31:03:2010 Автор: Coyot

Она - радуга

Умирающий Сириус, просиявший четыреста двадцать три миллиона лет в созвездии альфа Большого Пса, выливший свой мистический свет с ночных небес в раскрытые ладони миллионов живых существ, в расщелины миллионолетних скал и опустившийся мерцающим маячком иных стихий в воды океанов… невообразимые просторы его дома наполнялись незримыми сущностями, призраками былых звёзд и спектральными семенами новых. Задать любой вопрос, на который мудрый Сириус даст только верный ответ. Что такое свет? Где он берёт начало? Откуда пошло движение вселенной? Если у каждой причины есть причина, то где изначальная причина? Что такое время и есть ли бытие вне его…
Старый Сириус устало мерцал, тучил солцеподобную бороду, и погружал взор в зыбкие туманности океана вселенной. Оттуда лили бархатистый свет всех оттенков радуги маяки необъятных разумов, звёзд и затягивающих взглядов зрачков чёрной материи. Жизнь со всех граней восприятия вибрациями протекала по жилам мироздания, выписывая символы ответов в устах Сириуса. Однако в конце концов Сириус устал отвечать.
- Вопрос – это путь возможностей, - сказал он, наконец, всем сущностям вселенского колодца, - ответы – это конец пути, остановка движения. И в то же время – это почва для семян всё новых вопросов. К чему нам двойственность?
Лучезарные зарницы закатов иных планет зарумянились от смущения, духи цивилизаций, ушедших и грядущих приостановили танец познавания, щупальца спрутов и искорки на кончиках волос небесных дев перестали мерцать. Всё замерло, глухо подсвечивая, разукрашивая собой гало вокруг мудрого старца.
- Я скоро погасну. Я стану призраком былой звезды, окунув свои руки в холодный омут чёрной дыры, заглянув в беспредельность параллельного. Почему же вы не спросите меня о моём последнем желании?
- О да, мы хотим знать его, - в один голос ответили собравшиеся, - расскажи о своём последнем желании, мудрейший Сириус.
- Я видел как в пёстрой пелене зарождались звёзды и как они гасли во мраке, сжигая свои тела во имя света. Я видел как перемешивает свои пласты вселенная, подобно алхимику, что мешает в колбе проматерь материи. Да, я знаю всё. Но я всегда мечтал увидеть одну вещь – радугу. Кто сможет рассказать старику про это чудо так, что бы я не только представил её, но почувствовал, прикоснулся восхищённым взглядом к сему простому чуду? Кто расскажет мне о радуге? И тогда старик сомкнет свои бесчисленные очи, уходя с улыбкой на лике звезды.
И тогда я, ставший свидетелем этого действа, быть может во сне, быть может – наяву, решил ответить ему. Итак, эти строки, Сириус – моё послание тебе. В нём я расскажу тебе про радугу, седовласый мастер ночных небес.
Я видел радугу. В вечном непрерывном потоке мирской шелухи я видел радугу. Она была в нём, но не являлась им. Я бы хотел рассказать тебе, каково это- насыщать ненасытный взор, когда видишь истинную красоту. Кто-то верит в её существование, кто-то нет. И это просто слова, всегда слова. Но выше слов – видение красоты. Когда цветок льнёт к руке, что сама становится цветком, касаясь его. Как глаз блестит, наблюдая буйство красок, как горячими и ледяными тонами наполняется разум, достигая баланса света и тени. А сердце ловит золото жары и стужи.
Я видел радугу в небе. Но готов поклясться, она есть везде. Я видел её в окнах домов из железа и стекла. Она капала, стекала по утренним стёклышкам, позвякивая серебристыми бубенцами, возвещая начало чудес нового дня. Она встречала меня гипнотическим запахом кофе, раскрывала перины, вынимая младенца из утробы сна, уча улыбаться утру. Когда я одевал свитер, проходя мимо зеркала, я видел краем глаза её там. Но радуга не любит изучений, она любит яркие моменты внимания к ней. И поэтому я проходил мимо. Тогда она появлялась в лужице на улице. И пёстрые георгины зажигались из-за углов сонных домов. И лилии распускались в облаках, облизанных проснувшимся языком солнца. Раскатывались дороги из лепестков цвета лазурита и оникса, спрашивая «ты пойдёшь по нам в небо, к своей радуге?». А я проходил мимо, и только сердце сладостно стучало, только горячие волны проносились по каналам жизни внутри моего тела. От одного ощущения близости радуги я становился счастливым безумцем. Но предпочитал молчать. Теперь я пишу это тебе, Сириус.
Я видел радугу в лицах людей, таких разных, таких таинственных. Конверты. Что внутри, о чём их письмена? Они зачастую на неизведанных языках. Я пытался учить эти языки, но куда мне с парусом своего сознания лезть во вселенские океаны бурь и страстей. И тогда я просто начал учиться видеть радугу в глазах людей. Да. Там всего полным полно и всё это может обжечь. Но радуга не обжигает, она заполняет пустоты. Дождь, обволакивающий клёны, мокрое дерево и запах сырой земли, порождает фракталы в небесных лабиринтах. Я видел, как люди смотрят на радугу после дождя. Бесполезно кутаясь в промокшие насквозь одежды, сдувая прилипшие к тёплым лицам мокрые пряди волос, они, хоть на долю секунды, но всё же улыбались. Тогда я видел, как открываются врата в эдэмы их душ. Нет больше места сожалениям и гневу, нет больше страданий и душевных войн. Как было бы чудесно, если бы это длилось вечно. Однако пресыщение цветом – худшая пытка для серого маленького монстра, что сидит в этих эдэмах, выпивая ручьи красок жизни почти до дна. Я видел, как радуга становится улыбкой на их лицах. Я люблю их за их радуги.
Я видел радугу на закате дня, в малиновых перьях птах заката. Когда внизу аллели в золоте, сверху- плавленая медь облаков, посередине – танец детей света, не желающих ложиться спать на ночь. Когда запах полей и рек вплывает в распахнутое окно, и хочется схватиться за его светящуюся нить и улететь туда. В тёплые ароматы трав, в ласковую ладонь ветра. Сияющие камни на дне хрустального ручья. Плывущее перо. Ослеплённый закатом камыш. Трель птицы. Тебе не хочется радостно плакать от осознавания чуда? Почему это чудо так незаметно, если оно во всём? Просто радуга не любит пристального изучения. Для существования чуда нужны именно моменты его восприятия. Я хочу подарить этот момент тебе.
Радуга по поверьям древних – мост или свод небес. По мосту можно перейти в удивительный мир. Однако мы не готовы к тому. От удивления можно потерять рассудок. Можно опьянеть от очарования того зарадужного мира и потеряться во фрактальных садах, навеки распрощавшись с ненужным уже разумом. По-этому всегда были боги и духи, разрушающие эти мосты, прячущие их, например, за грань горизонта или в глубокие заросли изумрудно-чёрного леса. Что там, у основания радуги? Светящаяся пыльца диковинных цветов, рисующая картины рождения новой жизни и красоты смерти. Или травы, плетущие в цветах и лозах венки бессмертию? Флейты, поющие гимны? Чаша Дионисия или лук Аполлона? Нежные изгибы тела охотницы Артемиды или материнская нежность и таинственность взгляда Дурги, жены танцующего Шивы? Скипетр Гермеса, обсидиановый меч Уицилопочтли, ацтекского бога войны? Сияющий разум Будды.
Радуга – это не только улыбка небес. Я видел её воплоти. Боюсь, если я расскажу о ней всё, то моим конкурентом станет сам Сириус. Ведь даже звезда спустится с неба, что бы взглянуть на неё, что бы очароваться ею, и навсегда затеряться в её садах… кажется, я уже говорил тебе об этом. Эманация небесной палитры, улыбки Дурги, пленительных линий той, что вышла из пены морской, разноцветного лука Аполлона и Артемиды, глаз Будды… всё это сверкает на кончике одного только её волоса, и усиливается в миллионы раз, сверкая в прядях волос и вселенских океанов тайн её глаз. Я видел радугу, пришедшую из воздуха, поверх всех причин и объяснений. Просто явленную сердцем того, что породило и тебя, и все звёзды в мире. Радуга – это преломление света в капельках влаги, преобразования его монохромности в спектры. Но ты веришь только в это? Я знаю, что есть радуга, которая ступает среди людей. Этот чистый свет, разлитый по рекам цветов, вселяющих в меня ощущение присутствия чуда. Я знаю, что стою в шаге от него и могу почувствовать волнующий запах его, ощутить тепло от дыхания и насладиться красотой его.
Она проходит по улице, слегка касаясь кончиками пальцев бархатных листьев, рук прохожих, крыльев их одежд, скользя взглядом по таким разным, но таким похожим лицам. Она становится крыльями бабочки в восковом воздухе вересковых волн. Она становится ощущением, неуловимым отзвуком, эхом весны. И те счастливцы, что замечают её в толпе, больше не будут никогда прежними, ведь, пусть на долю секунды, но их эдэмы открывают ворота, улыбка небес, радуга, проецируется на лица. О да, она – ключ к вратам этого чудного сада внутри. Род её, по верованиям некоторых, заставил человека покинуть эти сады, но именно она, хотя и представляя род во всей красе, является ключом, билетом обратно. Парадокс? Радуга – это парадокс. Разноцветье соцветий. Вуаль белого раскрывается, обнажая пёструю сердцевину цветка. И вот я вижу, как цветок раскрывается… всюду. Пусть даже на людной площади. Где каждый человек становится его пестиком или тычинкой, увлекаясь в игры золотистой пыльцы, наполняясь соками из его жил, разукрашиваясь в сладкие цвета. Посмотри на этот цветок – это ли не цель? Улыбнись. Просто ты стал свидетелем того, как радуга прошлась по улице. В её глазах я видел глубину чрева вселенной со всеми чудесами и легендами. В её руках была кисть и лира (или может быть я перепутал…обычная сумка или плеер, или ноутбук… я опьянённый дурак у врат). В её забавной милой улыбке – тайна ключа от врат в призрачный манящий эдэм. И что-то есть ещё в её груди, наверное сердце самой радуги, которое посылает мне и всем на свете волны энергии, послания, помогающие переживать полосы серого холода, вселяя надежду о неизменном пришествии весны ярких красок.
О, старый Сириус, прочти эти строки и познакомься с той, которая могла бы быть звездой в вечном небе, но стала радугой на бренной земле.

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля