, и разнимать вас сбежалась бы вся гостиница!

     -   Нас было так хорошо слышно? –Бабет небрежно открыла крышку пудреницы и обмахнула лицо кисточкой.

     -   Ещё бы!  Не сомневаюсь, что весь этаж слышал.

     -   А пресса?

     -   Их, слав богу, не было! Но, - не желая разряжать обстановку, мрачно сообщила я, - слышал коридорный, который, наверняка, им всё расскажет.

     -   Великолепно! – неожиданно восхитилась Бабет, - просто великолепно! Я же говорила тебе, - она бросила кисточку и обернулась к стоящему за её стулом  мужчине, -  что хороший скандал ещё все может исправить.

     -   Верно, - чмокнул её в волосы веганин, - молодец!

     -   Погодите! – окончательно растерялась я, - так вы что, сговорились?!!

     -   Естественно! После того, как ты вела себя на банкете, надо же было как-то спасать положение. Я же скандалистка! – увидев моё полное непонимание, серьезно объяснила Бабет, - я скандалю уже на протяжение семидесяти трех серий. Мне самой уже надоело это делать.  До последней присосочки надоело! Но, если я перестану, то сериал прикроют. Он популярен только потому, что вам, людям, нравится смотреть на наши скандалы. Господи! – воздела руки Бабет, - как же мне надоело кривляться! Как я хочу, наконец-то, сыграть настоящую роль. Прожить судьбу. Понимаешь? Не визжать и швыряться вазами, а прожить!  -  окончательно развернулась ко мне Бабет, - почему вам нравится это!..

     -   Бабет! – предупреждающе выдохнул мужчина.

     -   Я так хотела начать здесь новую жизнь. Сыграть настоящую роль, - словно боясь, что её остановят, зачастила веганка, - я даже пошла на это! – она выразительно встряхнула  ладонями свои необъятные полушария, - но ничего не изменилось! Я опять, опять и опять изображаю истеричку и швыряюсь вазами! – запуская в стену флакон с духами, с надрывом выкрикнула она, - неужели всем надо только это?!

     -   Так в Центре, - внезапно поняла я, - ты напилась именно поэтому?

     Минуту голубые перископы Бабет,  не отрываясь, смотрели мне в глаза. Затем веганка отвернулась и наугад взяла со стола пудреницу. 

     -   Извини. Мне надо привести себя в порядок, - раскрывая пудреницу, почти спокойно произнесла она, - утром у меня встреча и пресс-конференция.

     -   Да, конечно,  - согласилась я, - а до встречи, - я вздохнула и вытянула из-за пазухи визитку, - у тебя завтрак с одним человеком. Он понял, что ты настоящая драматическая актриса и хочет предложить тебе роль. И знаешь, я думаю, тебе не стоит от неё отказываться.

 

рейтинг: 0
ваша оценка:

Основое

Конкурсы

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
23-08-2019
Hammerfall, 2019

Журнал "Наша мододежь"
Журнал "Бульвар Зеленый"
28-05-2019
Update

Друзья!

Наш сайт продолжает обновляться!

Если вы обнаружите какие-то сбои в работе модулей,

Пишите на kunstcamera@mail.ru

22-05-2019
Jonny_begood. Халед Хоссейни «Бегущий за ветром»

Халед Хоссейни – самый знаменитый из ныне пишущих афганцев. Известным он стал как раз благодаря своему роману «Бегущий за ветром», который вышел в 2003 году и стал мировым бестселлером. Действие разворачивается на фоне политической катастрофы в Афганистане. В романе можно усмотреть черты семейной саги, ведь «Бегущий за ветром» — эпос семейный, в основе — судьбы двух афганских мальчиков у которых был общий отец.

22-05-2019
KINOTE: книги про кино. Дэвид Бордвелл «Парень по кличке Джо»

Kinote

kinote (арт-кино в движении и в деталях)

——————————————————

Teaser-weerashetak

Дата выхода: 2009
Страна производитель: Австрия
Название: Apichatpong Weerasethakul
Количество страниц: 256 (245 цветных иллюстраций)
Язык: английский
Автор: под редакцией Джеймса Квандта

22-03-2019
Николай Желунов.Харуки Мураками «Обезьяна из Синагавы»

Это не сюрреализм и не магический реализм. Не фантастика. Это психологическая проза. Подсознание разговаривает с нами через образы и из них сложена эта история.

