03-05-2021 Виктор Власов

О Крыме с любовью

Мои литературные наставники, утверждают, что по возвращению из любого путешествия немного меняется слог писателя и манера подачи материала. Ну, вернулся я из Крыма, где пробыл десять дней. Ни слог, ни манера не поменялись –  я не ощущаю, по крайней мере. Может, мало там пробыл или не те посещал достопримечательности?  Мы отдыхали в Судаке – в маленьком крымском городе-курорте. Не хотел я в Крым – далеко ведь! Нельзя было отдохнуть ближе? Нет, закрыты оказались границы разных государств. Ещё я не хотел на юг, потому что кожа загорает у меня не ахти как: краснеет, а потом сразу шелушится, теряя драгоценную шкурку. Бронзовый загар получается с трудом и людям приходится объяснять, что мой загар особый. Благо, что есть социальная сеть и потенциальные «неверующие» могут узреть фотографии прямо с монитора, однако же они предпочитают сначала хорошенько поспорить.

Снова возвращаемся домой, в Омск, отпуск завершился. Жаль, что далеко остались море, приглушенная крымская зелень, бархатный теплый ветер. Больше всего жалеешь, что попрощался навсегда с хорошими приветливыми людьми, с которыми тебя свела судьба в далёком Крыму. Мне часто вспоминаются красивые строчки «Восточной песни» известного в прошлом певца Валерия Ободзинского.

 

Облезает кожа на плечах и ногах, напоминая о палящем солнце и зное. Мы покидаем не без сожаления гостеприимный отель «Каштан» в Судаке. Увозим незабываемые впечатления. На обратную дорогу уйдёт более шести часов: два в автобусе и четыре в самолёте, но путешествие явно удалось!

Я путешествовал на Алтае (Белокуриха), в Кыргызстане (Чолпон-Ата) и Казахстане (Боровое) – в кругу родных естественно; места там горные и живописные, с чистыми водоёмами, где можно искупаться и забыть о скучной повседневности, признаться, везде мне чего-то не хватало. В Крыму я нахватал разных впечатлений сполна – они сложились в палитру самых ярких красок. Гряды гор, великолепная погода, достойное место проживания, вкусная еда, а, главное, родные рядом. Что еще желать?

Для меня в отпуске важно приобрести новые эмоции, знакомства и полезную информацию о том крае, где посчастливилось побывать, поэтому я стараюсь стать участником всевозможных экскурсий.

Крым – самобытный уголок России. Эта гордая мысль так и сквозила в интересном рассказе туристического гида, которая повествовала нам исторический рассказ по пути в Севастополь. Действительно, на этой благословенной земле сохранился культурный пласт многих народов от античности до современности, множество религий уживаются мирно и благородно. В Крыму оставили весточку о себе как древние киммерийцы, тавры и скифы, так современные татары, греки, украинцы и русские. После великого переселения на полуострове обосновалось более 200 национальностей – почти каждый коренной крымчанин считает себя потомком древних народностей, а кое-кто гордится Византийскими корнями. Это я установил, разговаривая с простым продавцом вкуснейшей чурчхелы – Миробеком, человеком со сложной двойной фамилией и мощным семейным древом.

Поражает воображение информация о том, что эта сравнительно маленькая земля пережила столько войн. Во многих литературных произведениях описываются события грандиозных баталий и удивительных человеческих судеб! Каждая пядь этой южной земли сохраняет героические исторические факты и воспоминания. А романтика, которой пропитаны произведения Александра Грина и Максимилиана Волошина?

 В Крым, как в Америку, приезжаешь одним человеком, а покидаешь другим – узнавшим иной образ жизни и землю. Ничего что обгоревшим на солнце и слегка не акклиматизировавшимся из-за стремительности путешествия, но обязательно обновлённым и радостным. Поездка в Крым уходит в личную копилку, из которой никто не возьмёт кроме самого себя.

Ещё одно впечатление от Крыма – вкуснейшая домашняя еда! О, да!

– Я буду кушать, что хочу и когда хочу! – обещает мой папа в сердцах. В Омске он придерживается диеты по настоянию коллеги по спортивному цеху.

Подобных обещаний я не даю, поскольку для меня вкушать разные диковинные блюда в отпуске – действо само собой разумеющееся. Только очутившись в Судаке, мы с отцом буквально штурмуем различную еду. Фруктовые самосы, сырные лепёшки, рапаны, устрицы с лимонным соком, огромный свиной шашлык, люля кебаб, вяленая барабуля, домашние чипсы с красным перцем, свежевыжатый сок, ледяной мохито, мягкое мороженное – и другое без разбора попадает в живот. Соблюдать направление единственной кухни не получается, как бы не старался. В обед ходим в кафе-столовую покушать обыкновенной окрошки, солянки или борща, но к вечеру разыгрывается зверский аппетит – мы ловим пряные запахи и накидываемся на разнообразную снедь, как дикари. Живот превращается в тяжёлый и натянувшийся мешок, позволяющий не быстро идти до отеля, а медленно шкандыбать. На каждом шагу вас зовут отужинать и попробовать чачи или сидра собственного приготовления. Щедро предлагают опрокинуть кружку пива «Крым» и полакомиться оригинальной закуской, которую приготовили несколько минут назад или сорвали с куста. Вечерний Судак пропадает в шашлычном дыму, как в тумане. Дарят свой сладкий аромат выставленные на прилавок фрукты, благоухают жареная рыба и домашние сыры, многочисленные крымские пряности и особые чаи тоже привлекают ваше внимание. А что говорить об интересных разнообразных сладостях? Разве можно мимо них пройти и не полакомиться? Нельзя! Согласны?

Идешь по приморской улочке, вода из шлангов брызжет на раскалённый камень дороги, освежая воздух, и без того наполненный приятными запахами и ароматами, вокруг слышатся голоса зазывал, где-то за чуть вдалеке плещется ласковое море. Рай, да и только!

Просыпаешься, идёшь на завтрак и тотчас начинаешь реализовывать вчерашний план – либо активно купаться и жадно поглощать солнце, либо прыгаешь в экскурсионный автобус и погружаешься в сладостное состояние пытливого туриста-экскурсанта.

Первая наша экскурсия была в Севастополь – туда я поехал с папой. Он всегда мечтал оказаться в Городе-герое. Все достопримечательности Севастополя в той или иной мере связаны с военной историей. Несмотря на то, что городу более 250 лет, здесь почти нет старых зданий. Дважды он разрушался практически до основания. После первой обороны (1854-1855 гг.) в городе уцелело всего 14 строений. После второй (1941-1942 гг.) не намного больше. Севастополь, как героический Титан, вышедший из моря и окаменевший на суше, готов принять очередной бой во славу Отечества. Его многочисленные шрамы – памятники войн и архитектуры. Сосуды у этого существа – пещерные туннели, где поселились и молятся монахи – православные христиане. На его плечах-склонах выращивают виноград, а тело под напором времени стало неузнаваемо, быть может, титан проснётся и не вспомнит себя прежнего, увидев, что люди нашли ему более мирное применение. Сапун гора – это втянутая в плечи голова титана, раскинувшиеся поля виноградников – благодатный покров его плодородного тела, а бомбоубежище (подземный Севастополь) – пылкое сердце и открытая душа, способная принять и успокоить хоть кого.

 

В конце увядающего дня мы с папой устало бродим за экскурсоводом по Таврической набережной Балаклавы, не можем отвести глаз от красот то и дело открывающихся вдали или вблизи. Мы заворожены как дети неожиданным рассказом о том, что бы нам хотелось услышать в этом возрасте. Нам рассказывают о крепости Чембало, Бочке смерти, Храме 12 апостолов, о секретном объекте ГТС 825, где сейчас музей подводных лодок.

Поздно ночью мы несёмся обратно – автобус уже не делает остановок, я никогда не видел лицо папы столь усталым и удовлетворённым. Слегка чумной и бледный в белом свете луны, проникающей сквозь стёкла, он повторяет несколько похожих фраз, возвещающих о том, что ему было здорово как никогда. Он забывает о порции солнца-загара, которую пропустил сегодня на судакском пляже и не вспоминает о бутылке пива, которую не допил накануне. Доставая увесистый пакет с магнитами-сувенирами, папа взвешивает его в руке и называет людей, кому их подарит в Омске.

Нас встречает мама, кормит-поит в столовой отеля, расспрашивает, несмотря на  поздний час. Ей всё интересно, в Севастополе она была много-много лет назад. Нами владеет некая туманная праздность, помноженная на усталость.

Поедете на джипах по Карадагу разъезжать? – неожиданно предлагает она.

– Нет, завтра, пожалуй, останусь загорать! – отвечает папа однозначно. – Возьмите партию без меня.

Джиппинг – захватывающее занятие. Еду на экскурсию с супругой и старшим ребёнком. Малышка осталась дома с бабушкой и дедом. Когда ты ещё прокатишься с ветерком по горным тропам и послушаешь экскурсовода-водителя? В Омске гор нет, а ближайшие – в Казахстане или на Алтае. Нам представляют Алимана, по словам фирмы, лучшего водителя-экскурсовода в Коктебеле. Рассказывая, он поглядывает на вас и на дорогу. Просит не отвлекать вопросами политики, экономики и т.д. Упомянул о двух журналистах, которые затесались под видом туристов и портили настроение отдыхающим, снимая на видео общую реакцию.

– Всё у нас хорошо, ребята! – уверяет Алиман, улыбаясь широко. – Солнце, воздух, море, самосы…

Каково это кататься по крымским горам? Несёшься по каменистой местности, не по автобану. Джип подскакивает, подёргивается вместе с пассажирами, кажется, помогает вырабатывать витамин радости. Алиман рекомендует держаться за поручни и вылезать в люк или окна с осторожностью. Предупреждает, когда вокруг машины спускаются  длинные ветки. Включая спортивный режим, увеличивая скорость, водитель вот-вот запустит машину, как самолёт, который всё равно рискует перевернуться – так воображается от лёгкого страха, от прилива адреналина и не более. Захватывает дыхание, вжимаешься в сидение, выжидаешь ровности, благоприятных условий, чтобы выразить эмоции. Но мы всё время двигаемся по пересечённой местности, огибая гору или вовсе минуя-переезжая её. Наконец, останавливаемся: посмотреть мечеть, православный храм, испить из святого источника, посетить дом-музей известного писателя Александра Грина. Обедаем шурпой и пловом в горном строящемся кафе, пробуем душистый чай из трав, лакомимся вкусным вареньем из кизила и грецкого ореха с тонкой кожурой. Бесплатно предлагают стакан вина, чачу или сидр – вежливо отказываемся.

Я забываю, когда у меня болела голова последний раз. Когда испытывал тяжесть в теле. Посплю после обеда, но это привычка скорей, нежели потребность – по крайней мере, в Крыму. Я чувствую, что организму становится лучше процентов на 15-20. Свежий воздух,  солнечная активность и морская вода влияют на восстановление и самочувствие как эликсиры.

Куда бы мы ни отправлялись в Коктебеле, но везде рассказывают о доме Максимилиана Волошина, где собирались и продолжают собираться писатели, поэты, художники, журналисты. Именно в этом доме решают, какой запустить литературно-художественный конкурс и когда его завершить. В нём проходят творческие форумы и прочие культурно-ориентированные мероприятия, где каждый присутствующий мечтает стать известным как в своё время Максимилиан. Опубликованные в разное время труды Волошина и теперь греют жителей и туристов как солнце, паля и почти не давая забыть.  Деятельность писателя и просветителя М. Волошина впиталась в крымскую землю вместе с историей. Так заворожёно повторяют экскурсоводы в любой точке этого очаровательного курортного городка. В этом прекрасном городе нам еще раз посчастливится побывать на удивительном представление с дельфинами и тюленями в местном дельфинарии. Спектакль с морскими животными с восторгом смотрела наша малышка Ксения.

Многие туристы не читали работы Максимилиана Волошина, о чём мне неохотно говорит продавщица в книжном магазине. Здесь, в Коктебеле, народ в основном увлечён загаром, морем, развлечениями, зрелищем и продуктами питания – его мало интересует проза  известного российского писателя.  В книжную лавку чаще заходят за канцелярией, а не за покупкой книг.

 

– Гринландия, Волошинфест, – называю я известные в России мероприятия в надежде выбить искру из ленивого курортного сознания женщины средних лет, предложившей мне Захара Прилепина «Некоторые не попадут в ад».

– Сведения в интернете и ситуация в реальности – отличаются, уважаемый турист! – терпеливо объясняет мне милая женщина-продавец. – Мы перестали продавать книги, с которых только пыль стираем. За последний месяц у нас купили Несбё, Киплинга, Толстого и Пелевина. Никакой прозы о море и здешних красотах не берут давно. Перестал продаваться Александр Грин, можете представить?

–  Неужели и Платона Беседина нет, – выясняю, расстроенный.

– Кто это? Не слышала.

– Современный писатель, живёт в Севастополе вроде бы, выпустил массу книг.

Продавец пожимает плечами, я её утомляю, похоже.

Действительно, лучше съесть ароматный виноград и увидеть огромный шашлык, чем думать, что какой-то книги в магазине нет, и писателя такого вообще не знают. Печально, но ненадолго.

Грусти нет ни в одной клетке организма – чуть в мыслях, может, но это не в счёт, если светит крымское солнце, вы думаете о свежести морского прибоя, двигаетесь по ул. Адмиральская, где много лет находится в состоянии вечной стройки православный храм. Сын священнослужителя, молодой человек, с горечью делится своей печалью- в храме всегда немноголюдно, исключение составляют большие праздники. Курорт, что сказать, люди приезжают сюда отдыхать, а не за духовным успокоением.

– Прокатитесь на катамаране, ребят, – советует мама на пляже в Судаке. – По соку и – в открытое море!

– Нельзя заходить дальше того бакена и линии, где кончается гора… Вы должны быть в поле моего зрения, – предупреждает владелец аттракциона.

Как скажете.

Уходим в море на катамаране. А долго крутить педали тяжеловато, особенно если без тренировки. Крутим мы с папой, а сзади отдыхает моя супруга и сынок-Сашок. Махнём в Турцию? Почему бы нет! В следующий раз и не на катамаране, конечно. От бакена мы исколесили акваторию от одной горы (Алчак) и до другой – в Царской бухте. Пытались безрезультатно угнаться за катером, который вёз тройной банан с головой дракона – туристы на нём визжали под веером брызг от резвящихся туристов – некоторые опускаются в воду и поднимают этот водяной веер.

Занимались волны, море становились неспокойным. К берегу несло сор из морской травы, ночного шторма и кое-где бытового мусора. К слову сказать, люди редко себе позволяли открыто мусорить на пляже-может мы стали более культурны и уважительны друг к другу? Хочется верить.

 Море прекрасно и велико в любом своем состоянии – тихом прибое или суровом шторме. Как оно может быстро менять цвет и состояние? Только что оно было голубым и приветливым, тут же предстаёт темно-синим до черноты и пугающе грозным, как страшная бездна.

В Крыму надо отдыхать не 10 дней, как получилось у нас, у семьи Власовых. У вас не хватает чувств, глаз, рук, ног и т.д., чтобы ощутить красоты полуострова в полную силу. Открывая купленный в ларьке книгу-атлас автодорог, мой отец удивляется, насколько мало увидел мест и мало где побывал.

– Хм-м, мы в Горном Крыму, – соглашается он со своим любопытным «Я». – Севастополь, Судак, Коктебель… в прошлый раз Лариса Александровна (так он называет свою жену и мою маму) была в Черноморске, который на северо-западе полуострова? Ой сколько ещё можно здесь оказаться – недалеко от Судака, например? Раз пять… и весь Крым объедим тогда? Сюда бы переехать! Я бы работал таксистом, а ты, Витя, – учителем. Бабушку перевезём с Мухтаром и Умкой!

– Не всё так просто, – увещевает мама (Лариса Александровна). – Знакомые, вон, в Туапсе прожили год и съехали в Москву – не приняли их местные, не здоровались, косо смотрели, как на врагов народа.     

Сравнивая цвет своего загара с папиным, я намного уступаю. Лучше лёг загар у моей супруги, темнее сделался Сашок и Ксенюшка. Моя кожа не ахти, пересадить бы её, как в тех страшилках по Стивену Кингу.

Выезжая из отеля «Каштан», я думаю, что отвечу на работе на вопрос, почему загорел плохо. Представляя образы подшучивающих коллег по школе, улыбаюсь сам. Отдых у меня остаётся в душе, отражается в глазах, сияет на лице, а впечатления бурлят в памяти – фотографиями в социальной сети. Их комментируют знакомые и друзья, оставшиеся этим летом в Омске. Я подарю сувениры и напишу об этом.  

Езжайте в Крым! Там здорово! Море, природа, красоты, потрясающая история, интересные люди, как местные жители, так и отдыхающие. До свидания, Крым! Мы ещё вернемся!

 

Основое

Логин Пароль
запомнить чужой компьютер регистрация забыли пароль?
03-09-2021
Марзия Гудкова. Африканские страсти!

Рекомендую прочитать — настоящие африканские страсти, любовные интриги и разгадка клубка невероятных событий — все в одном флаконе!

Журнал "Наша мододежь"
Журнал "Бульвар Зеленый"
02-07-2021
758

Попробуй, найди тему, когда темы одни и те же. Реальность человека проста, а личностная утонченность зачастую слишком персональна – каждый индивид сам себе кажется микро-богом, но, конечно, бывают и более крупные фигуры – опять же, внутри себя. Экспоненциальный стиль имеет множество ограничений, он напоминает записки парашютиста, который приземлился в очередной раз и увидел вокруг себя привычные контуры. Ничего нового, но старых котов нет. Сеть. Что еще кроме сети?

07-05-2021
Пастор

Джон почему-то вспоминал именно то, как его раскусили именно в Коннектикуте – и ведь хорошо, что все не закончилось тюремным сроком, и Донахью дал ему верное, точное, какое-то бомбометательное определение:

Липкий.

Это б теперь и повторить – Липкий. Джон Подтянул к себе клавиатуру и написал:

 

Версавия. Главный редактор издательства «Улития».

 

- Что ж, - сказал он себе, - гробница доблестных — вся земля.

Весь 99-й год он представлялся Пастором и собирал деньги, пока и не произошел акт вскрытия – словно бы взяли и отпаяли горлышко у бутылки с веществом под названием goo. Сила – это понимание того, что люди заняты своими делами, и чем больше дел, тем сильнее автоматизм. Но сильнее всего – дурак, как способ, как средство, как строительный материал для умелых специалистов. Джон, было, решил подвергнуть себя анализу – где же прокололся Пастор? Может быть, червь подточил мостки дороги где-то в процессе прохождения, но между анализом и самоанализом – пропасть. Кислота лишает отваги. Наоборот, движение вперед без оглядки одухотворяет, и здесь ты – первооткрыватель миров и субстанций.

24-02-2021
Последние вздохи зимы

Бабки, бабки. В бабках хорошо. В бабках, как в кустах счастья. Еще лучше,  когда есть таинство бабок, а тут все делится на два направления, где первое – это познание, а второе – естествознание. Например, ты проверил свои способы урвать что-то на практике, встречаешь товарища, а тот говорит:

- Слышь, как сам?

- Да так, - отвечаешь ты, - сойдет. А ты?

- Да так. Но так, соточку получаю, но это так.

- А….

- Ну это так, братан, оно не всегда.

- Ага…

- Бывает и больше.

14-02-2021
Мамонт

Ближе к новому году Миша С. задумался о дисках. Хотя времена дисков прошли, он пришел в магазин и сделал запрос. Менеджер, включив режим «я дергаюсь», шелестел. Оказалось, что дисков очень много, и почему-то очень много дорогих.

- Братан, не надо дорогие, - с раздражением сказал Миша.

В тот день мелкий снег обозначил толерантность зимы – приходить она не собиралась, но лишь вертела воображаемым хвостом, заставляя машины разгонять сырую грязь. Ёлок почему-то не продавали, говорили, что и не будут продавать – в этом виделся какой-то заговор. Дисков в магазине было полным-полно, покупали их теперь мало, так как, в-основном, пользовались флеш-накопителями. Диски спали в своей пластмассовой грусти.

14-02-2021
Движение

Снег облагораживает пространство, словно бы воздух осветлился, пройдя через фильтры невидимого духа. Леса родины хранят много необычайного. Металлы, во всем их многообразии, могут находиться в самом разном состоянии, и самое важное из них – это духовное. Стружка это, или мелкий песок, или плавление идей – но, когда идешь ты, радуясь тому, как хорошо метет по всей земле, и как по боку тебе привычные стандарты, ты понимаешь всю силу веществ.

Если ты находишь в лесах Ленинградской области брошенную радиолокационную станцию «Терек», СССР вдруг восстает ото сна, представая пред тобой отдельным вертикально стоящим существом. Он в халате. Это Доктор. Доктор СССР.

 

02-12-2020
Две книги. Что общего?

Я прочитала лишь одну из них, о второй нынче гудит охочий до скандальных сенсаций рунет. Еще бы, книга с таким названием… О том, что же у нас с головой, по мнению финской радиоведущей Анны-Лены Лаурен, много лет проработавшей в Москве и Петербурге, мы и узнаем из ее книги. И несмотря на прекрасное знание Анной-Леной русского языка, писала она все-таки не на нем, и перевела ее впечатления другая Лена — автор нашего портала Елена Николаева (Тепляшина). Чем мы и хвастаемся.

Вторая книга — совсем другая. Это детектив, написанный новым автором Ларсом Кеплером, хитро закрученный, очень динамичный и изрядно страшный.

Думаю, вы уже догадались, что историю о расследовании, которое проводит «горячий финский парень» сероглазый комиссар Йона, перевела для нас тоже Лена Николаева.

02-12-2020
Елена Черкиа. Так назад или вперед?

«Браузер не поддерживается. Вы используете браузер, который Facebook не поддерживает. Чтобы все работало, мы перенаправили вас в упрощенную версию.»
Вот так сейчас работает расширение, призванное вернуть старую версию ))). Гугл хром заботливо перенаправляет пользователя расширения — в УПРОЩЕННУЮ ВЕРСИЮ, с новым дизайном, конечно же.
Я уже писала, что привыкнуть можно ко всему, и чем кардинальнее перемены, тем громче «картофельные бунты», а мы сейчас имеем дело именно с такими бунтами. Это ведь не просто новый кривой дизайн, это дизайн, заточенный под новые устройства. Без букв, но с картинками, без текстов, но с эмодзи, без возможности рассмотреть фото-оригинал, но — с его «репродукцией» на экране в лучшем случае в десять раз меньше ранишнего, в худшем — во все двадцать.
Я думаю, монстры идут на такой шаг именно потому что он неизбежен. Большая часть юзеров пользуется социалками именно в мобильных устройствах. Намного меньшая — с больших. Я бы сказала, по их прогнозам — исчезающе меньшая))).
Что из этого вытекает для нас? Тех, кто слово ставит на первое место, а любую красивую картинку или кнопку — на второе?

28-11-2020
Сергей Заволоко. Колхозная регрессия

Регрессологов сейчас так много, что страшно становится. Разнос цен самый разный, ну а рассказывается тут людям одно и то же. При чем, скажу я вам, посмотрев два-три ролика, почитав пару-тройку статей, находчивый человек будет способен и сам проводить сеансы. Итак – есть Высшее Я, у человека есть Наставник (только человек об этом не знает, и, чаще всего, никогда и не узнает), и третье – возможно, что вы – с Марса. Иронии тут никакой нет – зайдите, например, на Экстра-ТВ, там марсиане у регрессологов идут пачками.

06-10-2020
Происхождение Йети

Периодически я получаю информацию от инсайдера, имя которого раскрывать нельзя. Он использует позывной Адидас. В радиоэфире, на частоте 21.235 метра, при правильной фильтрации можно услышать голосовые передачи, вернее их фрагменты, в прямой, незакодированной, форме. Последняя передача выглядела так:

 

Адидас, я Найк

Найк, я Адидас

Адидас, я Пума

Пума, я Абидас

Абидас, а Адибас

все новости колонки

Кол Контрультура

Буквократ

X

Регистрация