23-11-2017
Автор: Елена Блонди

Елена Блонди. Дискотека. 2


Глава 2

 

  Старый парк был разбит над обрывом, и деревья осторожно подходили к самому краю, где ветер срезал пласты глины, вывернув наружу корни кустарников. Казалось удивительным, что обрыв остается на одном месте, а не идет навстречу деревьям, подминая и обкусывая заросшие густой травкой поляны и шеренги диких зарослей сирени.

  Тут всегда было хорошо и спокойно. Особенно осенним днем, когда старый летний кинотеатр, где летом располагалась дискотека, спал, слепо глядя на редких прохожих облезлыми деревянными ставенками с полустертыми надписями "Касса".

  Девочки прошли мимо, смеясь и вспоминая какие-то мелочи, связанные с шумными вечерами, полными музыки и тревожных пульсирующих огней. Рыбка тащила пакет с измятым лицом Пугачевой, закатанным в грубый полиэтилен. В пакете увесисто лежали две бутылки кефира и сверток промасленной бумаги.

  - А помнишь, Вова Индеец с дерева прыгнул? На забор и вниз. Семки как заорет, все визжат, а он такой, прям индеец-индеец, только перьев на голове не хватает.

  Рыбка сбоку посмотрела на разгоревшееся Ленкино лицо. Сказала привычно-саркастически:

  - Угу. Рубля у мальчика не было, за билет заплатить. Вот и сиганул через забор.

  - Ну тебя, Рыбища, никакой с тобой романтики, - расстроилась Ленка, пиная сапожком шуршащие листья и распахивая куртку, - смотри, солнце какое, теплынь.

  - Зато ты у нас сильно романтичная. Ты к нему не лезь, поняла?

  Рыбка задрала подбородок и, как всегда, когда волновалась, а волновалась она беспрестанно, ускорила шаги. Под ногами то цокало, то шуршало. В макушках деревьев гулял теплый ветерок, ероша перья скандальным скворцам.

  - Я лезу, да? - обиделась Ленка, - ну, была влюблена, сколько там, месяц? Весной.

  - Угу, - ядовито ответила Рыбка, суя руки в глубокие карманы плаща и на ходу размахивая полами, как крыльями.

  Ленка пристроилась рядом, тоже сунула руки в карманы куртки и стала старательно копировать рыбкины взмахи. Переглянувшись и сделав каменно-серьезные лица, они прыжками и подскоками двинулись по дорожке к обрыву, старательно вытягивая носочки и задирая коленки, как можно выше.

  - Одеяла на сторону сброшены, - пыхтя, умильной скороговоркой зачастила Рыбка, - и зеленки яркие горошиныыыы...

  - Носики! - заорала Ленка, торопясь успеть раньше подруги, - курррносики!

  И хором, понижая голоса до хриплого баса, закончили:

  - Сопят!

  С хохотом упали на теплую парковую скамейку, Рыбка пристроила рядом пакет, звякающий бутылками.

  - Весь локоть оттянула, давай уже пожрем, и к Петьке.

  - Вроде неохота еще, - Ленка вытянула ноги, расстегнула пуговицу самопальных джинсов, - о-оххх.

  - Надо, - наставительно заявила Оля, вынимая сверток и вытаскивая из него тонкий, как мокрая бумага, блинчик, - жри давай, аж полкило купили, бери кефир.

  - Петечке унесем.

  Рыбка свернула блин трубочкой и, разевая рот, упала головой на коленки подружки. Кинула ноги на лавку, жуя и жмурясь. Прожевав, покрутила лохматой головой:

  - Нельзя Петечке, он взрослый, а мы ему - блины.

  - С кефиром! Кушай, наш Петечка, носики-курносики сопят.

  - Ленка, не смеши! У меня кефир открыт.

  - Носики, - немедленно добавила Ленка. На коленях запрыгала Рыбкина голова, в откинутой руке затряслась бутылка с кефиром.

  - Курносики, - усугубила Ленка, и завизжала: кефир в ослабевшей от хохота рыбкиной руке опрокинулся, выливаясь вязкой белой струей.

  - Малая, ты чучело. Что мы теперь - Петечке? Он там, плачет... кефиру ждет. Носиком сопит.

  - Кур-кур-носиком, - рыдая, уточнила Ленка, приваливаясь к Олиному плечу.

  Отсмеявшись, методично съели все блинчики, запивая их остатками кефира. Ерзая по скамейке, Рыбка отползла на край, выбросила бумагу и пустые бутылки в урну. Легла снова, свешивая ноги и болтая полусапожком.

  - А-а-а, кайф какой, да, Малая?

  - Угу.

  - А к Индейцу ты все равно не лезь. Ну, мало ли проводил пару раз. Вы с ним целовались, да?

  - Ну...

  - Как еще Панчуха не узнала. А то лазила бы ты в синяках. Чего фыркаешь?

  - Я не фыркаю, - задумчиво отозвалась Ленка, укладываясь валетом и свешивая ногу с другого края скамьи, - блин, я их не пойму. Она страшная такая. Ну, не совсем страшная, но все равно. А он такой лапочка.

  Она вспомнила стройную фигуру и узкое смуглое лицо, черные глаза и красивый рот с резкими губами. Индеец носил на гладких волосах кожаную ленту, стянутую на затылке узлом, и был поэтому похож на настоящего индейца, как в кино.

  - Они с детства дружат, в один, наверное, детсад ходили. Живут рядом. У Вальки знаешь, какие предки богатые? А еще у нее тетка, в рейсы ходит, буфетчицей. Вальке привозит всякое шмотье.

  - Да то видно, - теперь Ленка вспомнила королеву дискотеки Вальку Панчуху, среднего роста крепкую девочку с голубыми чуть навыкате глазами и темной короткой стрижечкой. Валька славилась тем, что никогда не приходила два раза подряд в одних и тех же шмотках, а еще у нее были солнечные очки, наверное, десяток разных, это когда одни купить - мечта несбыточная. А еще Валька дралась. Вполне себе как пацан, такой нехилый. Ленка передернула плечами. И правда, чем она думала тогда. Индеец пригласил ее танцевать, молчал, бережно водя среди черных силуэтов, не прижимался, красивое лицо маячило где-то над ленкиным плечом, а она помирала от восторга и удивления. Потом увел к рядам ломаных кресел, где сидела надутая, никем не приглашенная Семки, сторожа легкие курточки и сумки, поклонился, как мальчик-отличник, только что ножкой не шаркнул. И скрылся в толпе.

  Ленка тогда упала на кресло - слабые ноги не держали. Следующий танец просидела, глядя на яркие огни и черные силуэты. А еще через десять минут Вова пригласил ее опять. И когда все расходились, нашел и сказал:

  - Я провожу?

  Она кивнула, боясь говорить, а то голос захрипит или пискнет. Так до самого дома и молчала почти все время. И он почему-то молчал, искоса под фонарями посматривая на светлое лицо с круглым подбородком, карие глаза и гриву пышнейших волос, из-за которых Ленку до шестого класса дразнили Анжелой Дэвис. А еще - нещадно ругали учителя, но она все равно не плела косу и не убирала волосы заколками. Гордилась.

  Целовались? Ну да. Не в этот раз, а потом, когда удрала из дома, чтобы попасть на дискотеку не в субботу, а в четверг. Семки по четвергам не пускали, а Рыбка пойти не смогла, так что Ленка поехала одна, чего раньше никогда и не делала. Сама купила билет, вошла, независимо задирая подбородок. Стреляя глазами по сторонам, прикидывала лихорадочно, к каким бы дальним знакомым девахам пристроиться, чтоб не торчать, как дура, в одиночестве. Вот тут он ее и поймал. Подхватил за локоть, разворачивая к себе. И Ленка почти умерла от восторга, когда наклонился к ее лицу своим, красивым и смуглым. Сказал, трогая губами пылающее ухо:

  - А пошли в парк, хочешь? К морю.

  И они пошли в парк. К морю.

 

  - Ты чего дергаешься? - лениво спросила Оля, подняла руку, заслоняя лицо от солнца и разглядывая часики, - ой черт, мне ж через час уже надо вернуться. Мать в гастрономе очередь заняла, за варенкой. С утра она стоит, а после обеда сказала, чтоб я пришла.

  - Ничего, - ответила Ленка на первый заданный вопрос. И прогнала воспоминания о прогулке к морю, которая чуть не закончилась для нее не очень-то хорошо. А после прогулки Вова Индеец в ее сторону даже и не смотрел. Ни разу не глянул. Фу. И правильно Рыбка сказала, хорошо, что так вышло, это после она уже узнала, почему Вова один лазил полмесяца. Оказывается, они с Панчухой подрались. И она попала в больницу. А Вова - на дискотеку ходил, будто так и надо.

  - Ой, - спохватилась, усаживаясь и поправляя волосы разомлевшей рукой, - как это через час? Мы же с тобой хотели, к Петьке?

  - Ну, хотели, - согласилась Рыбка, тоже садясь и отряхивая вельветовые брючки, - я думала, успеем. А видишь, валялись, чуть не заснули тут.

  - Оля, ну во-от...

  Мимо прошла старушка в черном длинном плаще и белой торчащей беретке. Яростно оглядела сидящих барышень и, плюнув сухими губами, ускорила шаги, бормоча что-то про пьяных позорных девок, тьфу.

  - Угу, - лениво согласилась Рыбка, - с кефира ужрались, аж окосели. Вот уже кошелка старая.

  - Да ну ее. Ей завидно. Оль, ну пойдем на полчасика хоть?

  - Ладно, - Рыбка вскочила, оглядывая себя и поправляя съехавший капюшон, - пошли, Петечка ждет ведь.

 

  На старом крыльце техникума, заколоченном накрест досками, сидели воробьями на перилах пацаны, незнакомые. Издалека посвистели, что-то крикнули, блеснув граненым стаканом, который передавали друг другу. Девочки благоразумно обошли крыльцо по широкой дуге и вошли в железную калитку, приоткрытую в больших воротах.

  Пустой по случаю воскресенья двор млел в теплом осеннем солнце. На клумбе никли растрепанные розы - желтые и белые. И одна яркая, винно-красная, тугая, как кукольный капустный кочанчик. За клумбой чернела полуоткрытая дверь в подсобном корпусе, рядом с каморкой сторожа и сараем.

  - О, - сказала Оля, - ждет.

  Они постукали в двери и вошли, щурясь после яркого полуденного света.

  - Девочки, - сказал из сумрака медленный, чуть насмешливый голос, - милые девочки, привет, красавицы.

  Оля независимо фыркнула, аккуратно проходя мимо табуреток, придерживая плащик, чтоб не смахнуть наваленные на грубом стеллаже стопки бумаги и старые папки.

  - Привет, Петя, - поздоровалась за двоих Ленка, - а мы тебе несли блины. С кефиром. Но Оля все съела.

  - Малая, - возмутилась Оля, валясь на свободный стул, - фух, жарко, я плащ сниму, мы ненадолго к тебе. А это что? А вот там можно я посмотрю? Эту вот папку.

  - Эту нельзя, - в полумраке блеснули светлые глаза, Петя повернулся на крутящемся табурете, положил локоть на стол между кюветами и фотоувеличителем - огромным, как башня. Протянул другую руку, зацепил пакет фотобумаги:

  - Лови, гурия, этот можно.

  Рыбка ойкнула, хватая брошенный пакет. Ленка встала над ней, а Петя, так же, не вставая, щелкнул выключателем. В каморке, узкой и длинной, с черной плотной шторой на окне, засветила неяркая желтая лампа. Улыбаясь, смотрел, как девочки, сомкнув головы и перемешивая волосы - светло-русые длинные и русые покороче, вынимают и разглядывают скользкие снимки.

  - О-о-о, - сказала Ленка, - ой, смотри, это тебя Зорик топит. Класс получилось.

  - Да ну, - расстроилась Оля, - рожа косая вся. И брюхо, гляди. Фу. Дай.

  - Не дам, ты выкинешь.

  - Ну и выкину.

  - Оль, не дури, отлично же вышло! Смотри, брызги какие!

  - Та шо мне брызги. Дай сюда!

  Ленка беспомощно оглянулась на Петю. Тот улыбнулся и кивнул, разрешая. Оля сердито выхватила пару фотографий, смяла, суя в карман плаща. Ленка вздохнула и стала смотреть дальше.

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля