26-10-2017
Автор: Ирина Боброва

Ирина Боброва: Большое путешествие Бумса (продолжение 7)

 

На следующее утро Невидимый Художник порадовал жителей Зачарованного Мира новой картинкой. В центре неба улыбалось солнышко, от которого во все стороны отходили длинные лучики. Через лучики прыгали беленькие барашки-облачка.

Большой Бумс громко зевнул и проснулся.

- Хочу есть, - сердито сказал Бумс. Когда он был голоден, то всегда сердился.

На землю посыпались спелые фрукты и Большой Бумс принялся за еду. Он съел почти всё, остался только один банан. Дракон аккуратно очистил кожуру и тут вдруг вспомнил о Флайпри. Она тихонько сидела рядом, потому что не хотела мешать Большому Бумсу завтракать. Большой Бумс посмотрел на неё, потом на самый вкусный последний банан. Он вдруг вспомнил, что Флайпри-то ничего не ела! Отдать банан Флайпри? Тогда получится, что он сам останется без самого-самого вкусного банана. С другой стороны, Флайпри маленькая, если её не накормить, она не сможет сама найти еду. Большой Бумс отломил кусочек банана и протянул его Флайпри.

- Спасибо, - сказала малышка.

- Пожалуйста, - ответил Большой Бумс. Он почувствовал себя счастливым и очень удивился этому. Бумс только учился заботиться о других и не знал, как это приятно.

После завтрака они снова отправились искать Ответ на самый важный Вопрос. Бумс постоянно оглядывался. Он боялся снова потерять Флайпри. Наконец, это ему надоело.

- Так мы далеко не уйдём, - проворчал он и посадил подружку на плечо.

- Куда мы идём? – спросила Флайпри.

- Как куда?! Мы идём искать Ответ!

- Ты знаешь, где его искать?

- Нет, - ответил Большой Бумс.

- Давай найдём Пуфика и спросим у него, - предложила Флайпри.

- А кто это такой? – поинтересовался Бумс.

- Это умное существо, которое помогло тебе освободиться от злого Прекрасного Цветка, - ответила Флайпри. – Может быть, он нам поможет. Я слышала, что он живёт под лопухом на Земляничной Поляне.

- Ого! Это так далеко! – расстроился, было, Большой Бумс, но вовремя вспомнил, что он очень большой и может обойти весь Зачарованный Мир за один день.

Земляничная Поляна находилась на самом краю Зачарованного Мира. Сначала друзьям предстояло пройти через Густую Рощу, потом перейти по камешкам Поющую Речку и, миновав Усталое Болотце, свернуть к Высокому Холму. А там и до Земляничной поляны недалеко.

Возможно, они нашли бы Ответ сегодня, если бы не Грым. Вчера он очень расстроился, что ему не удалось задержать Флайпри. Всю ночь Грым ворочался с боку на бок и не мог уснуть. В голову Грыма всё время приходила одна и та же приставучая Мысль. Грым говорил её вслух, выпуская на волю, но упрямая Мысль возвращалась.

- Что будет, если все узнают, что я – никто?!! – шептал Грым снова и снова. Он боялся, что такая большая Мысль может разорвать его голову.

Утром, сердитый после бессонной ночи, Грым лежал в засаде неподалёку от Урожайного Дерева. Когда драконы отправились на поиски, Грым прыгал по ветвям, стараясь не упустить их из вида. Он обогнал Бумса и понёсся к Густой Роще. Когда Большой Бумс проходил под одним из деревьев, Грым схватил Флайпри и понёсся вперёд по веткам деревьев.

- Стой! – закричал вслед Большой Бумс, но где уж такому огромному неуклюжему дракону догнать быстрого и ловкого Грыма?

- Зачем ты меня взял? – спросила Флайпри.

- Я тебя спрячу, - ответил Грым, - если тебя не будет, то Бумс не пойдёт узнавать, кто он такой. И тогда никто не узнает, что я - никто.

- Но с чего ты взял, что ты - никто? – удивилась Флайпри.

- Мне в голову пришла такая Мысль, - сказал Грым, - и я испугался. Я такой сильный, красивый, я лучше всех, и вдруг окажется, что я никто? Тогда все будут надо мной смеяться, а это обидно.

- Действительно, обидно, - согласилась Флайпри. – Тогда будь кем-нибудь, и всё будет в порядке.

- Мне и так хорошо, - ответил Грым. – Проще спрятать тебя так, чтобы никогда не нашли – и всё. И замолчи, я не хочу с тобой разговаривать!

Флайпри умолкла, удивляясь непоследовательности Грыма. А Грым направился к вершине Высокого Холма, где находился Пустой Колодец. Раньше колодец был полон волшебной воды, и если кто-то из жителей заболевал Грустью, или Горем, достаточно было одного глотка, чтобы вылечиться. Грым не верил в эту сказку, он считал Пустой Колодец просто дырой в земле.

- Вот, брошу тебя туда, и никто больше не будет задавать ненужных вопросов.

- Но колодец глубокий и я могу разбиться, - испугалась Флайпри.

- Ха-ха, я видел, как ты упала, когда Большой Бумс отшвырнул тебя. Ничего с тобой не случится, взмахнешь ушами и приземлишься.

Грым бросил Флайпри в колодец и побежал по своим делам. А Флайпри падала в темноту бездонного Пустого Колодца. Она хотела расправить ушки-крылья, чтобы немного замедлить падение и рассмотреть, что же интересного есть вокруг, но не смогла этого сделать. Колодец был слишком узок, гораздо уже, чем это можно было предположить, глядя сверху. Флайпри была маленькой. Она не знала, что всё плохое и страшное когда-нибудь обязательно кончается. Это только хорошее и доброе может длиться бесконечно и никогда не надоедает.

Пустой колодец тоже скоро кончился и Флайпри упала на крепкую паутину, натянутую под потолком пещеры.

- Кто ты? – услышала Флайпри чей-то очень тихий голос.

- Я не знаю, кто я, - ответила она. – Но я знаю, как меня зовут.

- И как же тебя зовут? – прошептал невидимый в темноте хозяин паутины.

- Меня зовут Флайпри, - ответила она и подпрыгнула. Прыгать на паутине было весело, и Флайпри радостно рассмеялась. – А кто ты? – спросила она.

- Не знаю. Я даже не видел себя никогда, и не знаю, как я выгляжу. И мне никто не говорил, кто я.

- Почему? – удивилась Флайпри.

- Потому, что рядом со мной никого нет, - сказало грустное существо.

- Но имя у тебя есть? – спросила Флайпри.

- Мне нравится слово Оксинол, - ответил невидимый в темноте собеседник. - Когда я думаю о себе, то называю себя Оксинолом. Мне кажется, что это очень красивое сочетание звуков.

- Конечно, - ответила Флайпри, - оно звучит так, как будто кто-то трогает очень тонкую струну, и она поёт – Ок-сиии-нооол… Ты выбрал себе очень красивое и очень нежное имя. А почему ты сидишь в этой тёмной пещере? Здесь ведь скучно. В темноте ты не увидишь блеска Небесных Сверкашек, никогда не будешь смеяться, наблюдая за проделками Речных Мартышек, не услышишь песни Поющей Речки и сказки Говорящего Озера. Почему ты не выйдешь на свет?

- Я не могу, - ответил Оксинол испуганно. – За стенкой, которая закрывает выход из пещеры, живёт Страшный Страх. Если сломается перегородка, то он заберётся в пещеру и нападёт на меня. Я постоянно проверяю, крепко ли держатся камешки, но каждый раз один или два камня выпадают из стены. Тогда я тщательно обыскиваю пещеру, убедиться, что Страх не пробрался в неё, пока я спал. А потом восстанавливаю стену и сторожу её. Я не могу сторожить всегда, ведь иногда надо спать. Но стоит уснуть, как стенка оказывается немного расшатанной, и всё приходится начинать сначала.

- Странно, - сказала Флайпри и задумалась. – Я уже где-то слышала эту историю.

- Ты не могла её слышать раньше, - удивился Оксинол, - потому, что я рассказываю её впервые. Ты что, забыла, что до тебя мне не с кем было поговорить?

- Но я уже слышала эту историю! – воскликнула Флайпри. – Я тогда была ещё совсем маленькой и спала на верхушке Урожайного Дерева, поэтому не могу сказать, кто её рассказывал. Но кто-то точно так же, как ты, каждый день ремонтирует стенку, чтобы Страх не выполз из-за неё и не испугал всех.

- Кто бы это мог быть? – удивился Оксинол.

- Может быть, это твой Страшный Страх? – предположила Флайпри. – Пойдём, посмотрим.

- Я боюсь, - сказал Оксинол.

- Нельзя бояться Страшного Страха всю жизнь, иначе ты не только не узнаешь, кто ты такой, но и не увидишь, как ты выглядишь. Можно я посмотрю на тебя?

- Как же ты это сделаешь, ведь в пещере темно.

- Очень просто, - рассмеялась Флайпри.

С кисточек на кончиках её ушей сорвались маленькие огоньки. Они весело закружились вокруг длинного витого рога и, собравшись в кучку, стали похожи на маленькое солнышко.

Огонёк немного разогнал пещерную тьму, и Флайпри заметила, как что-то большое метнулось в дальний конец пещеры.

Она подошла к краю паутины и спрыгнула вниз. Пол пещеры был гладким, как будто камешки кто-то очень долго полировал.

- Оксинол, почему ты спрятался? – удивилась она.

- Мне страшно! - ответил Оксинол. - А вдруг я не понравлюсь тебе?

- А себе ты нравишься? – спросила Флайпри.

- Конечно, - с гордостью ответил Оксинол.

- Даже не зная, какой ты?

- А зачем мне это знать, чтобы нравиться себе? Какая разница, какая у меня внешность. Главное – я добрый и хороший, разве этого недостаточно?

- Конечно, достаточно, - согласилась Флайпри. – Какая разница, как ты выглядишь, если ты добрый и хороший? Но ведь и для меня этого тоже достаточно. И для всех остальных того, что ты добрый и хороший тоже будет достаточно! Ты всем понравишься, Оксинол!

- Действительно, я об этом не подумал, - согласился Оксинол и выполз из тёмного угла.

- Ух, ты! – Восхищённо воскликнула Флайпри, разглядывая своего нового знакомого.

Оксинол был похож на паучка. У него были длинные лапы, большое круглое тело, симпатичные жвала и длинный, пушистый хвост. А глаза у Оксинола были очень добрыми, очень спокойными и удивлёнными, наверное, в темноте он научился видеть то, что другие никогда не замечают.

- Какой ты красивый! – воскликнула Флайпри.

- Наверное, я на кого-нибудь похож? – спросил Оксинол и смутился, он был очень скромным паучком.

- Как ты можешь быть на кого-то похожим? Разве красивое может быть одинаковым? – удивилась Флайпри. – Ведь красивое потому и считается красивым, что оно разное!

- Это не так! – возразил Оксинол. – Иди сюда, и я покажу тебе что-то!

Он поманил Флайпри в дальний угол пещеры. Там, высоко под потолком, на сырой стене росли грибы. Шляпки их были одинаково круглые, ножки – одинаковой длинны. И даже цвет у всех грибов был серебристый и совершенно одинаковый. Грибы эти мерцали в темноте, и искорки вспыхивали на шляпках тоже синхронно.

- Смотри, - сказал Оксинол, когда Флайпри налюбовалась вдоволь, - они все одинаковые, однако от этого они не перестают быть красивыми. И от их красоты мне становится радостно!

- Действительно, это очень красивая Полянка Грибов, - согласилась Флайпри.

- Полянка? – удивился Оксинол.

- Конечно, Полянка! И она красивая, потому, что другой такой нет во всём Зачарованном Мире!! Если красивое будет одинаковым, то оно станет привычным. А, став привычным, красивое превратится в незаметное. Ты, Оксинол, ни на кого не похож, ты просто красивый. А это значит, что тебе незачем прятаться и быть незаметным!

- Значит, я не обычный?! – с восторгом спросил Оксинол.

- Да, ты - необычный, поэтому очень красивый, - сказала Флайпри. – Ну что, пойдем, посмотрим на твой Страшный Страх?! Почему-то мне кажется, что он у тебя тоже необычный.

- Почему тебе так кажется? – спросил Оксинол.

- Если ты добрый и хороший, это значит, что ты красивый. А если ты красивый, то это значит, что ты – необычный. А значит и Страх у тебя тоже необычный. Он же твой Страх!!!

- Правильно, - согласился Оксинол и задумался. – Это что же получается! – Воскликнул он. – Ведь если мой страх необычный, то значит он тоже красивый? А если он красивый, то он добрый и хороший?

- Правильно! – воскликнула Флайпри и весело рассмеялась. – А если это так, то…

- То он совсем не страшный и не обидит меня! – закончил Оксинол.

И они вместе принялись разбирать стену, за которой жил Страшный Страх Оксинола.

X

Регистрация

Email

Логин

Имя

Пароль

Повтор пароля