Обезьяна — это метафора ревности Мидзуки. Она так угнетала героиню, что была загнана в подсознание — «жила в канализации» (обезьяны не живут в канализации, на минутку). Доктор в результате нескольких сеансов позволил Мидзуки психологически раскрыться и нашел проблему в ее подсознании. Родители любили не Мидзуки, а ее старшую сестру, и девочка получила психологическую травму. Героиня утверждает, что ревность и зависть ей чужды (естественно, ведь о проблеме знает только подсознание), но очевидно ревнует и завидует.

16-03-2019
Выпускники

- А ты когда брал? – спросил Женя.
- Я старый. Десяточка, - ответил Миша Седой, - сейчас и другие цены, да и все не так. Мы уже, мы уже мамонты с тобой, друг. Скоро и мы вымрем.
- Работаешь?
- Да, - отвечал он,  вздыхая, тоном вроде бы жизненным, с другой стороны – каким-то извиняющимся – мол, никак иначе и нельзя было поступить, хотя, извинения эти относились к реальности в целом.
- А я – нет. Ну я так. Ну, понял, да? Как бы это.
- А какой брал?
- Так это когда было? Пять лет назад.
Женя и Миша Седой встретились у станции метро «Боровицкая», день был ветреный, а ветер какой-то острый, какой-то проникающий, кинжальный. Отмечали день покупки дипломов с рук, прямо здесь, у этой станции в свое время, а потому, каждому было интересно, кто чего добился. Кроме того, было интересно, какие вообще теперь дела? Говорят же еще «как по-ходу дела», и это метод облегчения и фразы, и субстанции текущего дня, чувства. И, потом, все же интересно было узнать, как теперь развивается индустрия подпольного изготовления корочек – все ли тут хорошо, или закрутили гайки, или вообще, закрутили их вообще до полного удушения, или же есть еще воздух.

16-03-2019
Елена Блонди. Сто прочитанных романов. Себастиан Жапризо, «Любимец женщин»

Забавная по сравнению с другими романами автора книга. На протяжении всего сюжета она заставляет пребывать в недоумении, читаешь и думаешь, нет, тут явно что-то не так. В итоге да, автор делает финт и все «не так» уютно располагается по своим местам. И вместо серьезного, захватывающего трагического сюжета получается, тут и пародия, и издевочка, и насмешка над собой и гендерными стереотипами.
Но пока этого не поймешь, автора хочется просто убить за описание эдакого сферического самца в вакууме, идеального с мужской точки зрения «милого друга» (с), который всеми встреченными женщинами так беззаветно востребован. Вместе с автором хочется расстрелять и главного героя, но собственно, роман начинается с его смерти, и продолжается развитием сюжета от настоящего в прошлое, в котором — еще пара попыток «милого друга» подстрелить.

21-02-2019
10 затонувших городов мира

Ученые отмечают, что уровень Мирового океана повышается и многие города, которые расположены на побережье, находятся в опасности.
Когда речь заходит о затонувших городах, на ум сразу приходит Атлантида, которая, согласно легендам, была богатым городом с множеством прекрасных храмов, богатой растительностью и великолепными статуями богов. Возможно, это просто миф. Тем не менее в истории были реальные города, которые затонули.

21-02-2019
Неизвестный Египет

«ГОРЫ ОКРЕСТ ЕГО» [Пс 124, 2].
       В Средние века город Каир именовался Вавилоном, а Нил - Евфратом. Это утверждалось  викарием Гергардом, что был послан к султану Саладину в 1175 г. Фридрихом Барбароссой: «Я плыл по морю 47 дней… Наконец, я вошел в Александрийскую гавань, пред которою возвышается громадная каменная башня, указывающая морякам вход в нее. Так как Египет — плоская страна, то на башне горит огонь всю ночь; он обозначает собою для мореплавателей место гавани, чтобы спасти их от опасности. Александрия — великолепный город, украшенный зданиями, садами, и с безчисленным населением. В нем живут сарацины, иудеи и христиане; сам же город находится во власти Вавилонского султана. В прежнее время этот город был очень велик, как то показывают следы развалин. Он протягивался на 4 мили в длину, и одну милю в ширину. С одной стороны его омывал рукав реки, проведенный из Евфрата; с другой же к нему примыкало великое море…» [Арнольд Любекский. Славянская хроника (из записок путешественника XII века Гергарда викария Страсбургского епископа) // История Средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. - СПб., 1887. - С. 445] .

21-02-2019
Козлоу. Боковые концепции. Ослоу

Я расскажу о шаблоне концепции. Это значит, что самой концепции еще нет, но она может скоро появиться.

Шаблон.

Человека самого надо тестировать, шаблон ли он –  в будущем появятся методы определения фейса.

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация